Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Штандарт Перемышльской земли

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЗДРАВСТВУЙТЕ ВАМ!» (с)

Дорогие друзья!

Этот блог существует уже несколько лет, в течение которых здесь было опубликовано более трёхсот четырёхсот пятисот шестисот семисот восьмисот записей: кто-то скажет, что этого мало, кто-то заметит, что много, – и каждый будет по-своему прав. Тем не менее, полагаю, это хороший повод для того, чтобы задаться вопросом, который озвучил один из героев Джеки Чана: Who am I?. Да, по-моему, пришло время представиться. «Что за чудеса! – воскликнет иной удивлённый читатель. – Среди уважающих себя людей принято, приходя в чужой дом, сперва называть себя, а уже потом завязывать дружеский разговор, но никак не наоборот!». Ваша правда, есть такая традиция.


Впрочем, полагаю, меня извиняет то обстоятельство, что аз, многогрешный, живу по старому ветхозаветному изречению: «Каждый получит по делам своим». И действительно, что даст читателю стандартное представление человека, о котором, вы, быть может, слышите в первый и последний раз? Похвальба? Красивые слова? Или правда? Поэтому я думаю, мои читатели сначала должны увидеть новичка в деле, а уже затем решить, хотят ли они вообще о нём что-либо узнать. Полагаю, в деле вы меня увидели. Совсем чуть-чуть. И если моё творчество вас заинтересовало, давайте знакомиться.
Collapse )
promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
Штандарт Перемышльской земли

О САМОЛЮБОВАНИИ И СОБСТВЕННОМ ВЕЛИЧИИ

Иногда надо себя удерживать от громких фраз и излишнего пафоса. Потому вот вам простой совет – всякий раз, когда вы станете мечтать о космических кораблях, бороздящих просторы Вселенной, и фантазировать о человечестве будущего, заселяющего самые отдалённые уголки Галактики, вспоминайте эту картинку и помните, что мы с вами появились на этом празднике жизни всего-то за 77 секунд до его начала:



Глядишь, тогда – совсем в духе кольца царя Соломона – вас и попустит малость…

Золотой статер Пантикапея

ПРОКЛЯТОЕ СТОЛЕТИЕ

К началу III в. от Р.Х. караванная дорога длиной в 7.000 километров (или даже больше) связывала воедино огромный Евразийский материк: от Великой Китайской равнины на востоке и до Сирии и Палестины на западе. Так или иначе, в поддержании функциональности маршрута были заинтересованы четыре великие державы той эпохи, которые по совместительству являлись и выгодополучателями от проекта – империя Хань, Кушанское царство, Парфянское царство и Римская империя:



До поры до времени дела у них шли прекрасно, даже не смотря на периодически вспыхивавшие между участниками проекта вооружёнными конфликтами: с востока на запад двигались верблюжьи караваны, гружённые шёлком и прочими приятностями, а с запада на восток тёк поток серебра (тоже, знаете ли, не меньшая приятность, ага). Но потом, в этом самом III-ем столетии, будь оно неладно, что-то пошло не так. Прямо, какой-то системный сбой приключился, причём везде.

Первыми массовый дебош устроили парфяне. Около 212 г. от Р.Х. в глубинах их царства, в Парсе, подняли мятеж чистокровные персы во главе с неким Ардаширом, сыном Папаки. Но вместо того, чтобы взять и как и положено в таких случаях утопить бунт в крови, а вождей бунтовщиков посадить голым задом на кол, парфянские цари решили немножко – совсем чуть-чуть! – порезать друг друга: за власть над Парфией сцепились два брата из рода Аршакидов – Вологез VI и Артабан V. И пока они бегали один за другим, Ардашир разбил в сражении Вологеза, а потом и его братца Артабана, а затем в 226-ом году в Ктесифоне провозгласил себя шахиншахом возрождённой Персидской империи.



Слившие все полимеры: Вологез VI (слева) и Артабан V (справа).

К западу от персов в 235 г. от Р.Х. внезапно помер Марк Аврелий Север Александр, более известный как Александр Север. Впрочем, как – помер: грохнули отца родного его же собственные легионеры, ибо нефиг сперва им добычу сулить от маленькой победоносной войны, а потом раскатавшим губы легионерам кукиш под нос совать. Короче Александра Севера грохнули, тушку его где-то под заборчиком прикопали – и понеслась душа в рай: следующие полвека Рим покоя не ведал. Это ж надо было так постараться-то – 35 императоров и 18 узурпаторов за 50 лет! Хотя, следует отдать древним цыганам ромеям должное: стараться старались, но не переусердствовали – империю окончательно не уронили.



«Дом, разделившийся сам в себе»: Римская империя в 271 г. от Р.Х.

На Дальнем Востоке всё в III в. от Р.Х. тоже не слава Богу было: к 220-му году китайцы благополучно распилили наследие предков (начали они ещё в 184 г. от Р.Х. восстанием Жёлтых повязок), и на месте империи Хань внезапно образовалось четыре независимых государства – Вэй и Янь на севере, У на юге и Шу на западе. Началась мегозаруба между этими государствами, вошедшая в историю Китая под названием Троецарствия, которая закончилась спустя 60 лет объединением страны под флагом империи Цзинь. При этом ханьцы так увлечённо выпускали кишки друг другу, что в 280 г. от Р.Х., когда провели новую перепись подданных, вдруг оказалось – surprise! – что из 56 млн. налогоплательщиков, живших в стране при доме Хань, куда-то бесследно пропали 40 млн. китайцев!



Columbia Pictures” представляет фильм Квентина Тарантино «От заката до рассвета, или Куда делись налогоплательщики?».

Ну и, наконец, Кушанское царство. О нём известно менее других, поскольку письменных источников – кот наплакал; выручает разве что нумизматика. Короче говоря, известен лишь результат, без особых подробностей – все умерли! царство в III ст. от Р.Х. благополучно развалилось. Причём, одни историки говорят, что произошло это во второй четверти столетия, другие – что в самом начале века. Первые утверждают, что причиной стали завоевательные походы персидского шахиншаха Шапура I и своим следствием они имели потерю кушанскими царями их владений в Бактрии; вторые пишут, что от Кушанского царства отпали их индийские владения, а сами цари вернулись на родину, в Бактрию, где с переменным успехом и отбивались от персов.



Кушанское царство во II в. от Р.Х.: где-то так, но возможны варианты…

Как бы то ни было, а результат на лице налицо: четыре крупнейшие империи поздней античности, игравшие роль своего рода драйверов древнего проекта по глобализации Ойкумены, в III в. от Р.Х. оказались у разбитого корыта. Произошло это практически синхронно, причём причины, вызвавшие все эти кризисы, носили внутренний характер (разве что кроме случая с Кушанским царством, хотя и тут, наверное, возможны варианты). Поэтому и возникает вопрос: а случайность ли это?

Штандарт Перемышльской земли

ТРИ ПРОБЛЕМНЫХ КИТА ЭПИЧЕСКОГО ФЭНТЕЗИ

Поскольку, так или иначе, мы заговорили о фэнтези, давайте продолжим, что ли. Оговорюсь сразу: моё знакомство с жанром на 99% связано с просмотром экранизаций произведений и лишь 1% (или около того) – с собственно литературной первоосновой фильмов и сериалов. Поэтому, если что не так, звиняйте, дядьку!

Ну, так вот, – о заявленном в заголовке к данной заметке. Многие авторы произведений, созданных в жанре эпического фэнтези, судя по всему, не понимают простой, как палка-копалка древнего человека вещи: любой вымышленный мир – даже тот, в котором существует магия, – подчиняется законам нашей с вами реальности, т.е. должен быть предельно логичным и рациональным. Как сказал в каком-то интервью Джордж Мартин, магию в произведении нужно использовать крайне осторожно. Ну, а если изъять эту самую магию из книги или фильма, что останется  в сухом остатке? Правильно: та самая логика и останется. И с ней-то как раз у многих доморощенных архитекторов вселенных и, как говорится, затык.



Гэндальф Белый ведёт всадников Эомера в Хельмову Падь на помощь королю Теодену. «Кощей Бессмертный». Картина кисти художника И.Я. Билибина, 1901 год.

Не знаю, как вас, а меня всегда смущали в фэнтезийных романах и фильмах три фундаментальных вещи, на которых покоились вымышленные миры. Каждая из них была с червоточинкой, что, вполне прогнозируемо, ставило под сомнение реалистичность мира, каким бы интересным он не получался на выходе. О чём идёт речь?

Кит № 1 – организация больших пространств. Тут, на самом деле, всё просто, несмотря на довольно мутную формулировку. Многие авторы создают миры, в которых существуют громадные империи. При этом материальная база, как правило, соответствует нашему средневековью, если очень повезёт – раннемодерной Европе. Как при таком уровне развития техники и технологий может существовать на протяжении столетий и даже тысячелетий империя размером с «небольшой» континент (у Дж. Мартина, напомню, огромная империя раскинулась на материке размером с Южную Америку), я не ведаю.



Мир Джорджа Мартина: и как такой махиной управлять?

Наша с вами текущая реальность показывает, что в мире, где основным средством передвижения является лошадь, скорость передачи информации упирается в скорость движения всё той же лошади, но галопом, край – в скорость перемещения из точки А в точку Б почтового голубя, единство империи рушится в течение 1 – 2 – 3 поколений с момента её создания (вспоминаем примеры кочевых империй сельджуков, монголов и т.п. народов, родившихся, живших и умиравших в седле).



Монгольская империя в 1259 году: крупнее кочевники в мировой истории ничего не создавали.

Для оседлых народов всё ещё мрачнее, поскольку для них Иерусалим начинается во-о-он за тем пригорком. Но даже если им и удавалось соорудить из говна и палок нечто грандиозное, то рушить оно начинало буквально на следующий день после смерти отца-основателя (смотрим на кровавую, но жутко интересную историю рождения и гибели мирового государства Александра Великого):



Империя Александра Македонского: от Адриатики на западе до Инда на востоке, от Чёрного моря на севере до Индийского океана на юге – тут даже голуби матюгами крыть работодателя начнут.

Короче говоря, до начала эпохи пара думать о каких-то по настоящему глобальных и устойчивых империях – пускай и в выдуманной вселенной – просто глупо. Даже, если у тебя, как в примере с «Песней огня и пламени», спрятан в близлежащих кустах рояль имеются драконы. Почему? Потому что необходимая степень устойчивости и живучести крупной территориальной системы может быть обеспечена только за счёт экономической интеграции, организованной от простого (торговля) к сложному (производственная кооперация). Военная сила (читай – драконы) – не панацея: всё равно больше пресловутых 1 – 2 – 3 поколений контролировать захваченные земли не получится, далее или последует полное разорение и крах захватчика, или его уход (смотрим на пример Советского Союза с его плясками с бубном вокруг Социалистического лагеря, не забывая при этом, что СССР, кроме военной силы, активно использовал и хозяйственный инструментарий для цементирования системы – не помогло).

Кит № 2 – технологии. Если организация больших пространств – это проблема, которую автор всегда может решить, подойдя к ней с умом (как поступил тот же Толкин: взял и атомизировал политическую карту своего мира, приведя в соответствие de facto раннесредневековую эстетику своего мифа раннесредневековому же его политическому ландшафту), то вопрос с технологиями, как правило, адекватным образом неразрешим.



Карта Средиземья: решение вопроса пространства Профессором.

Знания, а следовательно и технологии, – это росток, который всегда найдёт путь к солнечному свету, пробьётся сквозь асфальт городов, что бы вы с ним не делали: можно запрещать его распространение, жечь на кострах его адептов, но на место одного сожжённого всегда придёт другой, подхватит его светильник и продолжит путь. В этом смысле мне вспоминается роман, читанный мною лет 30 тому назад. Тогда я ещё и слова-то такого «фэнтези» не знал, но, судя по всему, это было именно оно. Действие произведения разворачивалось в альтернативном ХХ веке – с королями, баронами, рыцарями и волшебством. Этот мир в плане воспроизводства научного знания и развития технологий был подобен кардиограмме сердца трупа. И автор романа (хоть убейте, но ни его имени, ни названия произведения я, увы, уже не вспомню) попытался дать логическое обоснование этому явлению: в IV ст. до Р.Х., когда Александр III Македонский начал свой поход против Персидского царства, впрочем, неудачный, из глубин Азии пришло некое Зло, которое людям удалось отбросить обратно, но оно периодически возвращалось (то ли раз в поколение, то ли чуть реже), и, таким образом, в борьбе с ни человечество растрачивало всё свою творческую энергию, дожив до наших дней в том же технологическом укладе, с которого стартовал царь Александр. Да, согласен, объяснение кривое, но автор осознал одно из ключевых противоречий созданного им мира и, как мог, пытался с этим бороться. Так что спасибо хотя бы за попытку.

Так вот, возвращаясь к проблеме… Человеческое общество – причём как в реальном мире, так и в вымышленном – имеет свойство развиваться, и это развитие обычно находит отражение в сфере создания средств производства, т.е. привязано к уровню развития технологий. Знакомясь с той или иной фэнтезийной вселенной, мы замечаем склонность их создателей к удревлению мира: у Толкина Война Кольца следует через 7 – 8 тысячелетий после начала истории Средиземья; история заселения мартиновского Вестероса началась за 12.000 лет до событий первой книги «Песни льда и пламени». При этом технологии за эти тысячелетия не меняются или меняются незначительно: Нарсил – стальной клинок, которым, согласно легендариуму Толкина, Исилдур в Войне Последнего Союза отрубил палец Саурону, был выкован в Первую эпоху, т.е. на момент событий, разворачивающихся во «Властелине Колец», ему – всё те же 7.000 или 8.000 лет. Впрочем, у Толкина есть железобетонное алиби: он создавал английский эпос, а с эпоса в части реалистичности происходящего взятки гладки, т.е. тут Профессор просто взял и обошёл одну из главных проблем фэнтези.



Вверху: Меч Гоуцзяня – китайский прямой меч из бронзы принадлежавший, как полагают историки, Гоуцзяню, ванну китайско-вьетского царства Юэ (годы правления: 496 – 465 гг. до Р.Х.). Длина меча – 55,7 см, в том числе рукоять – 8,4 см, ширина клинка – 4,6 см, масса меча – 875 грамм. Внизу: меч Андурил – перекованный кузнецами Ривенделла Нарсил.



Не то у Мартина. В его эпопее, конечно, предусмотрен некоторый технологический прогресс, но какой-то уж слишком неспешный: исконные жители Вестероса, Дети Леса, – это, судя по всему, люди эпохи неолита; переправившиеся через Узкое море Первые Люди – это бронзовый век мартиновской реальности; наконец, андалы, кои высадились на континент то ли за 2, то ли за 4 тысячи лет до событий «Песни льда и пламени», – это уже народ железного века. Таким образом, эпоха бронзы в Вестеросе продлилась, как минимум, 40 веков, железа – и того меньше. В нашей же с вами реальности на бронзовый век Демиург выделил 22 столетия, а на железный – 9. Чувствуете разницу? А если я скажу, что в некоторой степени та смена технологических укладов, которая известна из нашей с вами истории, – это худший из возможных вариантов, самый затянутый. В качестве аргументации можно вспомнить о двух цивилизационных крахах, пережитых Средиземноморьем (катастрофа бронзового века и распад Римской империи с последовавшими после каждого из них своими тёмными веками), плюс упущенные возможности (например, созданный в металле в I в. от Р.Х. механиком Героном Александрийским эолипил – паровая турбина, или не выстрелившие в своё время многочисленные китайские изобретения – бумага, книгопечатание, компас, порох), каждая из которых могла существенно изменить лицо цивилизации.



Джеймс Уотт (Уатт) древнего мира: Герон Александрийский на миниатюре из Гомилий Григория Богослова (879 – 882 гг. от Р.Х.). Парижская национальная библиотека.

Кит № 3 – социальные процессы. Ну, тут совсем всё просто, но отчего-то это самое просто для многих авторов оказывается сложнее китайской грамоты. Есть социум, значит должны быть социальные процессы. Скажу ещё проще, так сказать, по буквам…

Джордж Мартин в одном из своих интервью на вопрос «А что там у вас с религией?», сказал, что, де, с религией у него чики-пуки: это Толкин, дескать, был рвеностным католиком, потому все религиозные вопросы обходил стороной, старательно сглаживая углы, а он, Мартин, наоборот, ничего не скрывал, а только выпячивал – насоздавал кучу культов, сделал массу отсылок к реальной истории и т.д.

Ну, вы, конечно, поняли, к чему я клоню: хозяйство, без всякого сомнения, состоит фабрик и заводов, но совокупность первоклассных фабрик и заводов не даёт нам в итоге первоклассную экономику. Джордж Мартин, безусловно, навыдумывал и напихал в свою эпопею кучу различных культов, но они там, за малым исключением, болтаются как говно в проруби без всякого дела. Один только Его Воробейшество отдувается за всех служителей культа, пока остальные не пойми чем занимаются.



Вот приблизительно так Верховный Септон с подачи королевы-матери и должен был призывать паству на борьбу с язычниками Севера. «Папа Урбан II на площади Клермона проповедует Первый Крестовый поход». Картина кисти художника Франческо Айеца, 1835 год. Галерея на площади Скала, Милан.

Строго говоря, если исходить из давно набившей оскомину максимы о том, что бытие определяет сознание, совершенно не понятно, 1) откуда такое разнообразие культов, 2) как они обслуживают интересы властей предержащих и 3) собственно, где конфликт за сферу влияния паству души людей между разными церквами? При наличии во вселенной Мартина двух (и более) культов, находящихся на разных ступенях развития, не ясно, как более развитый культ не сожрал самый примитивный. Вообще, почему условный Кесарь упорно отказывается в своём противостоянии с условными язычниками Севера использовать ресурс церкви главного по воробьям Его Воробейшества? И где, я вас спрашиваю, костры с еретиками и прочими язычниками? Почему не раскрыт вопрос использования Иных в официальной пропаганде Семи Королевств в их инфернальном смысле? Нет, верят ли в их существование сами жители Вестероса или нет – не суть и важно: пропаганда, как и политика, есть искусство возможного, потому надо не вертеть носом, а брать и использовать всё, что дают; Иные же – это идеальная зацепка для каких угодно политических решений центра, вплоть до использования их образа для установления прямого контроля над Севером.

В общем, как-то так…

Штандарт Перемышльской земли

О ПРИЧИНАХ РЕВОЛЮЦИЙ

Есть, оказывается, и такое мнение [Кёстлер А. Гладиаторы]:

… Помещение хорошо освещено, оно приятно на вид и сурово одновременно. Вдоль мраморных стен стоят высокие мраморные стульчаки, подлокотники которых вырезаны в форме дельфинов. Вот где царит истинная мудрость! Ибо когда же обмениваться плодами озарения ума, как ни при освобождении кишечника! Именно для сочетания обеих высоких видов человеческой деятельности и задуман Зал дельфинов.

Только что писец Квинт Антоний пребывал в раздражении, а теперь он ликует. Радость его возрастает многократно при виде хорошо ему знакомой, откормленной фигуры, уже поместившейся между двумя дельфинами: это Лентул Батуат, владелец гладиаторской школы, у которого Апроний как раз собрался поклянчить бесплатный билетик. Мраморное сиденье рядом с ним только что освободилось; Апроний церемонно задирает полы тоги, усаживается со счастливым кряхтеньем и любовно гладит ладонью дельфинью голову.

Лысый бунтарь так прогневил писца, что такие нужные последствия не заставляют себя ждать. Апроний, переполненный чувствами, отдает должное дельфинам слева и справа и при этом умудряется наблюдать краем глаза за соседом. Чело хозяина школы, увы, затуманено: видимо, его усилия не приносят желаемых плодов. Апроний тужится и не забывает сочувственно вздыхать: главное в жизни – хорошее пищеварение! Давно уже он вынашивает теорию, согласно которой все бунтарские побуждения и выходки, не говоря уж о революционном фанатизме, проистекают из дурного пищеварения или, если точнее, вызваны хроническим запором. Сейчас он вслух делится с соседом-страдальцем своими умозаключениями и признаётся, что близок к написанию философского сочинения. Остаётся только выкроить для этого время...

Шутки шутками, но ежели вспомнить, что Владимир Ильич Ульянов ещё с молодости имел проблемы с пищеварением, то в этой мысли, поданной в антично-сортирном контексте, определённо, что-то есть…



P.S. Пользуясь случаем, вопрос к читателям, так сказать, не в тему: у одного меня в последние два-три дня наблюдаются проблемы с доступом на «Флибусту»?

Штандарт Перемышльской земли

НАБЛЮДЕНИЕ

А вы никогда не обращали внимания на такой интересный нюанс?

Три последовательно сменявшие друг друга драйвера континентального, а потом и глобального экономического роста были представлены странами, название которых содержало эпитет «соединённый/объединённый»: сперва была Republiek der Verenigde Provinciën (Республика Соединённых провинций) или Republiek der Zeven Verenigde Nederlanden (Республика Семи Объединённых Нижних Земель), на смену ей пришло The United Kingdom of Great Britain and Ireland (Соединённое Королевство Великобритании и Ирландии), а потом, наконец, на мировую арену вышли The United States of America (Соединённые Штаты Америки).

Интересно: это совпадение или «не думаю»?



Российская Империя

О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу Моркову [Сборник Императорского Русского исторического общества. – СП(б), 1891. – Т. 77. – с. 15 – 17, перевод на русский язык]:

Петербург, 18/30 января 1803.

Содержание настоящей депеши касается только меня; тем не менее, я надеюсь, что в. с-во позаботится об исполнении того, что в ней заключается. Я всегда был того мнения, что русский министр, управляющий делами, ни под каким видом не должен позволять себе принимать от иностранных дворов никаких вознаграждений, почётных знаков, ни даже подарков, установленных обычаем, за заключаемые при его посредстве сделки. Совершенно естественно, граф, что будучи назначен на должность канцлера империи, я пожелал осуществить мнение, в справедливости и необходимости которого я давно был убеждён. Поэтому я умолял и-ра позволить мне отклонять всякие предложения подарков, которые могла бы сделать мне иностранная держава по какому бы то ни было случаю.



Граф Александр Романович Воронцов (1741 – 1805). Копия с портрета художника Д.Г. Левицкого.

Так как е. в-во соблаговолил снизойти к моей просьбе, то я прошу в. с-во объясниться по этому поводу с министром иностранных дел и даже с 1-м консулом, если найдёте это нужным. Я думаю, что тем более необходимо заранее условиться об этом, что скоро последует обмен ратификацией, который может вызвать мысль о подарках, или по поводу других сделок, предстоящих в будущем, в виду доброго согласия, которое так благополучно установилось между Россией и Францией и упрочению которого я, конечно, посвящу все мои заботы, так как я считаю его одинаково выгодным для обоих государств.



Граф Аркадий Иванович Морков (1747 – 1827). Портрет кисти художника Жана Батиста Изабе.

Раз уж мы решились не принимать никакого подарка, мне кажется, приличие требует предупредить его назначение. Я слишком хорошо знаю ваши способности и вашу опытность и потому заранее уверен, что при этом намёке вы поступите со всевозможной осторожностью, которой требует такой деликатный вопрос. Я просто советую вам дать ясно понять, что это мой личный взгляд, ничего не изменяющий в общепринятых до сих пор обычаях.

Российская Империя

О ПОПУЛЯРНОСТИ

Из воспоминаний русского путешественника и военного географа генерал-майора Михаила Ивановича Венюкова (Венюков М.И. Заселение Амура в 1857 г. // Русская старина. – 1879. – Январь. – с. 84):

… 18 мая мы переехали Байкал. Погода была великолепная, и содержатель парохода, Безносиков, принял все меры, чтобы путешествие наше по озеру обратить в самую приятную прогулку. Здесь впервые я увидел, как генерал-губернатор популярен в стране. Пассажиры на пароходе нисколько не стеснялись его присутствием: со многими он любезно разговаривал, и ни один при этом не держался на вытяжке, не унижался до лести или до каких-либо изысканных и двусмысленных оборотов речи, на которые у нас столько мастеров, особенно когда можно, под прикрытием двусмысленной речи, сделать донос, пустить кляузу и т.п.



В этой цитате речь идёт об экспедиции генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьёва на Амур в 1857-ом году. Но я – немного о другом: удивительно всё таки, насколько мы изменились за без малого два века, насколько, как это ни пафосно прозвучит, морально деградировали. Ведь нынче рассказ о том, как популярен первый чиновник в руководимой им области, сопровождается картинкой верноподданнической толпы, которая заискивающе смотрит ему в глаза и то и дело норовит в засос поцеловать начальственный зад.

Штандарт Перемышльской земли

АКТУАЛЬНО-НАЦИОНАЛЬНО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЕ…

Нынче неосторожно включил телевизор, а там – канал «Спас». Идёт какое-то обсуждение в студии. Судя по заставке, гутарят за палестино-израильский вопрос. И милая молоденькая девочка говорит какому-то мужику в косоворотке или чём-то подобном (подозреваю, что при этом она видит себя мегакрутым аналитиком и специалистом по политическим вопросам) что-то в духе: «Там русские, наши люди. И нам надо решить, как нам им помочь…». И подумалось мне после услышанной фразы, вот о чём.

Живя в России (не важно какой – в большевицкой ли, в императорской или в так называемой новой России), вы для окружающих жид пархатый или палестинский казак (тут, на самом деле, всё зависит от богатства фантазии вашего собеседника). Над вами издеваются, глумятся, а если очень не повезёт, то и совсем устраивают вам и вашим близким pogrom. Вас всячески выдавливают из страны, выпихивают буквально пинками под зад. И наконец, сдавшись, вы под улюлюканье толпы таки уезжаете.

А потом, когда вы, будучи выброшенным за пределы России, в этом самом Забугорье вдруг открываете какую-нибудь вакцину или изобретаете самоходный фонограф с совмещённой функцией радиовещания и поджарки тостов, во всех российских энциклопедиях появляются статьи о вас, в коих усердно педалируется ваше российское происхождение. А по ТВ барышни с претензиями на аналитический склад как бы ума открывают общественности глаза: тысячи вчерашних жидов пархатых и палестинских казаков – это на самом деле армия нынешних россиян, сиречь своих. Которых, как известно, русские не бросают…

Штандарт Перемышльской земли

ПАМЯТЬ

Уже традиционная запись. Поменялось только количество лет, прошедших после войны, но всё остальное – суть заметки, её мякотка – увы, осталось неизменным…

Завтра всё прогрессивное человечество будет отмечать очередную, уже 76-ю годовщину окончания боевых действий в Европе – чинно-благородно возложив венки к могилам Неизвестного солдата в европейских столицах. А уже послезавтра произойдёт реакция – на одной восьмой части суши начнётся ежегодный шабаш по случаю «деды воевали»: на улицы российских городов и весей выйдет многомиллионная армия «боевых хомячков», в стилизованных гимнастёрках и пилотках, увешанная георгиевскими ленточками, и, бурно празднуя не пойми что, будет грозиться понятно кому повторить нечто непристойное.



Непристойное, потому что, тогда как оба моих прадеда – и вернувшийся без ноги дед Терентий, и умерший от ран, полученных при штурме Кёнигсберга, дед Стефан – оба моих прадеда воевали: один убивал врагов, другой спасал жизни своих товарищей, вынося их ранеными с поля брани, то, чем занимались деды и прадеды этих самых миллионов «хомячков», судя по стикерам на их персональных авто, приличным словом не назовёшь и детям об этом не расскажешь. Хотя наверняка это у внуков и правнуков воинов Красной Армии мозги набекрень, и они путают содомию с защитой Отечества.

Как бы то ни было, но факт остаётся фактом: ещё недавно прекрасный праздник сегодня превратился в демонстрацию национального превосходства и исключительности, и поди разберись, почему из уст Гитлера и Розенберга – это плохо и даже преступление, а из уст нынешних правителей – это хорошо и вообще звучит гордо! Меня, честно говоря, удивляют все эти пляски на костях. Кто-то говорит, что Советский Союз потерял в той войне 27 миллионов человек, кто-то – что аж 40 с гаком. С обеих сторон находятся охотники дубасить друг дружку увесистыми фолиантами по голове и поносить распоследними словами, обвиняя во всех смертных грехах. Как по мне, не суть и важно: что 27, что 40 млн. – это непомерно много, даже слишком.

Но самое печальное во всей этой истории иное: янки считают Пирл-Харбор своим национальным позором, хотя, положа руку на сердце, джапы им там только пёрышки пощипали, а русские, потерявшие миллионы соотечественников, гордятся этим! Многомиллионные жертвы давно уже стали важным аргументом в любой дискуссии по поводу того, чей вклад в общую победу, которую, кстати, Россия давно узурпировала, больше: всякий раз, когда доходит до спора, слышится очередной крик «А нас полегло больше!» и – всё, тушите свет.


Не знаю, как вам, а для меня не суть и важно, когда отмечать День Победы – 8-го или 9-го мая. Главное – как его отмечать. Давным-давно у нас в семье была традиция: 9-го мая мой дедушка брал меня, ещё пацанёнка, и мы вдвоём шли на гору Митридат, к обелиску Славы; там, послушав праздничный митинг, дедуля покупал две порции шашлыка и себе сотку водки, а потом, после такого обеда, мы возвращались домой. Традиция! Сегодня, когда дедушки уже нет, я точно не пойду на гору. Не потому что лень, а потому что не хочется видеть пьяные рожи «боевых хомячков», горланящие «Мы победили!!!» и грозящиеся кому-то что-то там повторить. Пообедаю в узком семейном кругу, обязательно выпью соточку за тех, кто пал в боях, за тех, кто вернулся, за своих прадедов и своего дедулю.

Мира вам! И с праздником!!!