Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Штандарт Перемышльской земли

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЗДРАВСТВУЙТЕ ВАМ!» (с)

Дорогие друзья!

Этот блог существует уже несколько лет, в течение которых здесь было опубликовано более трёхсот четырёхсот пятисот шестисот семисот восьмисот записей: кто-то скажет, что этого мало, кто-то заметит, что много, – и каждый будет по-своему прав. Тем не менее, полагаю, это хороший повод для того, чтобы задаться вопросом, который озвучил один из героев Джеки Чана: Who am I?. Да, по-моему, пришло время представиться. «Что за чудеса! – воскликнет иной удивлённый читатель. – Среди уважающих себя людей принято, приходя в чужой дом, сперва называть себя, а уже потом завязывать дружеский разговор, но никак не наоборот!». Ваша правда, есть такая традиция.


Впрочем, полагаю, меня извиняет то обстоятельство, что аз, многогрешный, живу по старому ветхозаветному изречению: «Каждый получит по делам своим». И действительно, что даст читателю стандартное представление человека, о котором, вы, быть может, слышите в первый и последний раз? Похвальба? Красивые слова? Или правда? Поэтому я думаю, мои читатели сначала должны увидеть новичка в деле, а уже затем решить, хотят ли они вообще о нём что-либо узнать. Полагаю, в деле вы меня увидели. Совсем чуть-чуть. И если моё творчество вас заинтересовало, давайте знакомиться.
Collapse )
promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
Штандарт Перемышльской земли

КРУГОВОРОТ КОТОВ В ПРИРОДЕ, ИЛИ…

… перепев Блока на новый лад. Кстати, аккурат к столетней годовщине со дня смерти поэта кто-то расстарался...

Ночь, котики, кровать, Наташа.
Едва забрезжил утра свет
Наполни хоть с избытком чашу:
Всё будет так – исхода нет.
Покормишь их и – всё сначала,
И повторится всё опять:
Ночь, тяжесть лап на одеяле,
Наташа, котики, кровать.

Автор неизвестен, но дело его живёт.



Штандарт Перемышльской земли

БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ…

… подумалось мне: а в чём всё-таки смысл человеческой жизни? Нет, серьёзно: у меня, тьфу-тьфу-тьфу, всё нормально, а подобные мысли экзистенциального толка время от времени посещают мою голову, и, вот, тогда приходится ломать её в поисках ответа, которого, быть может, и нет.



Бог Саваоф. Картина кисти художника В.М. Васнецова. 1885 год.

Ну, право дело, не стоит же считать смыслом жизни выстраивание собственной карьеры или зарабатывание денег: жизнь слишком короткая штука да и даётся она человеку, как писал классик советской литературы, всего лишь один раз, чтобы, пускай и растрачивая её на такие мелочи (куда же от них деться-то? приходится и денежку зарабатывать, и по карьерной лестнице карабкаться, аки сверчок какой), не возводить эти процессы в абсолют.

Тогда что же? Познание? Хм, штука, и правда, весьма увлекательная и даже полезная, но, поскольку Вселенная бесконечно велика, а жизнь человеческая, наоборот, бесконечно коротка, то питать какие-то иллюзии на счёт познания, как смысла отдельно взятой человеческой жизни, не стоит. И даже если не ограничиваться среднестатистическим homo sapiens sapiens, а подставить в нашу формулу бытия человеческий социум, то и тут меня терзают смутные сомненья: сколько раз за последние пять тысяч лет человечество, раз достигнув вершин своего развития, падало с них в очередную пропасть тёмных веков (читай – херило большую часть накопленных знаний, сиречь перечёркивало смысл жизни предыдущих поколений)? Два раза точно имело место быть: сперва крякнула цивилизация бронзового века, потом – железного античная.

Короче говоря, с познанием в роли смысла жизни тоже не выходит каменный цветок. Итого – остаётся лишь самое элементарное: жизнь индивида ради продолжения жизни рода (биологического вида). Совсем как в старой поговорке, от которой общественность, почему-то, восприняла лишь первую часть, напрочь позабыв о второй: дети – цветы жизни на могилах их родителей.

Такой ответ на вопрос был бы удовлетворительным, окажись человек муравьём или пчелой. Но у нас с вами таки индивидуальное сознание, каждый из нас воспринимает центром Вселенной себя, а не человеческий род. Для нас всё, что было до нашего появления на свет, – это миф, т.е. говоря нормальным человеческим языком, было давно и неправда, миф, который продажные историки перепевают на разные лады, согласно прейскуранту, или просто прячут он нас; а вот с нашего рождения начинается собственно реальная история. Поэтому, хотя родитель готов отдать свою жизнь во благо своего потомства, сводить смысл его бытия к тому, чтобы стать навозом, удобряющим почву для собственных детей, – это, пожалуй, перебор.

В итоге, что же мы имеем? Вроде бы на заданный в начале данной заметки вопрос нет и быть не может никакого внятного ответа. Жизнь наша пуста и бессмысленна, и каждый волен заполнять её, как собственный балкон, т.е. любым бесполезным хламом (например, чувственными удовольствиями). С другой стороны, эта самая жизнь без всякого смысла – она зело хороша, и расставаться с нею никому, находящемуся в здравом уме и твёрдой памяти, не захочется. Помните, как в притче о человеке, который сам для себя пытался решить, в какое же время года лучше отдать концы? Весной природа расцветает, и хочется ею любоваться; летом тепло – солнце, море, пляж; осенью сыро и мерзко – не шибко хочется быть закопанным в землю в такую-то слякотную погоду; зимой так и вообще холодно, даже покойнику.

Короче говоря, смысла в человеческой жизни нет, и в то же время он, смысл, есть. Человеку свойственно всегда стремиться заглянуть за горизонт, узнать, чем закончится вся эта бодяга, рекомая жизнь. Но поскольку его бытие мимолётно, шансов на это ни у кого нет, и потому, пожалуй, единственный смысл в нашем бренном существовании – дать насладиться всем этим цирком-шапито стороннему наблюдателю, ибо как говорил трясущийся в Паркинсоне старик Шекспир,

… Весь мир – театр.
В нём женщины, мужчины – все актеры.
У них есть выходы, уходы.
И каждый не одну играет роль.
Семь действий в пьесе той.
Младенец, школьник, юноша, любовник,
Солдат, судья, старик...

Это ли не доказательство существования Демиурга?..

Штандарт Перемышльской земли

КНИЖНЫЙ КИОСК: ВЫПУСК № 5

«Хвастайтесь своими книгами – это хорошее хвастовство» (Н.П. Смирнов-Сокольский).

Таки да, шановне панство, – я таки закрыл один из своих древних, как говно мамонта, гештальтов. Если же чуток менее лаконично, то дело было так. Году так в 2018-ом купил я первый том гроссбуха Джонатана И. Израэля «Голландская республика: Её подъём, величие и падение, 1477 – 1806» и уже, было, хотел заказывать второй том, как неожиданно для себя обнаружил, что таких дураков, как пан Гридь, которые готовы читать эту фигню о каких-то мерзких голландишках и их поганой республичешке, чуть больше одного. Шо? Целых два?! Короче говоря, какая-то сволочь увела у меня перед самым носом последний экземпляр второго тома с родинкой на щеке. Аз, многогрешный, долго горевал, рвал волосья на темени и даже порывался уйти в монастырь, женский. Но родня не пустила сказали: мы тебе ещё лучше напишем, ага, целых два тома вместо одного!



И вот просматривая на днях сайт «Озона» на предмет новинок и вообще (там у меня в виш-листе оный Израэль висит вместе со своей книгой уже четвёртый год, да), дёрнула меня нелёгкая заглянуть на площадку «Лабиринта» и – вуаля: купил, заплатив, правда, раза в два больше искомый томище, чему несказанно рад. В общем, Джонатан И. Израэль «Голландская республика: Её подъём, величие и падение, 1477 – 1806. Том 2. 1651 – 1806». Теперь можно спокойно приступать к неспешному вдумчивому чтению всего двухтомника, ага.

Ну, а так как, переплатив за Израэля, свой месячный лимит я всё равно не выбрал, то прикупил ещё и на «Озоне» парочку давно отложенных книг.

Первая – «Борьба за влияние в Персии: Дипломатическое противостояние России и Англии» Фируза Казем-Заде. Тут как бы всё понятно: усиленно добираю литературу на интереснейшую тему русско-британского противостояния, известного в миру как Большая игра или Война теней. Ну и – да, американский профессор с персидскими корнями, рассказывающий о дипломатическом противостоянии великих держав за влияние над его исторической родиной: мне одному кажется, что русских мы читали, британцев тоже – пора бы уже и туземцев почитать?

Вторая – «Гражданская война в Испании 1936 – 1939» Энтони Бивора. Тоже, в общем-то, понятно: ХХ-ый век, Interbellum… и Бивор, которого русская патриотическая общественность на дух не переносит, ибо русофоб. Совсем как в старом советском анекдоте (правда, об антисемитах): ну, слава Богу, хоть один порядочный человек!

На этой радостной ноте позвольте откланяться. И помните – чтение продлевает вам жизнь!

Штандарт Перемышльской земли

КНИЖНЫЙ КИОСК: ВЫПУСК № 4

«Хвастайтесь своими книгами – это хорошее хвастовство» (Н.П. Смирнов-Сокольский).

Июль – месяц особый, посему, поразмышляв некоторое время назад, решил сделал себе приятное: заказал сразу и много. Собственно говоря, название полученного в текущем месяце только одно, зато в нескольких томах. Если – коротко, то это четырёхтомная «Восточная война 1853 – 1856 годов», принадлежащая перу генерал-лейтенанта Модеста Ивановича Богдановича.




За книги выложил что-то около четырёх «косарей» с учётом накопленной в «Озоне» скидки. Впрочем, это обстоятельство, а также то, что в Сети уже давным-давно висит PDF-версия издания 1876 года, нисколько не печалят. Издательство “Principium”, выпустившее эту раритетную, теперь уже позапрошлого века работу, постаралось на славу: добротный переплёт, мелованная бумага, качественная печать и – что совершенно неожиданно для нашего времени – не репринт. Плюс ко всему – отдельный чемоданище чемоданчик с картами и схемами (уже репринтными). В общем, молодцы, ребята!

Теперь, для полного счастья, ещё бы замахнуться на шеститомник Уинстона нашего Спенсера-Чёрчилля «Мировой кризис», выпущенный этим же издательством…

Штандарт Перемышльской земли

КНИЖНЫЙ КИОСК: ВЫПУСК № 3

«Хвастайтесь своими книгами – это хорошее хвастовство» (Н.П. Смирнов-Сокольский).

На уходящей неделе я, таки, получил от «Озона» свой июньский заказ. Причём пятью бандеролями. Самое интересное во всей этой истории – то, что заказ небольшой: каких-то пять томов – совсем ничего, но шлют их все по отдельности, из разных городов и весей России. И что особливо приятно, так это бесплатная доставка, причём реально бесплатная, а не, как это у нас обычно водится, транспортные расходы, втихаря включённые в цену товара.

К слову, с нынешним заказом было даже небольшое приключение: выбрал одну книгу, из новейшей истории, оплатил, а получил другую – из истории Средневековой Руси (авторства какого-то Творогова: кто это – не ведаю, наверное, достойный муж). Пришлось оформлять возврат и заказывать по новой. К чести «Озона», возврат и де-факто замена прошли без сучка, без задоринки: нынче утром забрал то, что заказывал. И это второй (после бесплатной доставки) плюсик в копилку данного конкретного Интернет-магазина, с которым я сотрудничаю уже восьмой год.



Как бы то ни было, давайте поговорим лучше о книжных приобретениях текущего месяца. Я уже упомянул, что всего получил пять названий, и всеми обновками доволен, кроме одной. Но обо всём – по порядку.

Нумер раз нынче у нас – вышедшая в серии «Библиотека всемирной истории» издательства «Наука» книга Е.Ю. Сергеева «Большевики и англичане: Советско-британские отношения, 1918 – 1924 гг. От интервенции к признанию». Я прознал об этой работе случайно, в обсуждении презентации другой интересной книги – двухтомника Андрея Павлова «Враг, противник, союзник? Россия во внешней политике Франции в 1917 – 1924 гг.» (который тут же добавил себе в виш-лист) – в блоге Николая Подосокорского. Купил. Начал читать. Конечно, выводы делать пока ещё рано, но уже сейчас видно, что книга содержит массу интересных фактов, да и написана хорошим русским языком.

Второй нумер сегодняшнего меню – многострадальный букварь А.В. Смолина «У закрытых дверей Версальского дворца: Парижская мирная конференция и русская дипломатия в 1919 году» одноимённой серии того же издательства. Многострадальной я называю сию книженцию, ибо именно заместо неё мне пытались подсунуть брошюрку товарища Творогова, да. Ну, так вот, если верить аннотации, то нас ожидает рассказ, во-первых, о том, как русские (небольшевицкие) дипломаты пытались в Париже сколотить крестовый поход против Красной Москвы, и, во-вторых, о том, какие всё-таки союзники сволочи, ибо, а кто, как не они – не себя же за собственную криворукость винить?

Выбирая третью книгу, я вдруг вспомнил, что по сей день не имею на руках описания жития последнего российского императора, ежели, конечно, не считать книжку Ольденбурга, которая, по гамбургскому счёту, всё же не есть биография. Потому, почесав макушку, заказал работу Сергея Фирсова «Николай II: Пленник самодержавия», вышедшую в молодогвардейской серии «Жизнь Замечательных Людей».

Наконец, нумер четыре нашего хит-парада покупок – книга Михаила Мельтюхова «Упущенный шанс Сталина: Советский Союз и борьба за Европу: 1939 – 1941 (Документы, факты, суждения)». Давно хотел поставить себе на полку это исследование, но вечно в последний момент оно ускользало от меня, пока по чистой случайности не удалось приобрести его, причём за совершенно смешную цену (для интересующихся: что-то около 250 «деревянных»).

Пользуясь случаем, хочу отметить, что автор этой и других книг всегда вызывал у меня какое-то смутное и трудно идентифицируемое чувство: с одной стороны, он пишет невероятно информативные, фундированные работы, с другой же, оказывается не в состоянии дать приводимым фактам адекватной оценки и сделать из них правильные выводы. Такое ощущение, что, на самом деле, он в состоянии, но не может позволить себе сделать этого. Такой вот кондовый совок.

Ну и напоследок пятая книга – та самая, которая меня разочаровала… Это даже не книга в моём понимании – «Атлас географический справочный. СССР. Мир». Изданный Главным управлением геодезии и картографии при Совете Министров СССР в далёком уже 1986-ом году, он обещал стать большим праздником на моей улице, но не срослось. Ибо совсем не то, что мне нужно. Я уже много лет ищу крупноформатный атлас, содержащий подробные географические (не политические, не административные, не экономические и ещё Бог знает какие, а географические!!!) карты материков и стран нашей планеты. Давным-давно видел я такой, но возможности приобрести его у меня тогда, увы, не было. Нынче же таких – опять же, увы! – не делают: то, что выходит из издательств – это «костыли» для школьников. Потому уже который год ищу виденный в далёком детстве атлас – охочусь за мечтой, пока, правда, безрезультатно.

На этой грустной ноте позвольте откланяться. И помните – чтение открывает новые горизонты!

Британский Лев

ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО КНИГОЛЮБА ВОЙНА – НЕ ПОМЕХА

Весьма колоритная картина, достойная войти в новые Los Desastres de la Guerra современного Гойи. Как следует из описания к ней, на фотографии изображено то, что осталось от библиотеки в Holland House (Кенсингтон), разрушенной в ходе германской воздушной бомбардировки британской столицы 23 октября 1940-го года.



Безусловного восхищения заслуживают лондонцы, которые, несмотря на тяготы войны, пришли на пепелище библиотеки и выбирают книги так, будто и нет разрушений и смерти вокруг них.

Penny-farthing

ЖРАТЬ НАДО МЕНЬШЕ, ИЛИ ОДИН СКОЛЬ ЗАБАВНЫЙ, СТОЛЬ И НЕЛЕПЫЙ ВЫВОД

Из доклада Жюля Верна «Меридианы и календарь», сделанного им на открытом заседании Парижского географического общества 4-го апреля 1873 года (цит. по Брандис Е.П. Рядом с Жюлем Верном: документальные очерки. – М.: Изд-во «Детская литература», 1981):



Филеас Фогг, эсквайр – человек, по поводу вымышленного путешествия которого и состоялся помянутый доклад.

… Каждый раз, когда совершают кругосветное путешествие, направляясь к востоку, выигрывают один день.

Каждый раз, когда совершают кругосветное путешествие, направляясь к западу, теряют один день, то есть двадцать четыре часа, которые солнце в своём видимом движении употребляет на то, чтобы обогнуть земной шар, и это случается неизбежно, сколько бы времени ни было затрачено на переезд.

Результат этот до такой степени действен, что морская администрация выдаёт добавочный дневной рацион судам, которые, отправляясь из Европы, огибают мыс Доброй Надежды, и, напротив, удерживает дневной рацион у тех, которые огибают мыс Горн.

Отсюда можно сделать нелепое заключение, будто моряков, отправляющихся к востоку, кормят лучше, нежели тех, которые отправляются к западу. И действительно, когда все они, прожив одинаковое количество минут, возвратятся к пункту отправления, то окажется, что одни позавтракали, пообедали и поужинали лишний раз сравнительно с другими. На это дадут ответ, что они проработали лишний день. Бесспорно, но ведь они и прожили больше!..

Белоголовый Орлан

ДО ЧЕГО ЖЕ КРАСИВО...

Наткнулся тут в Сети на прекрасное, хотя и немного пафосное стихотворение. Так-то я в стихах ничего не смыслю, но эта баллада запала в душу, отчего и вам советую.



Стрелок сержант Отто Собанжо (Otto A Sobanjo) в кормовой турели М-6А у 12,7-мм пулеметов американского бомбардировщика Б-24 “Lily Marlene” (Consolidated B-24J Liberator “Lily Marlene”, серийный номер 42-50907) на аэродроме Хоршем Сент Фэйт (Horsham St. Faith): https://waralbum.ru/188799/

Баллада о Чарли Тэйле, хвостовом стрелке Flying fortress B-17G
      
Почти салажонок, ну что он успел?
Едва до набора дорос...
Р. Киплинг

Ass-end Charlie – крайний, неудачник; последний самолёт в ордере (авиац. жарг.).

Был мамин любимчик не очень высок –
пять футов два дюйма пацан.
ему сообщили: «В означенный срок
отправишься за океан».
Мамаша всплакнула: «Ах, Чарли, сынок!»,
с отцом раздавили стакан,
так вышло, и Чарли в означенный срок
отправился за океан.

Кому козырная до старости прёт,
а кто-то сидит без виста,
ему показали: «Вот твой пулемёт,
отныне ты – Чарли-с-хвоста.
Ты – крайний, ты – в заднице, так что не спать,
зевнёшь – экипажу конец.
Кольт-браунинг, спарка калибра ноль-пять
отныне – и мать и отец».

Армейская жизнь весела и проста,
штабных избежав синекур,
летает на «крепости» Чарли-с-хвоста
на Аугсбург, Гамбург и Рур.
Воюй, иль умри – жизнь понятная всем,
о большем не смей и мечтать.
Кольт-браунинг спарка двенадцать и семь
роднее и ближе, чем мать.

Был ростом пять футов два дюйма всего,
был бледен и тощ, как глиста,
а пайлот – герой, экипаж – о-го-го,
а он – только Чарли-с-хвоста.
Он крайний везде без особой вины,
он жрачку последним берёт,
и Дженни-радистка, что любит чины,
с ним в полночь гулять не пойдёт.

За вид непотребный начальство грозит
упечь раздолбая в тюрьму.
Но, если заходит с хвоста «Мессершмитт»,
то первая пуля – ему.
Свинцовая каша – могилам на корм –
заварена круто, густа.
Её от души, без пайков и без норм
расхлёбывал Чарли-с-хвоста.

Над чёрной Европой в воздушном бою,
(в азарте совсем осмелел)
он первый нажмёт на гашетку свою
и маской уткнётся в прицел.
Там, в небе, в дюралевом сером гробу,
всё с чистого пишут листа,
и первым свою принимает судьбу
не кто-нибудь – Чарли-с-хвоста.

У Галланда сбитых по-более ста,
и парни все, как на подбор.
Но трусом не звался наш Чарли-с-хвоста
и вёл он такой разговор:
«Чья нынче удача, кому повезёт,
и кто из нас драться мастак –
посмотрим. Посмотрим, чья нынче возьмёт», –
сказал себе Чарли-с-хвоста.

Неспешно армада заходит на цель,
подарочков – целый мешок.
По плексу свинцовая хлещет метель,
пора за работу, стрелок!
Давай, покажи им, влепи по крестам,
смотри, уж подкрался один.
Пора за работу, эй, Чарли-с-хвоста,
шарманку свою заводи!

Он в капле стеклянной к прицелу приник
(кольт-браунинг ближе, чем мать).
Люфтваффе на месте, и наци-ночник
пытается Чарли достать.
Кровянка на маске, в кабине пожар,
патроны почти на нуле,
но всё ж он увидел, как огненный шар
пошёл, завывая, к земле.



Аутентичный Чарли-с-хвоста: https://terraoko.com/?p=71564

Обратно на Остров лететь веселей,
уж виден Английский канал,
и Чарли в разбитой кабине своей
тихонько под нос напевал:
«Не плачьте, девчонки, мамаша уймись,
вот мой вам последний совет.
Такая она наша лётная жизнь –
подохнешь, а, может, и нет.

Я с детства привык бить обидчика в лоб,
да так, чтоб он лёг и не встал.
И что тот ублюдок пристроился в гроб,
заслуга лишь Чарли-с-хвоста.
Пустяк, ну проделали парочку дыр,
а в общем и целом – о’кей.
Крути же бодрее штурвал, командир,
на землю бы нам поскорей».

Но в ангельском войске, видать, недобор,
и новый призыв у Христа.
Предсмертно хрипя в кислородный прибор,
отправился Чарли-с-хвоста
с небес в небеса. Путь известен и прям,
душа невесома, чиста.
Так с неба на небо в сияющий храм
отправился Чарли-с-хвоста.

Когда в неизбежный, решающий час
в суде вы займёте места.
Последнее слово замолвить за вас
просите у Чарли-с-хвоста.

© Некто Всеволод Колюбакин

Штандарт Перемышльской земли

КНИЖНЫЙ КИОСК: ВЫПУСК № 2

Постоянные читатели этого журнала, наверное, заметили, что иногда я делаю на «Озоне» тематические заказы – по территориальному, хронологическому или персональному принципу. Например, в моём блоге уже побывали бандероли, посвящённые XIX-му веку и Карлу Марксу. Зачем тематические, спросите вы? Почему тематические? Ну-у-у… хм… э-э-э… на самом деле дать какой-либо однозначный ответ на этот вопрос я не в состоянии.

Просто мне так нравится! А ещё я – человек вспыльчивый, но отходчивый. Следовательно, увлекающийся. Потому мне надо всё знать обо всём, ибо интересно. Правда, это жутко проблемно! Приходится загонять себя в рамки эпохи Долгого ХХ-го века, но иногда моё ego оттуда вырывается и лезет в Средние века и даже Древность а в последнее время даже стало поглядывать в сторону неолита! Я его пинками пытаюсь затолкать обратно, а оно сопротивляется. В общем, не остаётся ничего иного, как привязывать его к любимой эпохе цепями тематических закупок: так есть хоть какой-то шанс не отвлекаться на посторонние сюжеты.



Как не сложно догадаться, нынче я тоже получил не сборную солянку, а более-менее однородную в тематическом смысле посылку, состоящую из шести томиков, которые в той или иной степени вращаются вокруг одной оси – истории Большой Игры и Центральной Азии.

Во-первых, это книга Сергеева Е.Ю. «Большая игра, 1856 – 1907: Мифы и реалии российско-британских отношений в Центральной и Восточной Азии» и его же «Джордж Натаниэль Кёрзон: Последний рыцарь Британской империи». От названия второй книжки я едва не прослезился: таки дожил до того светлого момента, когда русские авторы начали (тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!) величать своих персонажей, не коверкая их имён. Так, глядишь, лет через 15 – 20 станут писать о Гёринге, Гёббельсе и Хитлере…

Далее – работа Шаумян Т.Л. «Россия, Великобритания и Тибет в “Большой игре”». Книжонка тощая (205 страниц), но материал интересный. Думаю, понравится.

Следующий двухтомник (на самом деле, конечно, две разные книги, но объединённые одним персонажем): работа С.Л. Кузьмина «История барона Унгерна: Опыт реконструкции» и изданный под его же редакцией сборник мемуаров сослуживцев Романа Фёдоровича фон Унгерн-Штернберга «Легендарный барон: Неизвестные страницы гражданской войны».

Ну и завершает всё это интеллектуальное пиршество нанокнига мега-учёного Т.М. Китаниной «Проникновение крупного российского финансового капитала в экономику Средней Азии в конце XIX – начале ХХ в.». Без паники! Я уже посмотрел: банки, железнодорожное строительство и колонизаторы в пробковых шлемах присутствуют в товарных количествах – всё, как я люблю! Так что будет интересно.

На этой мажорной ноте пан Гридь, с вашего позволения, откланяется. До новых встреч в нашем с вами сигаретном ларьке книжном киоске…