Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CCCXLIX. "Нос к носу, к голове голова..." (с)

В последнее время довольно много пишут и говорят о советском кинематографе, как правило, противопоставляя его современному Голливуду. Причём пишут и говорят о нём всегда в превосходных степенях, порой договариваясь до эпитетов "лучший" и "гениальный". Не знаю, быть может, кто-то из многоуважаемой публики и согласен с такого рода заявлениями и, как свидетельство своей уверенности в недостижимости вершин советского киноискусства, даже готов воспитывать своих подрастающих чад исключительно на образчиках советского, а не какого-то иного кино, но я всё-таки рискну попинать тушу дохлого льва.

Строго говоря, мне вообще не ясно, как можно мешать в кучу грешное с праведным. Допустим, довоенное и военное советское кино я за редкими исключениями вообще смотреть не могу. Комедия 1930-х годов "Волга, Волга" ничего, кроме идиосинкразии, у меня не вызывает, а от "Весёлых ребят", кои отчего-то принято превозносить и петь им осанну, наступает самая настоящая рвотная реакция, ибо неестественно, искусственно и вообще убого. Другое дело фильмы второй половины 50-х - 60-х годов ХХ века. Это просто красиво! Эстетика 60-х, наложенная на современные технологии с непередаваемой цветовой гаммой - и как закономерный итог, глаз радуется, а ухо наслаждается. Наконец, вершина советского киноискусства - 1970-е годы. Вот тут действительно не поспоришь - сюжетно, характерно, в общем, весело и задорно.

Но есть в советском кинематографе особый период, о котором, признаться, и вспоминать не хочется. Речь идёт о второй половине 1980-х годов. Для меня всегда было загадкой: как в эпоху больших надежд, можно снимать такое, пардон, говно? Серьёзно! Откройте многочисленные книги воспоминаний, интервью и просто биографии общественных деятелей эпохи Перестройки: каждый из них говорит о 1985 - 1990 гг., как о времени, когда народ проснулся от летаргического сна, воспрял, когда у людей появилась надежда что-то изменить в своей жизни к лучшему. Но стоит только взглянуть на экраны, чтобы увидеть противоположную картину: такой беспросветной тоски в кинематографе я, честно говоря, больше никогда не видел. Разве что в российских боевиках лихих 90-х. Там вообще после просмотра можно было от безысходности в петлю лезть. В общем, как говорится в старом анекдоте: нет, с таким настроением ты слона не продашь! И действительно не продали.


Так вот, к чему это я всё тут понаписал. Поскольку в этом блоге конец мая - начало июня по независящим от меня обстоятельствам превратились в месячник Юлиана Семёнова, я, кроме всего прочего, посмотрел ряд фильмов, снятых в эти самые поздние 1980-е годы по книгам и на сценарии упомянутого писателя, и хотел бы поделиться с шановным панством своими впечатлениями по поводу увиденного. Один из фильмов - двухсерийная картина "Лицом к лицу", снятая в 1986-ом году. Признаться, узнал о её существовании практически в тот день, когда и посмотрел.

Итак, о чём фильм. Это экранизация романа Юлиана Семёнова «Аукцион», рассказывающая об охоте подвижников русской культуры за художественными ценностями, похищенными нацистами в годы Второй Мировой войны из советских музеев и выставленными в 1980-е годы на продажу известным аукционным домом Sotheby's. Книга написана на основе реальных фактов, так сказать, по горячим следам: одной из сторон богатой на события жизни Семёнова, как известно, был поиск этих самых художественных ценностей.

Собственно говоря, оба главных персонажа - советский писатель Дмитрий Степанов и швейцарский инженер князь Евгений Ростопчин - являются литературными отражениями вполне реальных людей - самого Юлиана Семёнова и его друга барона Эдуарда фон Фальц-Фейна, живущего в княжестве Лихтенштейн потомка русских эмигрантов первой волны.

К слову, то, что Степанов - это альтер-эго писателя, ни для кого секрета не представляло и не представляет. Семёнов очень многим "поделился" с этим своим персонажем, больше, чем со Штирлицем. Если последнему от автора досталась лишь дата рождения (Всеволод Владимиров так же, как и Юлиан Семёнов, родился 8-го октября, но не 1931-го, а 1900-го года), да в какой-то мере его статус полукровки (у Владимирова-Исаева-Штирлица отец был русским, а мать - украинкой, тогда как у Семёнова - мать была русской, а отец - белорусским евреем), то Дмитрий Степанов - это почти полная калька с Юлиана Семёнова. Так, оба они родились в 1931-ом году, оба занимались боксом, оба стали журналистами и писателями, оба специализировались на жанре политического романа, оба пеклись о возврате в Советский Союз похищенных культурных ценностей, оба владели несколькими иностранными языками, но при этом не знали французского, и, наконец, оба в годы Перестройки создали собственную газету. И это не говоря уже о том, что Юлиан Семёнов поделился с героем свои крестильным именем (по воспоминаниям домашних, бабушка будущего писателя Евдокия крестила внука втайне от родителей, и его нарекли Степаном, а уже отец с матерью, узнав об этом недостойном правоверных коммунистов факте, записали в ЗАГСе своё чадо, как Юлиана, назвав его в честь василевса Юлиана Отступника).

Так вот, мне довелось посмотреть три фильма, снятых по книгам Семёнова и по написанным им же сценариям, в которых фигурирует журналист Дмитрий Степанов. Это - телесериалы "ТАСС уполномочен заявить…", "Большая игра" и упомянутая картина "Лицом к лицу". И ни один из актёров, сыгравших Степанова (а это - Эдуард Марцевич, Владимир Гостюхин и Сергей Шакуров, соответственно), не подходит для этой роли: ну, не могу я представить никого из них в качестве бойца на ринге! Хотя должен заметить, что образ, созданный Шакуровым в фильме "Лицом к лицу", - это лучшей Степанов из всех киновоплощений, виденных мною!

Если же говорить о втором персонаже, князе Ростопчине, то тут просматривается интересная линия. На протяжении всего фильма мы видим в блистательном исполнении Владислава Стржельчика пожилого и доброго человека, волею судьбы оказавшегося оторванным от Родины и которому неравнодушна судьба её культурного наследия. Каждое соприкосновение с Родиной - то ли через эскиз картины Михаила Врубеля, выставленного на торги, то ли через его письма, полученные от полковника Гринсборо, то ли в ходе встречи с человеком "оттуда" - для него праздник и одновременно очередной удар по здоровью. Вообще, зрителя планомерно подводят к выводу, что князь плох и вот-вот умрёт. Во всяком случае, финальная сцена в аэропорту Хитроу, молчаливый, как бы прощающийся взгляд Ростопчина вслед уходящему на посадку Степанову – всё это о том, что князь уже не жилец. А в реальности получилось всё наоборот: Юлиан Семёнов ушёл из жизни осенью 1993-го года, не дотянув несколько недель до своего 62-го дня рождения, а барон Эдуард фон Фальц-Фейн здравствует и поныне, отметив уже свой 105-ый день рождения (мне остаётся только пожелать ему многие лета, ибо действительно есть за что: когда-нибудь я расскажу об этом достойном человеке подробнее).

В целом, если убрать флёр безысходности, коий старательно поддерживается на протяжении всего хронометража картины унылой закадровой музыкой, а также убогой киноплёнкой (хотя той беспросветной тоски, которая сквозит с экрана при просмотре телевизионного сериала "Большая игра", снятого двумя годами позднее, тут, слава Богу, нет), фильм получился весьма неплохим. Я бы даже сказал, для своего времени он очень даже хорош!

Остаётся отметить несколько положительных моментов, сказавшихся на общем качестве картины.

Во-первых (и это несомненно), это блестящее созвездие классных актёров (Владислав Стржельчик, Сергей Шакуров, Армен Джигарханян, Юрий Катин-Ярцев, Ирина Скобцева, Олег Басилашвили, обеспечили великолепную игру), каждый из которых сыграл свою роль просто великолепно.

Во-вторых, это одна из немногих картин (даже для второй половины 1980-х), которая практически полностью (кроме отдельных павильонных съёмок) была снята за пределами Советского Союза. В данном случае - в Великобритании. Её герои живут в Лондоне, ходят по Лондону, ездят по Лондону - короче говоря, они почти всё делают в Лондоне. Соответственно, напрочь отсутствует ощущение камерности, которая характерна для советских детективов 1960-х - 1970-х годов.

Наконец, в-третьих, это, как всегда у Юлиана Семёнова, лихо закрученная интрига и прекрасные диалоги. В свою очередь съёмочной группе удалось не только не испортить этот авторский задел, но "углубить его и расширить" (с) - зацепить зрителя и, не отпуская, на протяжении всего фильма держать его в напряжении, буквально заставляя ежеминутно ожидать появления киллеров из-за ближайшего угла, хотя никто в фильме так и не умрёт.

Вообще, конечно, на примере фильма "Лицом к лицу" понимаешь, почему Семёнов предпочитал экранизировать свои книги в формате телевизионных сериалов, а не кинокартин: местами в фильме заметна некоторая скомканность - даже 140 минут оказалось не достаточно, чтобы более-менее гармонично передать всю интригу.
Tags: XX столетие, Россия, СССР, кинематограф, рецензии
Subscribe

  • ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

    … Они были в чёрных пальто, в чёрных шляпах, низко надвинутых на глаза, – после не опознать. Но они не рассчитали: реакция у дона…

  • ТЕАТР ОДНОГО АКТЁРА

    Я люблю рассматривать фотографии Бенито Муссолини. На них, конечно, предстаёт довольно смешной и, порой кажется, недалёкий персонаж, надувающийся…

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

    … Они были в чёрных пальто, в чёрных шляпах, низко надвинутых на глаза, – после не опознать. Но они не рассчитали: реакция у дона…

  • ТЕАТР ОДНОГО АКТЁРА

    Я люблю рассматривать фотографии Бенито Муссолини. На них, конечно, предстаёт довольно смешной и, порой кажется, недалёкий персонаж, надувающийся…

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…