Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CCCXL. Из жизни творческой интеллигенции

Домочадцы и близкие друзья знали Николая Корнейчукова, как доброго человека, а многомиллионная детская аудитория Советского Союза, которой он был известен под именем Корнея Ивановича Чуковского, боготворила его за весёлые стихи и душевную теплоту. Кто из нас не помнит старые, записанные ещё на чёрно-белую плёнку, а то и на граммофонную пластинку, выступления поэта, писателя и критика, где он, в окружении столь любимых им деток, читает своим глубоко специфическим голосом "Айболита" или "Муху-Цокотуху"? Добрый дедушка, обидеть которого вряд ли у кого поднялась бы рука.


Впрочем, были, оказывается, в жизни Корнея Ивановича мрачные периоды, когда и ему приходилось вымарывать из дневников целые страницы записей и сжигать письма, которые, попав не в те руки, могли сломать не одну человеческую судьбу, унижаться и просить не только за других, но и за себя, доказывать своё верноподданство. Весьма интересное в этом плане письмо прочитал я недавно в собрании сочинений литератора. Пожалуй этот памятник эпохи стоит привести полностью.

"Дорогой Игорь Эммануилович!

Так как я издавна считаю Вас одним из руководителей художественной жизни Союза, я считаю необходимым изложить Вам чётко и ясно всё, что относится к моей переписке с Репиным.

Я, как Вы знаете, принадлежу к той части интеллигенции, которая, по крылатому выражению т. Сталина, в первые годы революции долго "топталась на месте". И хотя я никогда не был ни саботажником, ни заговорщиком, ни двурушником, ни эмигрантом, я, как и большинство тогдашних интеллигентов, долго не понимал революции и относился отрицательно к некоторым ее проявлениям.

Отказался я от этих позиций в середине 20-х годов. С той поры я отдаю все свои слабые силы стройке нового бесклассового общества - "в одной упряжке" с рабочими и крестьянами.

Недавно, как Вы знаете, в архиве Репина найдены мои письма к нему. Тот, кто возьмет на себя труд прочитать мои письма с начала до конца, несомненно увидит в них ту эволюцию моих политических взглядов, о которой я сейчас говорил.

Ранние письма совершенно не похожи на те, что написаны в более поздние годы. В этих позднейших письмах я приглашаю Репина приехать в СССР, рассказываю ему, как любит его советский народ, сообщаю ему, как бережно относятся в картинных галереях к каждому его полотну, каким почётом окружены у нас другие
художники.

Но, к несчастью, репинский архив попал в руки к каким-то искусствоведам, которые из всей груды моих писем, адресованных Репину, вырвали произвольно одно или два, относящиеся к давней поре, и теперь повсюду демонстрируют их в целях моей политической дискредитации. При этом они злостно умалчивают о существовании последующих писем, которыми начисто уничтожаются ранние письма.

Слухи об этих письмах циркулировали сначала в Ленинградской Академии Художеств, потом перекинулись в Москву - и теперь усиленно раздуваются в разных интеллигентских кругах - принимая характер травли. Искусствовед, разбиравший репинский архив, заявляет повсюду, что, пользуясь найденными письмами, он "уничтожит" Чуковского.

Эти оскорбительные угрозы мне нисколько не страшны. Но я хотел бы, чтобы Вы о них знали. О моей переписке с Репиным необходимо судить на основании всех моих писем к нему (их было более сорока), не выдёргивая двух или трёх, относящихся к ранней поре.

Ваш Чуковский
15/I 40".

Предыстория этого письма такова. Корней Чуковский, как известно, был весьма дружен с Ильёй Ефимовичем Репиным, переписывался с художником, помогал его домочадцам в начале 1920-х годов. И вот в ходе Зимней войны части Красной Армии оккупировали посёлок Куоккала, в котором находилась усадьба живописца - Пенаты, а в оном доме был найден его архив. По воспоминаниям представителей советской богемы, по Москве и Ленинграду практически сразу же поползли слухи о том, что-де в Пенатах было обнаружено неизвестное полотно Репина, изображающее расстрел царской фамилии, да к тому же ещё и пачка писем Чуковского к живописцу, в которых литератор якобы давал оценку этой картине, а заодно отговаривал Илью Ефимовича от опрометчивого шага - возвращения в Советский Союз.


Пенаты - усадьба И.Е. Репина в Куоккале весной 1940-го года

Одновременно с распространением этих слухов искусствовед Иосиф Анатольевич Бродский, племянник ученика Репина художника Исаака Израилевича Бродского, побывавший в Пенатах почти сразу после занятия советскими войсками Куоккалы и, очевидно, успевший просмотреть рукописные архивы живописца, стал на всех углах кричать о том, что-де "похоронит" Чуковского. Ситуация для Корнея Ивановича осложнялась тем, что к обнаруженному архиву он доступа не имел и проверить, какие крамольные фразы он написал своему другу во времена оны, не мог: оставалось только пенять на безрассудность, присущую молодости, и молить Бога, чтобы слухи на поверку оказались лишь слухами.

Как видим, у Корнея Ивановича были все основания для того, чтобы начать беспокоиться за свою судьбу и судьбу своих домочадцев. Тем более, что его дочь Лидия за полтора десятилетия до описываемых событий уже обвинялась в антисоветской деятельности, отбывала ссылку в Саратове и достаточно легко отделалась, лишь благодаря хлопотам знаменитого отца. Впрочем, как не бывает бывших разведчиков, так и для советской власти, особливо в мрачную эпоху сталинизма, не было бывших антисоветчиков: саму Лидию Корнеевну "органы" должны были арестовать в 1937-ом году (во всяком случае соответствующие документы были подготовлены, но женщину спас случай), а, вот, её второй муж, физик Матвей Петрович Бронштейн попал в маховик репрессивного аппарата - он был арестован в августе 1937-го года в Киеве по персонально-территориальному (раздел "Ленинградская область") списку, утверждённому лично Сталиным, Молотовым, Ворошиловым и Кагановичем, и расстрелян через полгода. О действительной судьбе зятя Чуковский узнал незадолго до написания публикуемого письма - в декабре 1939 года, до этого в семье были уверены, что Матвей Петрович получил "десять лет без права переписки". Поэтому можно лишь представить весь ужас, который объял литератора, когда до него дошли эти зловещие слухи по поводу репинской усадьбы.


Автопортрет с палитрой (в белом халате). Картина кисти И.Э. Грабаря. 1934 год

Впрочем, не совсем ясно, почему Корней Иванович в трудную минуту обратился именно к Игорю Эммануиловичу Грабарю (а именно он был его адресатом): единственный официальный пост, который тот занимал в начале 1940-го года, - это должность ректора Московского художественного института. Очевидно, поэт надеялся на авторитет художника в кругах творческой интеллигенции (академик, известный портретист, в 1920-е - 1930-е годы объездил весь мир, в 1923-ем году посетил США с большой выставкой, в которой были представлены и два десятка его полотен, искусствовед с именем - автор монографий от творчестве Серова и Репина) и на его связи в советской бюрократической машине (Грабарь более десяти лет, вплоть до 1925 года, руководил Третьяковской галереей, в 1920-е годы преподавал в Московском государственном университете, в 1928-ом году стал первым лауреатом звания заслуженного деятеля искусств).

Как бы там ни было, а беда голову Корнея Ивановича Чуковского, к счастью, миновала.
Tags: XX столетие, Россия, СССР, документы, история, коммунизм, литература
Subscribe

  • ПОДУМАЛОСЬ ТУТ…

    Чиполлино был сыном Чиполлоне. И было у него семь братьев: Чиполлетто, Чиполлотто, Чиполлочча, Чиполлучча и так далее – самые подходящие…

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

  • И ПОЧЕМУ Я НЕ УДИВЛЁН, ИЛИ…

    … несколько цитат и фактов о событиях полуторавековой давности в одной известной стране. Из циркулярной депеши, отправленной светлейшим…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments