Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CCCXXXIX. По следам юбилея. Часть 3-я

Окончание заметки. Предыдущие части тут и тут.

В-третьих, полагаю, для читателей небезынтересно будет рассмотреть причины, по которым ушли из жизни родители, братья и сёстры Карла Маркса. Тут нас ждёт одно маленькое, но зело примечательное открытие: из одиннадцати человек семейства Маркс отец, два брата (Герман и Эдуард) и две сестры (Генриетта и Каролина) Карла Генриха умерли от туберкулёза. "Вот! - воскликнет иной последователь Николая С., подняв к верху указующий перст. - Разве это не признак отсталости Пруссии?!" Пикантность всей этой ситуации заключается в том, что наши с вами современники страдают аберрацией, сиречь смотрят на события XIX-го века глазами людей начала XXI-го столетия со всеми их знаниями, опытом, переживаниями. Мы привыкли к тому, что туберкулёз - это болезнь, сопутствующая тяжёлой в материальном плане, беспросветной жизни, но так было не всегда.


Вплоть до начала нового витка промышленной революции, пришедшегося на середину XIX-го столетия, туберкулёз (на наши деньги - чахотка) слыл болезнью, хотя и страшной, практически неизлечимой, но аристократической. Считалось, что его способны были вызвать слишком тяжёлая пища, избыток соли и пряностей, кофе и чай, горячительные напитки, а также ненужные кровопускания и слабительное, которые прописывали доктора. Кроме того, болезнь являлась следствием сидячего образа жизни и, как говорили, "глубокомысленных упражнений ума", т.е. являлась профессиональной хворью учёных и писателей, вынужденно проводивших долгие часы за рабочим столом (ну и всяких ремесленников - тут уж вынужденно делали реверанс в сторону черни).

Дошло до того, что созданный в массовом сознании социальный портрет среднестатистического больного ввёл в моду чахоточный вид: дамы потуже затягивали корсеты, пили уксус для томной бледности лица и закапывали в глаза экстракт белладонны для их лихорадочного блеска. Ну а единственное внятное лечение, кое прописывали доктора своим пациентам, предполагало выезд на воды и прогулки на свежем воздухе: рецепт, прямо скажем, не для бедных людей.


Угасание. Композиционная фотография Генри Пича Робинсона. 1858 год.
По разным мнениям, девушка, прикованная к постели,
умирает то ли от чахотки, то ли от болезни сердца

И вот теперь, держа в голове представление современников о чахотке и её природе, давайте посмотрим на "фигурантов дела" повнимательнее. Прежде всего, не будем забывать, что Генрих Маркс был преуспевающим адвокатом. Нас не должно смущать его еврейское происхождение: да, в Пруссии правоверному иудею жить было несладко - многие пути для него были заказаны, а в 1826-ом году рейнский провинциальный ландтаг так и вообще обсуждал законопроект о лишении евреев всех гражданских прав, однако, крестившись, человек открывал для себя дверь в совершенно новую жизнь - с массой возможностей и перспектив, причём окружающим теперь была совершенно не важна форма его черепа или длина носа. Так и Гершель Леви Мордехай, совершив таинство крещения в родном Трире, моментально превратился в Генриха Маркса и получил возможность заниматься любимым и весьма доходным делом. Работая, он достиг весьма неплохих результатов: семья Маркс в Трире считалась уважаемой и состоятельной, сам Генрих был одним из отцов-основателей и завсегдатаев местного Философского клуба, слыл вольнодумцем и водил дружбу с "главой администрации города" Людвигом фон Вестфален. Короче говоря, образ и условия жизни Генриха Маркса и членов его достаточно многочисленного семейства никак нельзя назвать нищенскими.

Впрочем, мы впадать в крайности не будем: хотя современники и считали чахотку болезнью далеко не пролетариев, умирал от неё народ без всякого деления по возрасту, полу, конфессиональной принадлежности и социальному положению. Убедиться в этом легко: достаточно бросить взгляд сперва на восточную окраину Европы, а затем переместиться на её крайний западный рубеж - и сопоставить наблюдения. Вся русская литературная классика петербургского периода буквально напичкана героями, умирающими от чахотки: их бьёт озноб, по телу катится липкий болезненный пот, а горлом идёт кровь. Впрочем, и сами авторы этих произведений порой оказываются заражены этой, как её называли современники, Великой белой чумой. Почему так? Люди XIX-го века склонны были объяснять этот бич Божий строительством столицы на болотах: оно и верно - чего от того Питера народу ждать? Одни комары да чахотка!


Надгробная доска на семейном кладбище Бронте в Хоуорте

Почитай, то же самое творилось и на Британских островах. Примеров тому несть числа, но я всё же выбрал для шановного панства свой любимый - печальную судьбу известного литературного семейства Англии, семьи Бронте. В апреле 1820 года в Западный Йоркшир, в местечко Хоуорт, приехал новый приходской священник церкви святого Михаила и Всех Ангелов ирландец Патрик Бронте с супругой и шестью детьми (мальчик и пять девочек), где они и осели на долгие годы. Места были пустынные, на границе с промышленным Лидсом. Уж и не знаю, что да как (то ли воздух был плохой, то ли ещё что), но к лету 1855-го года преподобный Бронте остался один, похоронив жену, сына и дочерей. Как, наверное, уже догадался читатель, всех детей Патрика Бронте, включая и знаменитых сестёр-писательниц Шарлотту, Эмили и Энн, погубил туберкулёз: никто из них не перешагнул сорокалетний рубеж (дольше всех прожила Шарлотта, умерев за три недели до своего тридцать девятого дня рождения)!

Наконец, в-четвёртых, упомянутые самоубийства. Надо сказать, это очень непростой вопрос, даже скользкий, ибо трактовать их можно по-разному, в зависимости от причин, по которым они совершались. Например, наложи Карл Маркс на себя руки в первые годы своей лондонской жизни, и этот случай суицида, пожалуй, можно было бы отнести к тяжёлым условиям жизни эмигрантов и пролетариев умственного труда в отдельно взятом городе Соединённого королевства. Но, как известно, в многочисленном потомстве Генриха Маркса свели счёты с жизнью лишь две его внучки - Лаура Лафарг и Элеонора Маркс. Причины, толкнувшие их на принятие такого решения, были нетривиальны и выходили за рамки банального подорожания миски похлёбки.

Младшая, Женни Юлия Элеонора, оказалась глубоко несчастной женщиной - личная жизнь у неё не удалась. В возрасте двадцати девяти лет она встретила, как казалось, любовь всей своей жизни - английского преподавателя, популяризатора дарвиновской теории эволюции и журналиста, симпатизировавшего социалистическим идеям (собственно говоря, знакомство их произошло именно на почве социалистического движения, в которое были вовлечены и Элеонора, и её симпатизант), Эдварда Биббинса Эвелинга. Казалось, вот оно, настоящее женское счастье, но не тут-то было!

Прожив с Элеонорой более десяти лет (надо сказать, не самые счастливые в её жизни годы: по воспоминаниям друзей мисс Маркс, Эдвард всячески унижал свою жену и вообще вёл себя, как последняя скотина) в гражданском браке (на узаконивание своих отношений "молодые" так и не пошли, т.к. Эвелинг, полюбовно расставшийся за 10 лет до знакомства с Элеонорой Маркс со своей законной супругой Изабель Кэмпбелл Фрэнк, так и не удосужился оформить развод, что, впрочем, не помешало Элеоноре Маркс называться и подписываться фамилией своего гражданского мужа - г-жа Эвелинг или г-жа Маркс-Эвелинг), Эвелинг втайне от Элеоноры женился на 22-летней актрисе Еве Фрай, которая участвовала в постановке его оперетты, причём в брачном свидетельстве он фигурировал уже под своим литературным псевдонимом - Алек Нельсон!


Вильгельм Либкнехт (слева), Элеонора Маркс-Эвелинг и
Эдвард Эвелинг (справа) в Америке. 1886 год

Впрочем, шила в мешке не утаишь: весьма скоро г-жа Маркс-Эвелинг узнала об измене своего благоверного - когда тот покинул её. Как любящая женщина, она пошла на унижение и написала мужу письмо, в котором молила его вернуться. И тот вернулся. Правда, не по соображениям любви к ней. Буквально через пару месяцев он - человек, у которого врачи только-только диагностировали болезнь почек в её неизлечимой форме, - пришёл к Элеоноре как ни в чём не бывало: не было никаких стояний на коленях, слёз раскаяния и извинений, что не помешало экс-супруге простить бывшего мужа. Однако кобель - это не пол, а состояние души: поведение Эдварда Эвелинга по отношению к жене после его возвращения радикально не поменялось. Как следствие, Элеонору всё больше терзали нервные припадки, пока, наконец, глубоко несчастная женщина не наложила на себя руки, приняв дозу синильной кислоты.

История жизни (и, как это не удивительно, смерти) Женни Лауры Лафарг была более счастливой. Прожив долгие 66 лет, она вместе с любимым мужем решила уйти в расцвете сил и приняла цианид. Можно долго и нудно рассуждать о том, что же такое суицид - смертный грех или благо. Пан Гридь, например, не будучи сторонником петли, пули, яда и прочих безобразий, полностью согласен с пролетарским писателем, которыйпочти век назад вполне справедливо заметил: "Самое дорогое у человека - это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы..." Тем не менее, полагаю, правильным будет отметить то обстоятельство, что ни смерть Элеоноры Маркс, ни самоубийство Лауры Лафарг не являются свидетельствами, характеризующими отсталость или передовой характера Пруссии, либо Великобритании (к слову, Лаура и Поль Лафарг покончили с жизнью не в Лондоне, а во французском Дравее, в котором жили: ещё один привет г-ну Старикову!).

В первом случае мы имеем личную драму, которая никак не связана с уровнем социально-экономического развития страны проживания: тут просто нужно помнить, что "с милым рай в шалаше" (с) и "богатые тоже плачут" (с). Несколько сложнее история смерти старшей сестры, Лауры: решение о добровольном уходе из жизни человека, который привык чувствовать свою силу, нести ответственность за собственные поступки, - это решение, вызванное опасением стать немощным и оказаться обузой для близких, родных людей. Если такой пример и может как-то характеризовать страну, в которой он имел место, то только с прогрессивных позиций - как пример, эмансипации человека.

Подводя итог под изрядно уже затянувшейся заметкой, пан Гридь не будет рвать волосы на темени и причитать о напрочь загубленном в среде большей части наших соотечественников интересе к истории XIX-го столетия вообще и к истории жизни отдельно взятого мыслителя в частности: это ясно и без лишних слов - достаточно внимательно перечесть написанные строки.

Мне грустно лишь то, что сегодня основной массе жителей постсоветского пространства такая мощная фигура, как Карл Генрих Маркс, почти не интересна: вот она сила школьного образования и последующего идеологического воспитания, способная вызывать идиосинкразию даже к лучшим образцам классической литературы, не говоря уже о книгах, требующих определённого умственного усилия, - нужно лишь включить их в школьную программу и заставлять детишек читать оные произведения из-под палки. Отсутствие интереса у широкой читающей публики, то бишь спроса на интеллектуальный продукт, ожидаемо сокращает предложение на книжном рынке, и, как закономерный итог, в информационном поле оказываются по большей части недобиографии с упором на жареные факты. Короче говоря, хоть бери и сам пиши историю жизни этого матёрого человечища.
Tags: XIX столетие, Великобритания, Германия, Карл Маркс, Пруссия, Российская империя, Россия, демография, история, чахотка, эпидемии
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…