Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CCLXXIV. Чёрная легенда

Други моя! Восхвалим с вами Всевышнего за милость Его!! Наконец-то, у меня дошли руки до исполнения тех обещаний, которые я так легкомысленно раздавал направо и налево в декабре минувшего года. Начну, пожалуй, с того, что меня больше интересует - с темы колониализма. Тем более, что предварительный подход к снаряду, хотя и неудачный я уже делал в двух заметках "Русь святая, Русь колониальная" (для желающих освежить память - первая и вторая серии). Больше обещать ничего не буду, ибо тема необозрима, а работы - начать и кончить.

В принципе, можно было бы дождаться того, как я напишу весь задуманный цикл, и только после этого опубликовать его целиком. Но когда я сподоблюсь сделать эту работу - Бог весть! Посему выкладывать написанное буду частями. Очень надеюсь, что получится вывешивать написанное по теме хотя бы раз в месяц. Так что милости прошу к моему шалашу: читайте, думайте, не соглашайтесь, спорьте (но в рамках установленных правил) - любая реакция автору будет приятна.

Итак, часть первая, вводная...

Нам нужен мир. Желательно весь.

В российской историографии и шире - в российском общественном мнении существуют два мифа о колониализме, зародившиеся в незапамятные времена и буквально въевшиеся в подкорку головного мозга среднестатистического жителя страны. Суть их предельно проста: 1) европейские метрополии выкачивали из своих колоний ресурсы и сбывали в них промышленные товары, т.е. делали деньги на аборигенах, ради чего грабили, убивали, насиловали последних; 2) Россия никогда не имела колоний. Во всяком случае, до появления Русской Америки и завоевания Туркестана. Она, Россия, вообще представляла собой империю наоборот: в то время как великие европейские колониальные державы выжимали из туземцев все соки, зарабатывали на них всеми правдами и неправдами миллионы, Святая Русь снимала с себя последнюю рубашку, кормила, поила, строила больницы, школы, железные дороги - в общем, несла свет просвещения, и всё это - за счёт русского мужика.


Генезис американского империализма

Оба этих мифа смыкаются в единую чёрную легенду о западноевропейском колониализме и России, как некоем форпосте добра и справедливости, легенду, которая, в общем-то, не имеет никакого отношения к реальности. Доходит до смешного: серьёзные историки, краснея, как голубой воришка из "12 стульев" И. Ильфа и Е. Петрова, продолжают отрицать очевидное. В то время, как какие-нибудь британцы или испанцы гордятся своими колониальными империями, россияне с упорством, достойным лучшего применения, продолжают отстаивать свой особый, русский путь.

Дошло до того, что в недавно изданном сборнике "Российская империя от истоков до начала XIX века: Очерки социально-политической и экономической истории" вполне уважаемый историк Я.Е. Водарский договорился до весьма странных утверждений - дескать, я - не я и лошадь не моя: "... Политика московских князей, включая Василия III, действительно, была экспансией - расширением территории. Но она была направлена, прежде всего, на объединение русских княжеств. Аналогичные процессы шли и в Западной Европе, например, собирание французских земель современником Ивана III королем Людовиком XI и т. п. Захватчиком, конечно, был и Иван Грозный. Но он так же, как и его дед и отец, противодействовал экспансии Литвы, продолжая объединение древнерусских княжеств. Войны с Казанским и Астраханским ханствами и Ливонией были необходимостью. Россия, такая обширная страна с таким многочисленным населением, не могла развиваться без обеспечения независимости (обороны), собственной торговли и культурных контактов с соседями, а именно этому препятствовали названные государства. Очередь Крымского ханства наступила позднее из-за поддержки его могущественной тогда Турцией..." Как по такому случаю говорил известный киногерой, "гранаты у него не той системы!" (с).

Несколько лет назад в своей заметке "Прометей за Геракловыми столпами", коснувшись вопроса просветительской деятельности первых европейских колонизаторов на заре Нового Времени, я привёл статистику открытия испанцами университетов в Америках: 31 заведение за три с лишком столетия. Тогда мне возразили, что-де первые испанские колониальные университеты отнюдь не были ВУЗами, действовавшими в духе эпохи Просвещения: это самые настоящие средневековые учебные заведения, в коих упор делался не на философию, а на богословие.

Замечание вполне резонное, и я с ним соглашался и тогда, три года назад. Другое дело - что средневековый характер университетов открывавшихся в Новом Свете университетов не принципиален для характеристики просветительской деятельности колонизаторов. Во-первых, потому что в эти университеты получали доступ не только колонисты, но и аборигены, обучавшиеся там наряду с Символом веры, ещё и испанскому языку и элементарным знаниям. А вот по поводу во-вторых я предлагаю поговорить подробнее. Но сперва давайте остановим свой стремительный бег и попробуем ответить на, казалось бы, простые вопрос: что такое империя и чем она отличается от империи колониальной?

Вопросы могут на первый взгляд показаться странными, но оттого факт не перестаёт оставаться фактом - последние пять веков миром управляли или боролись за право управлять им европейские колониальные империи, но современные словари не знают термина "колониальная империя". Всё, о чём берут на себя труд говорить их авторы, - это либо колониализм, либо империя. Причём между первым и вторым знак равенства сознательно не проводится, разводя тем самым обе категории, если и не по разным углам ринга, то ставя их на параллельные курсы.

Интересно, что в общественном сознании термины "просто Мария империя" и "колониальная империя" если и не противопоставляются жёстко друг другу, то, как минимум, между ними проводится сознательный водораздел. Со времён Средневековья империю наделяют неким сакральным значением: империй не может быть много - под солнцем может существовать единственная и неповторимая империя. Поэтому, если вам нужна империя, вам - в "город королей". И лишь спустя столетия, с большим трудом и опираясь на авторитет римских первосвященников, католическая Европа получает свою собственную империю, которая, тем не менее, наряду с Византийской, претендует на особый статус.

Под колониальной же империей понимается нечто... хм, скажем так... обыденное. Во-первых, это вообще не обязательно монархическое государство. Во всяком случае, уже в XVII-ом столетии, т.е. на раннем этапе европейской колониальной экспансии, Соединённые Провинции - республика в чистом виде - создают свою империю, а во второй половине того же века англичане, хотя и не республиканцы, но всё-таки подданные конституционного монарха, начинают активно захватывать заморские владения. Во-вторых, в колониальной империи, в отличие от "просто империи" ничего сакрального и возвышенного нет и быть не может: в её фундаменте лежит человеческая алчность, погоня за рафинированным чистоганом. Пожалуй, лучшее, что можно сказать о ней в данном контексте, полтораста лет тому назад сказал о крупных состояниях К. Маркс: "В основе любого крупного капитала лежит преступление..."

Более того, особо ретивые ограничивают строительство колониальных империй несколькими столетиями человеческой истории, тем самым низводя колониализм до одного из признаков эпохи (совсем как у В.И. Ленина с империализмом, как высшей стадией развития капитализма). Однако, будучи всемирно-историческим процессом, колониализм не являлся чем-то статичным, неизменным, но был подвержен влиянию различных факторов и оттого изменялся во времени. Если мы сравним Португальскую империю начала XVI-го столетия с Британской образца рубежа XIX - XX вв., мы найдём между ними мало общего. Во всяком случае, различий будет больше. Однако это не означает, что у португальцев была колониальная империя, а у британцев - нет. Просто-напросто мы видим разные этапы развития одного и того же явления, усиленные, к тому же, культурными особенностями этих двух народов.

По этой же причине совершенно не важен уклад, в котором находилась метрополия, когда она возводила здание своей империи: это мог быть рабовладельческий строй, как во времена древнего Рима, империя могла носить феодальный характер, как Кастильская или Московская в XVI - XVIII ст., а могла быть и капиталистической, как, например, Британская или Германская в последней трети XIX в. - не это было главным. Основополагающим признаком такой империи было неравноправные отношения метрополии и её владений, кои мы традиционно именуем колониями.

Возвращаясь к противопоставлению "империи" и "колониальной империи", мы можем резюмировать, что таковое надуманно. В принципе, обе они являются двумя точками одного и того же процесса: любая колониальная империя, ежели ей хватит сил дойти до логического конца своего развития, при этом не развалившись на части, превращается в "просто империю". Посмотрите на Рим времён императора Каракаллы: ведь дело не в издании им известного эдикта, даровавшего всем жителям империи права гражданства. Точнее - в нём, но не только. Главное - в том, что к III ст. от Р.Х. Рим переформатировал земли, лежавшие за пределами "итальянского сапога" под себя - изменил хозяйственный уклад и мироощущение людей, населявших эти земли.



Римская империя в III ст. от Р.Х.

Собственно говоря, функция империи к тому и сводится - к подведению разнообразных территорий и населяющих их народов, оказавшихся под властью одного правительства, под один знаменатель. В этом смысле ещё одним красноречивым рассказом о превращение колониальной, лоскутной, империи в достаточно единообразное государство является русская история. Начав построение своего государства в конце XV ст. и из века в век включая в его состав всё более и более отдалённые от управляющего центра земли, населённые невиданными для жителя Среднерусской возвышенности туземцами, Москва не ограничивалась механическим нанизыванием их, как грибов, на суровую нитку, а неспешно, но верно интегрировала их в себя. Итогом этого многовекового процесса стало не столько беспрецедентное шествие "Русского мира" встречь солнцу, сколько превращение Казанского, Астраханского, Сибирского ханств, Новороссии, Дальнего Востока и Приморья - некогда колоний в исторические области Русской земли.

Переформатирование разношёрстных пространств и разноликих народов осуществлялось с помощью различного инструментария, коий определялся в большей мере объективными реалиями эпохи, нежели желаниями правителей. Но в любые времена в любом конце света метрополия всегда начинала колонизацию территорий с создания некоей идеологической матрицы, либо применяла уже имеющуюся. В XV-ом веке роль таковой отводилась религии, а учитывая то, что к возведению зданий своих заморских владений приступили европейские державы, - христианству.

В принципе, это занятие европейцам было не внове. Скажем, Карл Великий, захватив земли саксов, для их окончательного покорения, решил крестить язычников. Другой пример, более близкий нам, - из отечественной истории: в конце Х-го столетия киевский князь Владимир Святославич, мечом и огнём укрепив свою власть над землями, доставшимися ему в наследство от отца, и подчинив своей воле новые народы, столкнулся с необходимостью превращения своего "лоскутного одеяла" в империю Рюриковичей в полном смысле этого слова, для чего обратился к выбору веры. При этом "первый подход к снаряду" (с) несколько отличался от традиционного летописного сюжета о выборе веры: молодой правитель, братоубийца и знатный любитель слабого пола, позже возведённый в ранг святого и равноапостольного князя, озаботился созданием единого для всего государства и населявших его языцех пантеона богов. Несколько позже, под давлением геополитических реалий Владимир изменил мечту идеологию, но не изменил мечте свою стратегию. Это через создание общей системы ценностей позволяло выработать единый для населения обширной державы стереотип поведения и, как следствие, инкорпорировать непохожие племена в один народ.

В подобном духе действовали испанцы, чьи католические короли Фердинанд и Изабелла на рубеже XV - XVI ст. начинали строить не абы какую, а христианскую, и не христианскую вообще, но именно католическую империю. По этой самой причине едва ли не первый европеец, ступивший на землю американского континента, был католическим священником.


Диоскоро Пуэбла. Первая высадка Колумба на берегах Нового Света,
в Сан-Сальвадоре, Вест-Индия, 12.X.1492 г. (Библиотека Конгресса США, 1862 г.)

Сам же адмирал моря-океана в посвящении католическим королям книги своих странствий дословно написал следующее: "... После того как ваши высочества, христианнейшие, высочайшие, светлейшие и всемогущие государи - король и королева Испании и островов моря, наши повелители в нынешнем 1492 году положили конец войне с маврами, которые царствовали в Европе, и завершили войну в великом городе Гранаде, где в этом же году, во второй день января, я видел сам, как силой оружия водружены были королевские стяги ваших высочеств на башнях Альхамбры, цитадели Гранады, и как король мавров вышел из городских ворот, дабы поцеловать царственные длани ваших высочеств и государя, моего повелителя, в этом же месяце, я осведомил ваши высочества о землях Индий и об одном государе, который зовётся "великий хан", что означает на нашем языке "царь царей". Этот государь и предки его много раз отправляли послов в Рим с просьбой направить к ним людей, сведущих в делах веры (doctores en nuestra sancta fe), дабы они наставляли в ней; святой же отец [папа] никогда не удовлетворял [эти просьбы] и много народов [поэтому] впало в ничтожество и приобщилось к гибельным вероучениям и обратилось к идолопоклонству. И поэтому ваши высочества, как католики-христиане и государи, почитающие святую христианскую веру и споспешествующие её распространению и как враги секты Магомета и всяческого идолопоклонства и ересей, решили отправить меня, Христофора Колумба, в указанные земли Индий, с тем, чтобы повидал я этих государей и эти народы и дознался бы о состоянии этих земель и также о том, каким образом окажется возможным обратить их в нашу веру. И повелели [ваши высочества], чтобы я направился туда не сушей, следуя на восток, как обычно ходят в ту сторону, но западным путем, каковым, на сколько мы это достоверно знаем, не проходил еще никто...".

Действия португальцев принципиально мало чем отличались от испанских. Так, на вопрос представителей каликутского саморина посланцу Васко да Гамы, что ищут португальцы в Индии, тот без обиняков ответил: "Христиан и пряности".


Один из старейших христианских храмов Гоа - Церковь Непорочного зачатия Божьей Матери,
г. Панаджи, Индия (1541 г.)

Впрочем, тут дело даже не в распространении христианства, а в том, что религия для португальцев и испанцев играла роль ключевого элемента системы распознавания "свой - чужой": принявший католичество получал входной билет на этот праздник жизни. Собственно говоря, это отличительная черта средневекового этногенеза, когда принадлежность к народу определялась не языковой общностью, а вероисповеданием. Как следствие, принявшие Христа туземцы Малабарского берега или индейцы Нового Света достаточно легко вливались в состав социума пришельцев. Более поздние империи - Английская (и её правопреемница - Британская), Голландская, Французская и Германская - демонстрировали уже пренебрежение к конфессиональному подходу, исповедуя подход расовый.

То же, что было сказано в отношении иберийских империй, справедливо и в части ранней Московской империи. Возникнув на полвека позже Кастильской, она, по сути, остаётся средневековой колониальной империей в части подхода, демонстрируемого к подчинённым территориям: уже после освобождения из-под ярма Большой орды Москва принимает и кооптирует в себя татарских батыров, принимающих православие и становящихся отныне Аксаковыми, Кутузовыми и прочими Чаадаевыми. Основу имперской идеологии молодой империи составляет мессианский концепт "Москва - Третий Рим", который носит ярко выраженный конфессиональный характер, а взятие первой настоящей колонии войсками московского императора (Казанское ханство) - царя - на Покрова Пресвятой Богородицы 1552 года (1 октября по ст.ст.) запечатлевается возведением в начале 60-х гг. XVI ст. на Красной площади Покровского же собора.


Символ русского империостроительства – Собор Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву,
г. Москва, Россия (1555 – 1561 гг.)

Вообще, это сооружение является знаковым не только и не столько в русской архитектуре, сколько в русской историософии: будучи широко известным в наше время под именем церкви, пристроенной к зданию собора лишь через четверть века после возведения самого собора (храм Василия Блаженного), современники знали его под многими иными, более говорящими о его значении названиями - Покровский, Троицкий или Иерусалимский собор. И если первые два названия есть память о взятии Казани и о посвящении собора, то последнее, вопреки различным версиям, - это своего рода взгляд в будущее, такая себе программа государственного строительства: символ Нового Иерусалима, царства Божия на земле. "И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло..."

Tags: идеология, империализм, история, клерикализм, колониализм, мысли вслух
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…