Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

CCLXIV. "Жадность - это плохо" (с)

Быть может дону qebedo эта история на что сгодится...

По поводу "облико морале" (с) представителей семейства Буонапарте, пока ещё родственников Первого консула, но уже скоро императора французов. Мануэль Годой, маркиз Альварес де Фариа, первый герцог Алькудия в своём письме, писанном в Бадахосе 1-го июня 1801 г. и адресованном королеве, рассказал следующую историю.

Люсьен Бонапарт прибыл в Бадахос с заданием заключить мирный договор с Португалией по результатам Апельсиновой войны, а заодно вытребовать от побеждённой стороны контрибуцию в размере 15 млн. франков. Но свой разговор с союзником, доном Годоем, он начал с просьбы фактически уступить французам свою долю контрибуции с поверженной Португалии, общей размер которой определил аж-но в 30 миллионов франков.

Когда Годой возразил, что, во-первых, не одни французы вешали флаг на Рейхстаге проливали кровь, а во-вторых, сумма-то немаленькая: дескать, вьюноша, умерьте свои аппетиты, - посол Франции в Испании и по совместительству брат Наполеона Бонапарта, не моргнув глазом, скостил её до 25 миллионов, добавив: "Пятнадцать - для моего правительства и десять - для нас двоих". Маркиз Альварес де Фариа, носи он монокль, обязательно выронил бы его из глаза, ибо такой наглости он, валидо, сиречь человек, коему по должности положено не только управлять королями, а через них и страной, но и тащить всё, что плохо лежит, в свой карман, просто не ожидал от корсиканского выскочки и как бы революционера, т.е. человека, у которого сознание определяет бытие, а не наоборот, такой неприкрытой наглости.


Мануэль Годой, маркиз Альварес де Фариа, первый герцог Алькудия
(портрет кисти Agustin Esteve y Marqués)

Но когда посол повторил своё предложение, Годой, придя в себя, ответил что-то вроде: "Друг мой! Если правительство получит только 15 миллионов, а Вы удовольствуетесь своими пятью, то, стало быть, просить надо лишь 20," намекая французу итальянского происхождения, что он, Годой, хотя и кровосос на теле испанского народа, но таки кровосос честный, живущий, т.с., по понятиям. Не тут-то было! Люсьен Бонапарт, бросив на герцога Алькудию наивный взгляд своих голубых карих глаз, удивлённо спросил: "А Вы? Надо пользоваться моментом, тем более, когда ещё такой случай выпадет?!"


Люсьен Банапарт (портрет кисти Франсуа-Ксавье Фабра)

Короче говоря, Годой стал лихорадочно шарить по карманам своего камзола в поисках валокордина. Он почувствовал себя на грани провала: согласись он на свою долю, и завтра вся Европа с подачи французского посла будет говорить о его, Годое, продажности. В пору было закричать "No comments! Это провокация!!" Маркиз пустил в ход всё красноречие, на которое только был способен, лишь бы уговорить Бонапарта взять свои пять миллионов и оставить его в покое - первый герцог Алькудия уже был согласен даже лишить свою страну заслуженной контрибуции, но корсиканец продолжал играть непонимание: "Но у Вас же доход - всего два миллиона! Я за год исполнения обязанностей министра [внутренних дел] обеспечил себе один из имеющихся у меня четырёх миллионов и, пока не получу 12, должен использовать любую возможность".

В конечном итоге испанскому валидо каким-то чудом удалось отбиться от происков нечистого на руку представителя Французской республики, но на следующее утро чудо распухло и мешало ходить при этом он осознал, о чём и не преминул отписать королеве, что сей дьявол уже понял, на какие бонусы может претендовать, а значит, у гишпанцев появился ниточка, дёргая за которую можно попытаться изменить кое-какие условия договора в свою пользу.

UPD. Прошу пардону у шановного панства: я тут малость напутал. Конечно же, речь шла не о получении французами кредита у испанцев, а о распределении контрибуции, получаемой по итогам Апельсиновой войны. Необходимые изменения внесены в текст заметки.

Tags: XIX столетие, Испания, Франция, история, наполеоновские войны
Subscribe

  • СТАРЫМИ СЛОВЕСАМИ ДА НА НОВЫЙ ЛАД

    Смотрю я окрест себя на всё то безобразие, что творится сейчас по случаю юбилея сами знаете какого события, и на душе тошно становится. Ни дать, ни…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments