Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CCXLVII. Столичный экспресс

Если на клетке слона прочтёшь надпись
“буйвол”, не верь глазам своим”

Козьма Прутков

А давайте-ка, дорогие читатели, малость посуворим? Ну, или порезуним на крайний случай?

На днях едучи в "Красной стреле" по маршруту Ивана Васильевича и его невинно убиенного сына Ивана Ивановича, обсуждали с коллегой московские площади в сравнении с питерскими: благодаря оптическому шарлатанству, Красная площадь по ТВ выглядит значительно больше, чем есть на самом деле, да и площадь Пушкина, например, больше кажется, чем есть на самом деле. Помянули в связи с этим и крупнейшую площадь Европы, покалякали за жисть о причинах таких её размеров: то ли всё дело - в гигантомании, характерной для Советского Союза тех времён, то ли ещё в чём. Коллега высказался в духе того, что начинали строить её, имея планы по возведению большого комплекса правительственных зданий, ну, а опосля переноса столицы в Киев, дело-то и заглохло.


Площадь перед зданием "Госпрома". Харьков, 1930-е гг.

В общем, мысль коллеги, особо не задерживаясь, понеслась лихим кавалерийским наскоком дальше. Я же споткнулся об эту самую площадь: в голове мелькнула интересная мысль, я бы даже сказал - догадка, которая, того и гляди, упорхнёт восвояси: ищи её потом, свищи.

Короче говоря, как вы уже наверное догадались, сегодня пойдёт о Харькове. Точнее - о переносе столицы Украинской Социалистической Советской Республики из сего славного города в не менее славный Киев-град, о событии, произошедшем в 1934-ом году. Самое интересное во всей этой истории с переносом - то, что на основные вопросы, которые, вроде бы, должны интересовать историков (зачем и почему именно тогда), никто не отвечает, а если и пытается ответить на них, то делает это столь топорно, что лучше бы и не брался за дело.

Поэтому давайте для начала обратимся к первоисточнику - стенограмме пленума ЦК КП(б)У. Итак, 18.I.1934 г. состоялось заседание Центрального комитета компартии Украины, на котором было рассмотрено всего три вопроса: 1) утверждение повестки дня XII съезда партии, 2) утверждение тезисов доклада председателя Совнаркома УССР В.Я. Чубаря о колхозном и совхозном строительстве - оба вопроса были решены быстро, голосование прошло единогласно и тогда перешли к обсуждению следующего пункта - 3) о переносе столицы Украины в Киев.

Слово взял "второй первый секретарь" (с) - П.П. Постышев, личный эмиссар И.В. Сталина на Украине, совмещавший посты второго секретаря ЦК КП(б)У, первого секретаря Харьковского обкома и горкома КП(б)У и, по слухам, секретаря ЦК ВКП(б). Он честно признался собравшимся, что сие не его идея, но предложение ЦК ВКП(б) и лично товарища Сталина. Запомним этот момент: он очень важен во всей этой истории!


Д'Артаньян и три мушкетёра:
Л.М. Каганович, И.В. Сталин, П.П. Постышев и К.Е. Ворошилов.
Январь 1934 г.

Причины такого переноса были, по словам товарища Постышева, следующими: "... Во-первых, и самое основное то, что Советский Союз, а в том числе и Советская Украина, сейчас является страной могучей, крепкой во всех отношениях. Поэтому упраздняются все причины, какие мешали раньше Киев сделать столицей Украины. Во-вторых, чтобы враги Советского Союза и Советской Украины ещё больше убедились в том, что мы сейчас являемся могучей страной и ни в каком отношении врага не боимся. Это своего рода демонстрация фактическая перед врагом. В-третьих, что враги, ещё всякие осколки, особенно националистические, как говорит тов. Сталин, смотрят на то, что Киев - пустое место. Чтобы они не думали и никаких себе перспектив окончательно не строили несбыточных, не волновались и не нервничали, что это пустое место. Дальше очень большая, одна из решающих причин, это то, что Правобережье является основной частью Украины. Сердцевиной Советской Украины всётаки является Правобережье, включая сюда и Одессу. Внимание Правобережью, особенно дельнейшему колхозному строительству должно быть усилено. Если заниматься дальнейшим развитием - углублённым, на базе индустриализации и сплошной коллективизации, национально-культурным строительством и большевистской украинизацией, то это, конечно, будет очень много способствовать. Это тоже одна из причин очень серьёзных..."

Несмотря на обилие слов, причин принятия решения о переносе столицы Советской Украины из Харькова в Киев - три: первая и главнейшая - довершение коллективизации на Правобережье, вторая - культурная революция под соусом большевистской украинизации и третья - внешнеполитическая акция, демонстрирующая рост мощи СССР и выбивающая землю из-под ног всевозможных "клеветников России" (с). Давайте рассмотрим их подробнее.

Управлять боем нужно из штаба, расположенного поблизости от линии фронта, а не глубоко в тылу. Коллективизация была войной, которую правительство вело против собственного крестьянства, а Харьков находился слишком далеко от театра военных действий - Правобережья и Новороссии, чтобы можно было эффективно руководить боями. В этом смысле перенос столицы на запад на первый взгляд кажется не лишённым смысла. Однако при ближайшем рассмотрении всё оказывается не столь очевидным.

На заре коллективизации ситуация на Правобережной Украины действительно была далека от того идеала, который создали себе коммунисты: так, в Киевской области по состоянию на 1.Х.1930 г. доля коллективизированных хозяйств составляла 26,9% от общего количества хозяйств региона. Однако драконовские меры, предпринятые властью, привели к тому, что уже к 1.Х.1932 г., т.е. за год с лишним до принятия решения о переносе столицы УССР в Киев, доля коллективизированных хозяйств в области достигла 67,5%. Аналогичной была ситуация и в других областях Правобережной Украины: в Одесской области - 84,4%, Винницкой - 58,9% и в Молдавской АССР - 68,3%. Левобережная Украина, безусловно, опережала Правобережье: доля коллективизированных хозяйств в Днепропетровской области составляла на 1.Х.1932 г. 85,1%, Донецкой - 84,4%, Харьковской - 72,0% и Черниговской - 47,3%. Но причина крылась во многом в характере местности: многие районы Киевщины лежали в лесистом и труднодоступном Полесье, где традиционно было развито фермерство (аналогичная ситуация наблюдалась и в Черниговской области, находившейся на левом берегу Днепра) [1].

В целом же, задолго до озвучивания товарищем Постышевым "одной из решающих причин" она была выполнена: уже к 1.VI.1933 г. в целом по республике был достигнут уровень коллективизации, превышающий средний по Советскому Союзу: 69,5% всех хозяйств УССР против 64,4% в СССР и 81,4% всей посевной площади УССР против 81,2% по СССР. К октябрю же 1934 г., т.е. аккурат к сроку, определённому ЦК КП(б)У для переноса столицы УССР в Киев, даже в таких глухих областях республики, как Киевская, доля коллективизированных хозяйств перешла рубеж в 80,0% (81,0% для Киевщины). Короче говоря, как ни крути, а не выходит каменный цветок идея объяснить перенос столицы далеко на запад республики целями усиления коллективизации Правобережья весьма плоха.

Теперь относительно второй причины - национально-культурного строительства на Правобережье. Тут, во-первых, следует отметить, что, хотя сами большевики и говорили, что Киев для их врагов - пустое место, однако авторство этого утверждения, скорее всего, принадлежало им самим. На закрытии пленума П.П. Постышев назвал Киев естественным географическим центром Украины и на вопрос из зала дал следующее пояснение: "... Нет другого названия, политический центр не подходит, так, где правительство, так и политический центр; культурный - тоже не подходит. Одно время пытались назвать Киев культурным Донбассом, но из этого ничего не вышло, как и из автора этого предложения. Мы говорим не о точке, а о столице, это совершенно другое дело и здесь, конечно, географический центр..."

Прочитав эти слова, у вас волей-неволей встаёт перед глазами образ забитой и отсталой в культурном плане Правобережной Украины. Однако это не так: в 1934 - 1935 учебном году на территории УССР действовало 21.992 начальные, неполные средние и средние школы, в которых обучалось 4,7 млн. чел., причём в сельской местности работало 19.880 школ с 3,5 млн. учащихся. Отдельно следует упомянуть ситуацию с высшим и среднеспециальным образованием в республике: по состоянию на 1.I.1933 г. в УССР действовало 190 высших учебных заведений (включая 4 университета), в которых обучалось 106,7 тыс. студентов, и 707 техникумов с 156,5 тыс. студентов. Наконец, не забудем бросить взгляд на развитие библиотечного дела: школы школами, а без свободного доступа к книгам в самом дальнем медвежьем углу сложно говорить о каком-либо культурном строительстве. По состоянию на 1.Х.1934 г., т.е. аккурат к установленной дате переноса столицы в Киев, в республике действовало 15.743 библиотеки с суммарным размером книжного фонда в 52,7 млн. экземпляров:


Очевидно, что у нас нет оснований говорить о культурной отсталости областей правобережной части УССР по сравнению с Левобережьем. Здесь речь идёт, безусловно, о другом: о национальном строительстве, точнее - о том, что вкладывали коммунисты в это словосочетание.

Ещё в 1930-ом году, выступая на XVI-ом съезде ВКП(б), П.П. Постышев рвал на груди тельняшку, выступая против великодержавнических настроений в партии: "... У нас на Украине среди части специалистов, а через них и среди отдельных коммунистов, особенно студентов, имеется такая установка: или индустриализация или украинизация. Некоторые в погоне за интернационализмом предлагают в школах ввести вместо украинского языка - язык эсперанто. Они не понимают, что именно теперь, в период индустриального подъёма, и в национальных республиках создаётся база для расцвета национальной по форме и социалистической по содержанию культуры..." Здесь он ничего нового не сказал, а лишь повторил один из тезисов доклада Сталина на этом же съезде - о необходимости борьбы против уклонов к великорусскому шовинизму и местному национализму.

Однако в начале 1934 г. ситуация изменилась кардинальным образом. Всего через неделю после пленума ЦК КП(б)У, выступая с отчётным докладом на открывшемся XVII-ом съезде ВКП(б), И.В. Сталин обрушился с критикой на ситуацию в УССР: "... Спорят о том, какой уклон представляет главную опасность, уклон к великорусскому национализму или уклон к местному национализму? При современных условиях это - формальный и поэтому пустой спор. Глупо было бы давать пригодный для всех времён и условий готовый рецепт о главной и неглавной опасности. Главную опасность представляет тот уклон, против которого перестали бороться и которому дали таким образом разрастись до государственной опасности. На Украине ещё совсем недавно уклон к украинскому национализму не представлял главной опасности, но когда перестали с ним бороться и дали ему разрастись до того, что он сомкнулся с интервенционистами, этот уклон стал главной опасностью..."

Именно с этой даты, 26.I.1934 г., можно начинать отсчёт сворачивания политики украинизации. И именно товарищу Постышеву предстояло сыграть свою чёрную роль в том, что он назвал национально-культурным строительством и большевистской украинизацией - в фактическом уничтожении украинской национальной культуры и творческой интеллигенции, как её носителя.


Семья Крушельницких - символ украинского "Расстрелянного возрождения":
из десяти человек, представленных на фотографии,
шестеро были репрессированы в 1934 - 1937 гг. и погибли

Строго говоря, репрессии против национальной интеллигенции начались ещё в конце 1920-х гг.: репрессии против эсперантистов (1924 - 1927 гг.), процесс Союза освобождения Украины (1930 г.), массовый расстрел украинских кобзарей (1930 г.). Однако в 1934-ом году начинается новая волна репрессий, параллельно с которой сворачивается процесс обучения на украинском языке, что ведёт к массовому закрытию учебных заведений. Уже к 1.Х.1934 г. количество ВУЗов в УССР сократилось по сравнению с 1.I.1933 г. на треть, до 131 заведения, а к 1.Х.1935 г. - до 122 заведений. Количество техникумов снизилось к 1.Х.1934 г. по сравнению с 1.I.1933 г. на 29,1%, до 501 заведения, а к 1.Х.1935 г. - до 438 заведений.

Таким образом, идея поддержать поворот к сворачиванию украинизации административными мерами - переносом столицы с территории более русифицированной Слобожанщины на земли значительно менее урбанизированной и оттого более украинизированной Киевщины (украинский язык традиционно был на Украине языком села, польский, а затем и русский - языком города) имеет определённый смысл.

Ну и давайте рассмотрим третью причину, озвученную товарищем Постышевым, - внешнеполитическая акция, демонстрирующая рост мощи СССР. В принципе, это самое слабое из возможных объяснений переноса столицы республики в Киев, произошедшего с бухты-барахты. Хотя именно она и вызвала у меня одну догадку, о которой я написал в самом начале данной заметки. Итак, давайте немного пофантазируем.

Конец 1933-го года (ибо решение, скорее всего, принималось И.В. Сталиным именно тогда). В мире бушует Великая Депрессия. Ещё на XVI-ом съезде партии, вождь, выступая с отчётным докладом о ситуации в стране и мире, подчеркнул, что "у них" (с) всё очень плохо: производство рухнуло, безработных миллионы, растут национально-освободительные движения в колониях - в общем, грядёт то ли мировая революция, то ли очередная большая война. Прошло три года, и дядюшка Джо несколько откорректировал свою позицию, но в главном остался непреклонным: кризис закончился, рабочий класс слаб, но грядёт очередная большая война!

В этих условиях переносить столицу союзной республики практически вплотную к государственной границе - безумие. На всякий случай я напомню уважаемым читателям: вплоть до осени 1939 г. западная граница УССР (она же - государственная граница СССР) проходила в 250 - 270 км от Киева. Т.е. своим решением ЦК ВКП(б) переместило столицу республики из тылового Харькова (приблизительно 700 км от границы) в потенциальную зону боевых действий!


Советская Украина. Январь 1939 г.

Спрашивается - зачем? Усилить свою позицию таким манёвром не получится. Нажить большие проблемы - всегда пожалуйста! Тем более, что на момент принятия решения по Украине у Сталина имелись ещё две головные боли: Ленинград и Минск - оба de facto приграничными городами, и оба в случае чего могли очень быстро пасть. А ведь и Ленинград, и Киев - это уже крупные центры новорожденной советской промышленности. Их потеря - это не только удар по имиджу Страны Советов, не только удар по боевому духу населения СССР, но это мощный удар по всей советской экономике. И Сталин это прекрасно понимал: в конце 1939 г. ради безопасности Ленинграда (во всяком случае, именно так советская пропагандистская машина объясняла этот шаг) он затеял совершенно ненужную Советскому Союзу войну с Финляндией, нажил у себя под боком смертельного врага, разом перечеркнул все более чем десятилетние усилия по формированию у иностранцев образа СССР, как борца за мир во всём мире, и чуть был не испортил отношения с будущими союзниками по Антигитлеровской коалиции.

Так вот, в попытке ответит на вопрос, зачем же Сталин решил перенести столицу Советской Украины ближе к границе, мне вспомнились слова К. Маркса из его известного произведения, которое так любили цитировать в СССР, но которое не шибко спешили публиковать: "... Но здесь упускают из виду одно важное обстоятельство, тот tour de force, которым он [Пётр I. - Пан Гридь] перенёс столицу империи из континентального центра к морской окраине, ту характерную смелость, с которой он воздвиг новую столицу на первой завоеванной им полосе балтийского побережья почти на расстоянии пушечного выстрела от границы, намеренно дав, таким образом, своим владениям эксцентрический центр. Перенести царский трон из Москвы в Петербург значило поставить его в такие условия, в которых он не мог быть в безопасности даже от внезапных нападений, пока не будет покорено все побережье от Либавы до Торнио, а это было завершено лишь к 1809 г. с завоеванием Финляндии..."

Не будем обсуждать действия Петра и корректность выводов Маркса - для нас большую важность имеет предложенная схема: создание столицы на самой окраине государства, там, где она подвержена опасностям нападения извне, а затем экспансия вовне, до тех пор, пока угроза столице не будет снята новыми территориям, прикрывающими её от внешней агрессии.

Итак, взглянем ещё раз на ситуацию:

1) Политбюро полагает, что мир катится в бездну новой войны, причём, как отметил на XVII-ом съезде ВКП(б) товарищ Сталин, агрессором в новой войне будут фашисты, под которыми он понимает именно германских национал-социалистов;

2) каковы планы у А. Гитлера, кто его враги, И.В. Сталин знал наверняка, ибо канцлер был персоной публичной, своих взглядов никогда не скрывал, плюс ко всему - подстраховался: тщательнейшим образом разжевал их для публики и зафиксировал на бумаге ("Моя борьба");

3) вплоть до января 1934 г. Германский Райх и вторая Жечь Посполита (на территорию которой, замечу, по словам А. Гитлера несколько веков назад и было приостановлено германское колонизационное движение) не имели договора о ненападении.

В этой ситуации столица УССР переносится из Харькова в Киев, поближе к центру будущей заварушки. И как нельзя кстати вспоминаются рассуждения товарища Постышева о Киеве, как географическом центре Украины...

П Р И М Е Ч А Н И Е:

[1] Секретарь Киевского обкома КП(б)У И.Л. Ильин следующим образом объяснял низкие темпы коллективизации (едва не написал "колонизации": что ни говори, а оговорка по Фрейду!) в Полесье: "... Особые дореволюционные условия развития капиталистического хозяйства в Полесье, к которым относится колонизация (немцев, чехов, поляков) с насаждением кулацких хуторов, столыпинская хуторская реформа, принадлежность большей части земельных угодий помещикам создали исключительную разбросанность населения по хуторам между лесами и болотами (81 тыс. хуторов). Крайне низкие показатели по общей грамотности населения, примитивность способов ведения сельского хозяйства, наиболее острая классовая борьба в связи с близостью границы, чрезвычайно слабые парторганизации - всё это является основной причиной более замедленных темпов коллективизации в полесских районах..." [Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в 5-ти тт. Том IV: 1934 - 1936. - М.: "РОССПЭН", 2002. - с. 265 - 266].

Tags: XX столетие, Украина, история, коллективизация, коммунизм, конспирология, мысли вслух, просвещение, террор
Subscribe

  • СТАРЫМИ СЛОВЕСАМИ ДА НА НОВЫЙ ЛАД

    Смотрю я окрест себя на всё то безобразие, что творится сейчас по случаю юбилея сами знаете какого события, и на душе тошно становится. Ни дать, ни…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • СТАРЫМИ СЛОВЕСАМИ ДА НА НОВЫЙ ЛАД

    Смотрю я окрест себя на всё то безобразие, что творится сейчас по случаю юбилея сами знаете какого события, и на душе тошно становится. Ни дать, ни…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…