Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

CXXXII. Русь святая, Русь колониальная: И снова о терминах

Всё-таки ура-патриоты занимательные ребята! И чего они только не придумают, лишь бы доказать, что их Родина - самая-самая. Со стороны, правда, это выглядит по меньшей мере странно...

Мне, вот, в обсуждении сакраментального вопроса “Была ли Россия колониальной империей?”, когда стало ясно, что империи XV - XVI вв. совсем даже не были промышленно развитыми странами, предложили новый контраргумент: ранний колониализм - это процесс подчинения и эксплуатации более развитыми странами менее развитых стран и территорий в ходе первоначального накопления капитала.

Ну, что же, первоначальное накопление - так первоначальное накопление. Давайте посмотрим, каким боком оно относится к колониализму и вообще относится ли...

Марксисты рассматривают первоначальное накопление капитала, как исторический процесс, создающий условия для зарождения и дальнейшего развития капиталистического производства. Т.е. речь идёт не просто о банальном грабеже колоний, населённых бедными, забитыми аборигенами, и не об ограблении других грабителей, как было в случае с известными английскими пиратами, кормившимися с испанских галеонов. Нет, речь идёт о формировании двух ключевых для возникновения и развития капиталистического способа хозяйствования институтов (конечно же, в зачаточном виде): рынка труда и рынка капиталов.

Создание рынка труда обеспечивалось массовым обезземеливанием крестьянства. Например, в Англии инструментом этого процесса стало огораживание. В Испании было своё огораживание с тем же результатом, но проводившееся, правда, с иными целями: если англичане отгораживали пахотные земли от крестьян, пытаясь выделить таким образом дополнительные площади под пастбища, то испанцы отгораживались от вездесущей Месты - объединения овцеводов, - пытаясь, впрочем безуспешно, защитить свои пашни.

Рынок капиталов формировался за счёт экономической эксплуатации колоний (широкий спектр возможностей от выращивания экзотических плодов до неравноценной торговли и прямого ограбления аборигенов), добычи (военная добыча или добыча о пиратских рейдов (скажем, рейды английских пиратов во времена Елизаветы I обходились испанской короне в кругленькую сумму - до 3 млн. дукатов в год!), экспроприации личных наделов крестьян, реформирования фискальной системы, учреждения государственных займов и введения системы протекционизма (три последних фактора выходят за рамки, т.н., раннего колониализма).

Оказывал ли процесс первоначального накопления капитала какое-либо влияние на процесс формирования колониальных империй, и наоборот? Безусловно да! Но с одной оговоркой: это взаимовлияние чётко прослеживается (вплоть до установления функциональной зависимости) в более поздние времена, приблизительно с середины - второй половины XVIII в. Тогда, когда европейская мануфактурная промышленность смогла всеми правдами и неправдами перебороть туземное ремесленное сообщество, обеспечив за собой обширный рынок сбыта, как это было в Индии, или когда на колонизируемых диких территориях, вроде колоний Нового Света, удалось сформировать из собственных колонистов новый рынок, ёмкость которого крепла день ото дня. Именно тогда Англия стала мастерской мира.

Что же касается эпохи раннего колониализма (XVI - XVII ст.), то я предлагаю в этой заметке и рассмотреть, а была ли такая взаимосвязь и взаимовлияние между колонизационным процессом и процессом первоначального накопления капитала, чтобы возводить последний в одни из главнейших признаков колониальной державы.

А. "Ты - мне, я - тебе" (с): влияние процесса первоначального накопления капитала на процесс колонизации.

Итак, обратимся снова к истории старейших колониальных империй Нового Времени - Португальской и Испанской. Здесь я не буду подробно останавливаться на том влиянии, которое оказала молодая промышленность Пиренейских государств на создание их колониальных владений, ибо надеюсь, что в предыдущей своей заметке достаточно убедительно обосновал отсутствие такого влияния.

Тут я бы хотел немного поговорить о миграционных процессах: простая логика подсказывает, что массы безземельных крестьян должны были искать лучшей доли, и не всегда она заключалась в поденной работе или в работе на мануфактуре. Наверняка какая-то часть новых пролетариев могла отправиться за море в поисках хорошего житья-бытья. Однако на практике всё было не так-то просто.

Так, если ещё в XVI ст. из Испании ежегодно эмигрировали в Новый Свет по разным оценкам от 10 до 15 тыс. чел. [1], то уже в конце (а по некоторым данным в середине) XVI-го века страна опустилась в пучину демографического кризиса: многочисленные войны за гегемонию в Европе, эмиграция в колонии, эпидемии вылились в сокращение численности населения страны. В итоге: "Жившие в Лиме в начале XVII века португальские "новые христиане" докладывали, что богатейший купец города был корсиканец <...> и что среди проживающих там иноземцев есть французы, итальянцы, немцы, фламандцы, греки, генуэзцы, англичане, китайцы и индийцы. Иноземное сообщество насчитывало около четырёхсот семей, из которых пятьдесят семь были корсиканцами. В тот же период вице-король Новой Испании докладывал - конечно, с преувеличением, - что опасается угрозы безопасности со стороны многочисленных фламандцев, португальцев, голландцев, французов и других неиспанских европейцев, проживающих под его юрисдикцией." [2]. Т.е., во-первых, ехали далеко не крестьяне, а во-вторых, поток даже тех, кто ехал, достаточно быстро иссяк.

Но это у испанцев, а у португальцев ситуация была ещё хлеще. Они просто не пускали своих крестьян колонизировать новые земли: "Многие из этих людей, получив королевские земельные пожалования, не заселяли колоний крестьянами, а, наоборот, старались не допустить массовой крестьянской колонизации своих феодальных владений. Главную ценность этих земельных пожалований в первые века колонизации (в частности, в Африке) они видели не столько в возможности культивации земли, сколько в возможности торговли ценными местными товарами. Отсюда их стремление к основанию факторий, строительству крепостей, фортов и военных постов, охраняемых сильными военными гарнизонами." [3]. Т.е. все те крестьяне, которые теряли в процессе первоначального накопления свои земельные наделы, в колонии не мигрировали, а шли работать на мануфактуры, буде такие создавались, и которые по описанным выше причинам не могли конкурировать с туземным ремесленным сообществом, читай - не участвовали в процессе экономической эксплуатации колоний.

Таким образом, влияние первоначального накопления капитала на процесс строительства колониальных империй в XVI - XVII ст. в лучшем случае был минимальным, или такового вообще не было.

Б. "Ты - мне, я - тебе" (с): влияние процесса колонизации на процесс первоначального накопления капитала.

Однако, есть ведь возможность и обратного влияния. Поэтому рассмотрим и её.

Как справедливо заметил в своём труде А.М. Хазанов (кстати, один из крупнейших, если не крупнейший, в России специалистов по колониальной истории Португалии!), для экономики колониальных империй раннего Нового Времени была характерна концентрация внимания на каком-то одном продукте. Для Португалии в XV ст. это гвинейское золото, в XVI - первой половине XVII ст. - восточные пряности, во второй половине XVII в. - бразильский сахар, а в XVIII ст. - уже бразильское золото. Испанцы же, как известно, в первые века сконцентрировались на добыче в Новом Свете золота и серебра и добыли оного весьма немало.


Золотое (точнее - серебряное) дно испанских Индий: Потоси, 1553 г.

Казалось бы, вот оно - формирование того капитала, который поднимет испанскую торговлю, а за ней и испанскую мануфактурную промышленность на небывалые доселе высоты. Ан нет! Не тут-то было. В чём же причины? А их, собственно, две.

Во-первых, Испания в XVI - XVII ст. вела постоянные войны. Начиная с католических монархов Изабеллы и Фердинанда, испанских королей, такое впечатления, покусала какая-то редкостная муха: с упорством достойным лучшего применения страна билась в разных точках Европы за идею создания католической универсалистской монархии. И проиграла. Активная внешняя политика и колоссальные военные расходы вели к накоплению внешнего долга, который систематически выливался в дефолт Испании. Таким образом, все эти тонны, десятки, сотни тонн золота и серебра, перевозившиеся испанскими галеонами в течение полутора столетий из Нового Света в Старый, прошли через Испанию, как песок сквозь пальцы рук.

Во-вторых, и об этом я уже упоминал, замкнутость и даже самодостаточность экономик Индостана и всей Юго-Восточной Азии имела своим следствием хроническое отрицательное сальдо торгового баланса не только Пиренейских государств, но и вообще всей Западной Европы: "... несмотря на многочисленные попытки, не удалось выявить ни масштабы “невиданного грабежа”, ни, соответственно, суммы “первоначального накопления”. Более того, оценки баланса “платежей” Восток - Запад, произведенные историками, показали, что ничего подобного в истории не происходило. Конечно, отдельным европейским авантюристам удалось сколотить на Востоке довольно крупные личные состояния. Но в целом общий итог взаимных грабежей, военных авантюр и мирной торговли, своего рода “платежный баланс” Восток - Запад, в течение XVI - XVIII вв. неизменно складывался в пользу первого. Богатства, захваченные испанскими и португальскими конкистадорами, голландскими и английскими пиратами, более чем уравновешивались призами варварийских, оманских и малайских пиратов, а также монопольно высокими ценами, которые восточные правители устанавливали на свои экспортные товары. Хронический дефицит Запада в торговле с Востоком покрывался массированными поставками драгоценных металлов. Около 1/3 серебра, добывавшегося в Америке в XVII - XVIII вв., осело в Азии, покрыв 80 - 90% европейского импорта оттуда. И это не считая доходов от войн в Европе и пиратства. Одним словом, золотые миллионы текли не с Востока на Запад, а с Запада на Восток. И в свете бухгалтерской отчетности рассуждения об “ограблении” народов Азии и Африки как одном из каналов “первоначального накопления” исчезают как мираж, как чисто идеологическое наваждение. С экономической точки зрения все многообразие контактов Восток - Запад в XVI - XVIII вв. (торговый обмен, грабежи, войны) имело своим следствием отток драгоценных металлов из Европы на Восток и способствовало росту сокровищ, находившихся в руках азиатских набобов, мандаринов и пашей..." [4].

Наконец, хотелось бы остановиться на вопросе создания личных капиталов. Без сомнения, экспансия тех же Португалии и Испании привела к появлению нуворишей. Вопрос только в том, куда они свои капиталы вкладывали: "... вызывает сомнение реальность самого “первоначального накопления” как исторического феномена. Не касаясь всех аспектов этой проблемы, в том числе связанных с аграрной историей Европы, хотелось бы все же подчеркнуть, что Восток при этом не играл никакой роли, как если бы его вообще не существовало. Ни торгово-колониальная экспансия европейских стран, ни все золото Востока не имели никакого значения в ускорении научно-технического и экономического прогресса Европы в XVII - XVIII вв. и тем более не являлись “основой” индустриализации Запада. Как показал анализ биографий британских промышленников и их бухгалтерских книг, промышленная революция в Европе, во всяком случае на ее раннем этапе (1760 - 1815), происходила без участия торгового и банковского капитала. Почти все основатели новых промышленных предприятий были людьми довольно скромного состояния, в большинстве своем выходцами из деревни. Они, конечно, использовали сложившуюся до них инфраструктуру свободного рыночного хозяйства. Но в целом промышленное грюндерство было совершенно особой сферой деловой активности и осуществлялось за счет собственных источников финансирования. Бухгалтерские книги первых британских фабрикантов не фиксируют ни ссуд, ни кредитов, полученных из сферы торговли или банковского дела. Другими словами, если в ходе колониальных авантюр создавались отдельные личные состояния, как, например, во время массового расхищения индийских сокровищ в 1751 - 1774 гг., то они не направлялись в сферу промышленного производства и, следовательно, не были и не могли быть источником инвестиций в индустриальное развитие Запада..." [4].

Таким образом, подводя черту под сказанным, можно сделать следующий вывод: процесс первоначального накопления капитала не оказал никакого влияния на процесс создания западноевропейских колониальных империй в раннее Новое Время и поэтому капиталистический способ хозяйствования, возникновение которого было инициировано первоначальным накоплением, не может рассматриваться в качестве определяющего признака колониальных империй.

П Р И М Е Ч А Н И Я:

[1] Урланис Б.Ц. Рост населения в Европе (Опыт исчисления). - М.: ОГИЗ; Госполитиздат, 1941. - с.165.

[2] Кеймен Г. Испания: дорога к империи. - М.: АСТ; Хранитель, 2007. - с. 478.

[3] Хазанов А.М. Экспансия Португалии в Африке и борьба африканских народов за независимость (XVI - XVIII вв.). - М.: "Наука", 1976.

[4] Иванов Н.А. Упадок Востока и переход мировой гегемонии к странам Западной Европы.
Tags: XVI столетие, XVII столетие, Испанская империя, Португальская империя, история, колониализм, международные сравнения, экономика
Subscribe

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

  • «ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО?..»: ВЫПУСК № 3

    На протяжении большей части своей истории человеческое общество было мужским – в нём процветал патриархат, принцип главенства мужчины. Это…

  • И ПОЧЕМУ Я НЕ УДИВЛЁН, ИЛИ…

    … несколько цитат и фактов о событиях полуторавековой давности в одной известной стране. Из циркулярной депеши, отправленной светлейшим…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

  • «ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО?..»: ВЫПУСК № 3

    На протяжении большей части своей истории человеческое общество было мужским – в нём процветал патриархат, принцип главенства мужчины. Это…

  • И ПОЧЕМУ Я НЕ УДИВЛЁН, ИЛИ…

    … несколько цитат и фактов о событиях полуторавековой давности в одной известной стране. Из циркулярной депеши, отправленной светлейшим…