Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

XC. На пути к империи: Лев с душой зайца и заяц с сердцем льва

Просто удивительно, но мою вчерашнюю писанину мало того, что прочитали, но кому-то она даже понравилась! От этого чувство собственной важности у меня с утра пораньше расправило крылья и взмыло в поднебесную высь.

Всё, друзья мои, решено! С завтрашнего дня прекращаю бриться и начинаю отращивать бороду аки Лев Толстой. Ну, или хотя бы а ля Антон Палыч. Опять же - и очки у меня есть. Осталось только дужки поломать, чтобы натуральное пенсне получилось.

Ну а пока суть да дело, извольте выкушать очередную чашечку кофею:


В общем, погнали наши городских!

Г л а в а   II .   Л Е В   С   Д У Ш О Й   З А Й Ц А   И   З А Я Ц   С   С Е Р Д Ц Е М   Л Ь В А

Так лишь на битву построились оба народа с вождями,
Трои сыны устремляются, с говором, скриком, как птицы:
Крик таков журавлей раздаётся под небом высоким,
Если, избегнув и зимних бурь, и дождей бесконечных,
С криком стадами летят через быстрый поток Океана,
Бранью грозя и убийством мужам малорослым пигмеям,
С яростью страшной на коих с воздушных высот нападают.
Но подходили в безмолвии, боем дыша, аргивяне,
Духом единым пылая - стоять одному за другого.

Гомер. Илиада. Песнь третья.

[ноябрь 1114 г., Нортумбрия, близ Ноттингемского замка]

Зима в нынешнем году была ранняя. Уже ко дню всех святых снег толстым ковром укрыл землю, а мороз пронимал до костей, не позволяя спокойно стоять. В предрассветных сумерках у большого костра расположились двое: пожилой крепкого вида мужчина с рыжей окладистой бородой и высокий юноша лет семнадцати. На обоих был одет кольчужный доспех: у старика побогаче, прикрывающий всё тело от шеи до колен, с капюшоном, у парня - длинная кольчужная рубаха, покрывающая руки до локтей. Молодой воин вплотную приблизился к костру, протянув к источаемому ним теплу озябшие руки. Старик, укутавшись в наброшенный на плечи плащ, подбитый бобровым мехом, опирался на ручку длинной, около четырёх футов, секиры и задумчиво смотрел на языки пламени.

- Скажи, ярл Бьёрн, - неожиданно прервал молчание юноша, - почему наш король снарядил против англичан такой малый отряд?

- Король? Ха!.. - в голосе повидашего разного на своём веку воина сквозило явное презрение. - Мой мальчик, наш король Нильс рождён для песен и плясок, а не для трона. Даже слабая женщина более достойна королевского венца, чем наш повелитель...

Сказав это, ярл издал какой-то нечленораздельный звук - нечто среднее между рыком медведя и совиным криком, помолчал несколько мгновений и, повернувшись к собеседнику, продолжил:

- Мы прибыли сюда по воле тинга, который хочет, чтобы мы вернули Дании наследие короля Кнуда - твердокаменный Сноттингахам!.. Что же до твоего вопроса, Хакон, то знай: чтобы приструнить этих трусливых англичан, больших сил и не надо.

- Но ведь не далее как пятьдесят вёсен тому эти англичане разбили войско славного короля Харальда Сурового, - не унимался Хакон.

Бросив по-отечески тёплый взгляд на юношу, ярл ответил назидательным тоном:

- Мой мальчик, когда я был так юн, как ты сейчас, отец моего отца рассказал мне о сражении при Стамфордском мосте... Он был там... Никто не хотел сражаться за английского короля. Жители с радостью встречали армию Харальда. И то, что английский король спас свои владения, - это заслуга его хускарлов, которые, как тебе должно быть известно, единокровны нам...

Слова старого воина были прерваны глухим зовом рога. Встрепенувшись, как будто его ужалил слепень, ярл повернул голову на звук.

За разговором время прошло незаметно. Остатки ночи бесследно исчезли, и вместо темноты, слегка озаряемой светом костра, не далее чем в тысяче шагов от собеседников возникла главная цель экспедиции - Ноттингемский замок. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что эта твердыня, построенная Вильгельмом Завоевателем - отцом нынешнего короля Англии, по праву считается сильнейшей крепостью королевства.

Ниттингемский замок

Ноттингемский замок

Замок был возведён на высоком, футов в шестьдесят, холме, два смежных склона которого заканчивались обрывом, а два других были прикрыты стеной в добрых сорок футов вышины и толщиной не менее чем в пять футов, выложенной из громадных валунов. Ноттингем состоял из трёх частей: из Нижнего, Верхнего и Старого замка.

В Нижний замок можно было попасть через перекинутый через ров каменный мост, прикрытый мощной надвратной башней. Далее дорога вела в Новый замок - каменное укрепление, по углам которого возвышались высокие вежи. Наконец, из Нового замка шёл узкий проход в Старый замок - последний рубеж обороны, располагавшийся на самой макушке холма. Без сомнения, любаяармия могла сломать зубы об эту твердыню.

Бросив взгляд на Ноттингем, ярл Бьёрн в очередной раз убедился в том, что взять замок он сможет только измором.

Между тем по-молодому зоркие глаза Хакона разглядели причину сигнала рога, отвлекшего их от беседы, о чём юноша не преминул сообщить своему старшему товарищу:

- Кажется, англичане передумали отсиживаться за толстыми каменными стенами! Они выводят войска!!

- Да, действительно! - удивился Бьёрн. - Неужели Один услышал наши молитвы?!

- Тише, дядюшка, - а ярл Бьёрн был именно дядей Хакона, - не богохульствуй!

- Ай, Хакон! Не зли меня!! - старик скривился так, будто ему наступили на любимую мозоль. - Что бы ни говорила твоя мать, моя сестра, я не признаю вашего Христа! Мой отец и отец моего отца, и их отцы и деды поклонялись Одину. И я не изменю вере предков. Когда меч врага сразит меня - а я надеюсь погибнуть в бою, как подобает настоящему воину, а не в постели под боком у своей жёнушки - я надеюсь оказаться не в вашем Раю, а в Валгалле и погулять там на славу!.. Впрочем, хватит болтать. Враг захотел сражения, и он его получит! Покажем этим зайцам, на что способен лев, когда он голоден!!

Выстроив своё небольшое войско тремя полками в одну линию, ярл Бьёрн дал англичанам возможность спокойно выйти из замка и построиться в боевой порядок. Его воины, вооружённые длинными скандинавскими секирами, разминали затёкшие за ночь члены. Там и тут порывы ветра доносили до слуха старого воителя обрывки солёных шуточек и грубый смех.

За свои шестьдесят с лишком лет Бьёрн повидал немало. Он побывал в разных землях - от Альдейгьюборга на севере до Царьграда на юге, от Норвегии на западе до Гардарики на востоке. И везде он лил кровь, чужую и свою. Теперь боги забросили его в Англию. Ну, что же, он не боится смерти...

Ярл вышел вперёд, стал перед строем и крикнул своим зычным голосом во всю мощь лужёной глотки, обращаясь к своим воинам:

- Други! Мы пришли на эту землю, дабы вернуть то, что было завоёвано нашими пращурами и что по праву принадлежит нам. Нас мало, но это не должно пугать вас. Там, - и он указал топором себе за спину в сторону выстраивающегося к битве английского войска, - наш враг. У него грозный вид. Но знайте, он уже проиграл сегодняшнюю битву, ибо он боится нас. Не все из вас попируют сегодня в замке Сноттингахама. Но тем лучше - их ждёт радостная участь: пир среди великих богов в Валгалле!!! Вперёд, мои воины! Вперёд, мои братья!

Издав радостный крик, более походивший на рёв разъярённого медведя, датские полки устремились на врага.

А меж тем навстречу им быстрым шагом шли три отряда английской пехоты, вооружённые мечами и прикрытые круглыми деревянными щитами, обитыми железом, и лёгкой кольчугой. Противники сближались. Вот-вот воины обеих сторон должны были перейти с шага на бег, когда неожиданно открыли стрельбу английские лучники, спрятанные за стеной наступающей пехоты.

Первые же стрелы изрядно проредили датский строй. Воины ярла Бьёрна внезапно остановились, будто упёрлись в невидимую стену. Но, воодушевлённые примером своего предводителя, устремившегося далее, бросились вслед за ним. От грома сшибки у Хакона, следовавшего по пятам за дядей, буквально заложило в ушах. Грохот ломающихся щитов, звон мечей о доспехи, звук рвущейся под топорами плоти, человеческой плоти, истошные вопли раненых... Стало жарко. Пот застилал глаза, сложно было разобрать, чья на тебе кровь - твоя или твоего врага. Да это було уже и не важно. Хакону казалось, что враг вот-вот дрогнет, что победа уже у них в руках, когда, как гром среди ясного неба, раздался чей-то истошный вопль: "Латники!!!" В пылу сражения датчане и не заметили, как две английские конные дружины обошли их с флангов и устремились им в тыл...

Схватка была короткой. Погибли многие воины. Пал ярл Бьёрн, сражавшийся пока мечи двух латников одновременно не пронзили его. Бой перерос в бойню. И датчане стали сдаваться в плен. Сначала по одному. То тут, то там. Потом группами. Наконец, всё закончилось...

Порывы ледяного зимнего ветра доносили до уха постороннего наблюдателя причудливую смесь звуков из стонов умирающих, лошадиного ржания и по-военному отрывистых команд капитанов. Среди тел павших воинов лазали в поисках добычи английские лучники. Со стороны датского лагеря доносился какой-то крик и гам: это вечно оказывающиеся впереди всех и вся королевские латники ссорились за право стать счастливым обладателем богатств обоза викингов. Жизнь брала своё. А иссечённый мечами врага Хакон, проваливаясь в забытье, думал, что у зайца оказалось сердце льва, но, вот, у льва - душа зайца.
Tags: разное, черновики
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments