Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

LXIII. Военно-экономический потенциал Третьего Рейха: нефть и нефтепродукты

Любая война и уж тем более война тотальная выдвигает к участникам определённые требования. Это, в первую очередь, наличие мощных вооружённых сил. Но также важно иметь развитое хозяйство и военно-промышленный комплекс, обеспечивающий нужды армии и флота в ходе конфликта. Условно говоря, готовность любого государства к войне можно изобразить в виде треугольника, основа которого - это народное хозяйство, средняя линия - военно-промышленный комплекс, а вершина - вооружённые силы.

Вот и давайте рассмотрим военно-экономический потенциал Германской империи накануне и в ходе Второй Мировой войны. И начнём, пожалуй, с нефти и нефтепродуктов. Как известно, по окончании Первой Мировой войны глава Форин-офис лорд Керзон утверждал, что "дело союзников приплыло к победе на гребне нефтяной волны". Именно так: в войне моторов топливо для этих самых моторов - это ресурс № 1.

Итак, в начале войны потребности Рейха (суммарно потребности хозяйства и вооружённых сил) в нефтепродуктах оценивались в приблизительно 690 тыс. тонн в месяц. Из этой цифры примерно 275 тыс. тонн закрывалось за счёт внутреннего производства, ещё 180 тыс. тонн - за счёт импорта из Румынии и СССР, остальное - из накопленных резервов (на 1.IX.1939 г. они составляли около 2.134 тыс. тонн).

В ходе войны ситуация изменилась кардинальным образом.

Во-первых, расход нефтепродуктов вырос до безобразия.

Во-вторых, с 22.VI.1941 г. все поставки из Советского Союза прекратились в связи с началом войны против него. Правда, немцы очень быстро получили в своё распоряжение месторождения Галичины, которые с такой заботой выговорил себе в 1939 г. Сталин в обмен на соответствующую компенсацию Германии.

В-третьих, это собственно ситуация с румынской нефтью. Авторский коллектив 12-титомной "Истории ВМВ 1939 - 1945 гг.", сравнивая экономический потенциал СССР и стран Оси, по какой-то непонятной причине записал немцам в актив 10 млн. тонн румынской нефти в год, что, извините, есть чепуха, т.к. а) в 1938 - 1944 гг. добыча нефти в Румынии никогда не поднималась выше 6,6 млн. тонн (1938 г.); б) она стабильно сокращалась, достигнув в 1943 г. 5,3 млн. тонн; в) на экспорт (и, заметьте, не обязательно в Германию) попадала далеко не вся добытая нефть (максимум - 4,5 млн. тонн в 1938 г., минимум - 3,2 млн. тн в 1943 г.) и г) максимум того, на что могла рассчитывать Германия и что она получила в 1941 г., - 2,9 млн. тонн, т.е. в среднем 242 тыс. тонн в месяц.

Теоретически немцы, наверное, могли бы выкачать из румын больше нефти, если бы не одно "но" под названием "логистика". Проблема заключалась в том, что в мирное время вся нефть, закупаемая Германией в Румынии, поступала в Рейх по трём каналам: а) морем; б) судами по Дунаю и в) железной дорогой. При этом в 1938 г. на морские перевозки приходилось более 3/4 всех поставок, на речные перевозки - 1/5 и на железную дорогу - менее 1/30!

С началом Второй Мировой войны возможность каботажных перевозок нефти из Констанцы куда-нибудь в Гамбург или Венецию была исключена. А транспортные возможности Дуная и железных дорог существенно ограничены слабостью речного танкерного флота и пропускной способностью железных дорог Румынии. В 1941 - 1942 гг. у немцев существовали планы, которые, впрочем, так и не удалось довести до конца, предусматривавшие значительную расшивку этих узких мест. Так, пропускную способность дунайского маршрута предполагалось увеличить в 3, а железнодорожной сети аж в 8 раз! При этом сами же немцы не считали возможным импорта из Румынии после модернизации транспортных возможностей Оси в регионе более 4,6 млн. тонн в год.

Наконец, в-четвёртых, уже в ходе Второй Мировой войны начали выходить на проектные мощности германские заводы по производству синтетического топлива. Для сравнения: если пиковые поставки нефти из Румынии давали Рейху в 1941 г. менее 250 тыс. тонн сырья в месяц, то в апреле 1944 г. у себя в "Фатерлянде" немцы "без шуму и пыли" (с), "не отходя от кассы" (с), получили 600 тыс. тонн "синтетики", т.е. готового продукта.

Германское руководство прекрасно понимало важность обеспечения экономики страны и её вооружённых сил нефтепродуктами. Поэтому ещё в 1930-е гг., после прихода НСДАП к власти, предпринимаются попытки расширить доступ немецких компаний к зарубежным нефтяным источникам.

Наиболее перспективным нефтеносным районом в указанный период являлся ближневосточный регион. Так, в 1938 г. в четырёх странах Передней Азии (в Иране, Ираке, Саудовской Аравии и Бахрейне) добывалось суммарно около 16,2 млн. тонн нефти, или 5,9% мировой добычи.

Ближний Восток

Ближний Восток

Но уже в 1945 г. этот показатель вырос в полтора раза до 25,5 млн. тонн, составив, таким образом, 7,1% мировой добычи. Для сравнения: в 1945 г. советская промышленность выдала на гора 19,4 млн. тонн нефти и газового конденсата.

Впрочем, германские попытки оказались неудачными: "... Параллельно с поисками нефти на собственной территории руководство Рейха предпринимало попытки получить доступ к нефтяным месторождениям Ближнего Востока. Временной удачей для германского правительства стало заключение соглашения с английской нефтяной компанией-аутсайдером "Бритиш Ойл Девелопмент". Однако усиление влияния Германии в ближневосточном регионе противоречило интересам англичан. Английские, голландские, американские нефтяные компании не желали терять крупный рынок сбыта нефти в Германии, поэтому они предпринимали все меры с целью не допустить Германию к нефтяным месторождениям Ближнего и Среднего Востока. Воспользовавшись тем, что после начала войны с Эфиопией Италия начала испытывать значительные финансовые трудности, "Ирак Петролеум Компани" при поддержке английского правительства скупила итальянский пакет акций "БОД". Вскоре началась тяжба за немецкие интересы в "БОД", которая закончилась для Германии неудачей. После провала проекта с "БОД" германское руководство решило перейти к политике автаркии в вопросах обеспечения горючим. С этой целью создается "Четырехлетний план"..." [1].

Но даже если бы вся эта история с "British Oil Development" и закончилась для немцев триумфом, то и тогда бы ситуация с обеспечением Германии нефтепродуктами существенно не изменилась бы.

Ниже приведена схема ближневосточных, закавказских и некоторых восточноевропейских нефтяных месторождений, а также существовавших на конец 1930-х гг. трубопроводов:

основные районы нефтедобычи и нефтепроводы

Итак, перед немцами в полный рост встала бы проблема логистики, а именно:

а) везти нефть и продукты её переработки в Рейх можно тремя путями: через порты Восточного Средиземноморья, через порты Персидского залива (порты Красного моря я не учитываю, т.к. нефтепровод из Кувейта к восточному побережью Красного моря - это реалии послевоенного мира) и сухим путём через Аравию и Египет;

б) первый и второй маршруты абсолютно нереальны, т.к. Германия не в состоянии их защитить;

в) третий маршрут технически выполним, но громадное транспортное плечо делает возможным его реализацию только с использованием гужевого транспорта примерно так, как это немцы продемонстрировали летом - осенью 1942 г. на Северном Кавказе; впрочем, и здесь остаётся реальная угроза британского флота - на этапе переправки топлива в Европу.

Параллельно попыткам заполучить доступ к богатым нефтью регионам планеты, нацистское руководство предпринимало попытки увеличения производства нефтепродуктов в границах Германской империи за счёт а) выпуска искусственного топлива и б) повышения объёмов нефтедобычи.

Первый из путей решения проблемы оказался возможным, благодаря специалистам IG "Farben". Уже в предвоенные годы немцы начали строительство заводов по производству синтетического топлива и не переставали их создание, а наоборот, даже увеличили в годы войны: в 1938 г. - 5 заводов, в 1940 г. - 9, в 1943 г. - 13, в 1944 г. - 16.

немецкие заводы по производству синтетического топлива

Схема расположения германских заводов, производящих синтетическое топливо

Созданные мощности, если и не позволили Германии добиться полного самообеспечения топливом, то, во всяком случае, существенно сократили её зависимость от внешних источников.

роль синтетических Г.-С.М.

Таким образом, в 1940 - 1944 гг. доля искусственного топлива в топливном балансе Германии возросла с 72,8% до 97,4%. Даже принимая во внимание тот факт, что статистические данные взяты из различных источников и наверняка не всегда точны, общая тенденция ясна.

Несмотря на достигнутые немцами успехи, Рейх уже ничто не могло спасти. Пик производства синтетического топлива германской промышленностью пришёлся на апрель 1944 г. - время, когда оборона Германии трещала по швам.

Красная Армия и союзники, действуя с двух направлений, лишили немцев источников их снабжения топливом: "... До начала массовых воздушных налётов на предприятия нефтяной промышленности в мае 1944 г. в результате ряда различных мероприятий почти удавалось обеспечивать все потребности в жидком топливе. <...> Воздушные налёты на важнейшие предприятия по производству жидкого топлива, начавшиеся в мае 1944 г., приводили к уничтожению гидрогенизационных заводов. <...> В ходе этих налётов производство гидрогенизированного топлива упало до 5% от уровня в мае 1944 г., то есть практически приостановилось. В результате военных событий на Юго-Востоке одновременно резко сократился импорт нефтепродуктов; объём его снизился до 10 - 15% объёма импорта в начале указанного периода. Добыча в самой Германии вначале форсировалась всеми способами; однако она ни в коей мере не могла возместить потерь, а затем также значительно сократилась в результате вступления в Австрию советских войск. Общее поступление жидкого топлива упало к декабрю 1944 г. до 1/3, а в марте 1945 г. примерно до 1/5 первоначального уровня, при этом в первую очередь наиболее сильно снизилось поступление топлива для карбюраторных авиационных двигателей. <...> Если бы не воздушные налёты, то производство синтетического горючего в декабре 1944 г. превысило бы на 20% уровень его производства в январе 1944 г. Тем самым общий спрос на моторное топливо был бы покрыт даже без поставок из Румынии. Однако вместо этого собственное производство в Германии в конечном итоге давало лишь 1/4 запланированного количества. Таким образом, и на этот раз минеральное топливо превратилось в решающий военный фактор..." [2].

Итак, сумрачный тевтонский гений сумел решить нефтяную проблему, но сделал это на радость всему остальному человечеству поздно, слишком поздно - тогда, когда союзники вплотную занялись владениями собственно Рейха.

П Р И М Е Ч А Н И Я:

[1] Гехт Е.В. Нефть в политике Германии (1933 - 1943 гг.): Автореферат диссертации на соискание учёной степени к.и.н. - Екатеринбург, 2007. - с. 16 - 17.

[2] Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1956. - с. 147 - 151.
Tags: XX столетие, Вторая Мировая война, Германская империя, история, минеральные ресурсы, нефть, экономика
Subscribe

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment