September 10th, 2021

Золотой статер Пантикапея

«ГДЕ АВЕЛЬ, БРАТ ТВОЙ?..»

Как говорят, у фэнтезийного книжного цикла «Песнь льда и пламени» писателя Джорджа Мартина масса поклонников (а по всему миру можно наскрести ещё и многомиллионную армию фанатов телесериала «Игра престолов», снятого по мотивам этой пока ещё не завершённой эпопеи) в том числе и потому, что автор сумел создать картину борьбы всех против всех. У него нет традиционной дихотомии, делящей мир на правых и виноватых, своих и чужих, белое и чёрное, добро и зло, как у того же Толкина. Перед читателем книг Мартина и зрителем сериала проходит длинная (как картина «Бойцы Первой Конной армии перед постелью умирающего Максима Горького» из старого доброго анекдота) череда подлецов, подонков, негодяев, убийц, насильников, прелюбодеев, извращенцев и просто лгунов. Прямо таки любо дорого следить за перипетиями происходящего на страницах книг и экранах телевизоров, равно как и за тем, как Мартин, не щадя никого, режет, закалывает, травит – одним словом, убивает своих героев пачками.



Эпопея «Песнь льда и пламени» Джорджа Мартина. Одна закладка – один труп.

Но это всё – выдуманный мир. Мир, который блекнет в сравнении с реальностью. Весь этот балаган в Вестеросе с убийствами и инцестами, предательствами и войнами, заговорами и мятежами в сравнении с, например, историей дома Аргеадов – это образцово-показательный монастырь. Ибо то, как резали друг дружку цари древней Македонии, – это, вообще, история довольно уникальная: там не то, что Мартин со своей довольно убогой фантазией, там многие владетельные князья Европы, Азии и Африки за последние 5 тысяч лет нервно курят в сторонке.

Короче говоря, решил я на досуге посчитать, кто кого и в каком количестве уконтропопил в этой забытой богами олимпийцами дыре, и вот к какому результату пришёл. Но прежде – несколько необходимых для понимания общей картины методологических оговорок:

1) для своего исследования в области исторической арифметики я взял довольно узкий временной период – с 393 по 288 г. до Р.Х. Причина проста: за это столетие можно наскрести более-менее полную информацию о представителях династии с минимумом историографической путаницы и легендарных сведений, хотя и тут они встречаются;

2) в список жертв кровавой борьбы за власть над Македонией включаются как собственно претенденты на царскую диадему из дома Аргеадов, так и вообще все те люди, которые в той или иной степени оказались вовлечены в эту игру престолов, а именно: кровные родственники (включая женщин и малолетних детей), регенты, родственники родственников, ибо при знакомстве с этим балаганом у меня вообще возникла мысль о каком-то родовом проклятии, наложенном на дом Аргеадов – всякий сторонний человек, роднившийся с ними, обрекал себя на то, чтобы потом весь остаток своего бренного существования ходить под топором.

Итак, начнём…



И вот за власть над этой-то дырой, окрашенной зелёненьким цветом, и полегло столько народу? Да вы, ребята, больные на всю голову!..

В 393 г. до Р.Х., как говорят источники, после убийства Павсания, сына узурпатора Аеропа II, власть взял Аминта II, тем самым возобновивший владычество Аргеадов над Македонией. Правил он недолго и уже в следующем году был убит неким князем Дердой II, открывая наш список жертв, по меткому выражению Мориса Дрюона, ядов короны (жертва № 1).

Ему наследовал Аминта III. Кем он приходился погибшему царю, сказать сложно: многие историки, например, склоняются к тому, что Слава КПСС – это, вообще, два разных человека это, вообще, один и тот же человек, а неразбериха в отчётности возникла из-за путаницы в исторических источниках. Как бы то ни было, раз был царь Аминта за нумером три, то мы его и посчитаем. Этот человек, к слову сказать, – случай исключительный в македонской истории, ибо был одним из немногих царей, которые дожили до глубокой старости и померли в собственной постели в кругу рыдающих родственников. На счёт скорбящих родственников – это, ясное дело, перебор: там была такая банка с пауками, что ежели не помогли уйти в мир иной, то, как говорится, и на том спасибо.

Аминта III умер в 369 г. до Р.Х., оставив трёх сыновей и дочь Евриною, выданную ранее замуж за некоего Птолемея Алорита, от шибко борзой и дюже жадной до власти супружницы Евридики и ещё трёх сыновей от второго брака с Гигеей. Царём Македонии после него стал Александр II – старший из сыновей от первого брака. В ходе тёрок с зятем царя, помянутым выше Птолемеем Алоритом, Александра II благополучно зарезали люди Птолемея (жертва № 2). Причём сделали это, никого не стесняясь, в ходе публичного действа – во время исполнения на свадьбе, где царь был почётным гостем, церемониального танца свиньи (368 г. до Р.Х.).

После такого фармазона Птолемей Алорит женился на матери убиенного – царице Евридике и стал регентом при её малолетних сыновьях. Впрочем, продержался он не долго: уже в 365 г. до Р.Х. второй сын Аминты убил его (жертва № 3) и взошёл на трон под именем Пердикки III. Этот самый Пердикка был более счастлив своих предшественников, ибо, хотя и правил всего шесть лет, но таки погиб в бою против внешнего супостата (359 г. до Р.Х.), а не от рук любящих родственников или подосланных ими наёмных убийц. После себя Пердикка III оставил сына Аминту IV, но ввиду малолетства царя, а также кризисной ситуации, в которой оказалась Македония к тому времени (кругом враги!), довольно быстро его оттеснил от власти младший брат его покойного батюшки Филипп II, который сперва взял на себя роль регента, а где-то в 357-ом или 356-ом году стал полноценным царём.

Филипп оказался человеком прогрессивным: племянника он трогать не стал, а даже наоборот – со временем отдал ему в жёны Кинану или иначе Кину, свою дочь от первого брака с иллирийской принцессой Аудатой (тронное имя – Евридика). Зато, подумав немного, казнил трёх своих единокровных братьев – сыновей царицы Гигеи: Архелая (жертва № 4), Арридея (жертва № 5) и Менелая (жертва № 6). Следующие двадцать лет прошли без эксцессов, пока, наконец, в 336 г. Р.Х. не шандарахнуло: во время свадебных торжеств (ага, ещё одна свадьба, на которые так «везло» Аргеадам!) – Филипп отдавал в жёны Александру I Молосскому, царю Эпира из дома Пирридов, свою дочь Клеопатру, единоутробную сестру будущего Александра Великого – царя зарезал его любовник, некий Павсаний (жертва № 7).

Новым царём Македонии стал Александр III. И тут началось. Сперва из Эпира прибежала Олимпиада, мать Александра, которую не так давно покойный Филипп II спровадил к ейному братцу. Любительница змей, экс-царица сама оказалась ещё той змеюкой подколодной: прибыв в Македонию, она тут же расправилась с вдовствующей царицей Клеопатрой (тронное имя – Евридика), ради женитьбы на которой Филипп и дал в своё время Олимпиаде развод. Сначала на руках у матери была умерщвлена её дочь Европа (жертва № 8), родившаяся всего за несколько дней до убийства отца, а потом и саму Клеопатру вынудили повеситься (жертва № 9).

Пока Олимпиада решала свои проблемы, царь Александр тоже не сидел без дела. Понимая, что положение его шатко, он казнил своего двоюродного брата и зятя Аминту IV (жертва № 10) и единокровного брата Карана (жертва № 11). Вообще, по поводу историчности Карана у некоторых историков имеются сомнения, впрочем многие полагают его вполне реальным историческим персонажем, споря лишь о том, чьим сыном он был: кто-то считает, что – сыном Филы, иные, что – сыном Меды. Не ограничиваясь братьями, царь нашёл повод для того, чтобы расправиться с нанёсшим ему не так давно публичное оскорбление Атталом (жертва № 12), то ли братом, то ли дядей Клеопатры, последней супруги Филиппа II.

Сам Александр III, как известно, помер в Вавилоне в 323 г. до Р.Х. то ли от какой-то лихорадки, то ли от того, что шибко много заливал за воротник. Хотя есть мнение, что царя отравили. Так это или не так, судить не берусь, хотя на фоне всего этого пожирания пауками друг дружки, мысль об отравлении сама собой лезет в голову. Как бы то ни было, но период между 336-ым и 323-им годами был отмечен лишь тремя примечательными смертями, каждая из которых – своего рода дрянная карма на судьбе династии: пример того, что раз породнившись с Аргеадами, человек получал хороший шанс умереть насильственной смертью. Так, в 331 г. до Р.Х. в далёкой Италии при отступлении после проигранной луканам битвы погиб дядя и зять великого Македонца Александр I, оставив после себя вдовствующую царицу Клеопатру и сына Неоптолема. В 326 г. до Р.Х. один из племянников Филы, жены Филиппа II, тоже Филипп, будучи правителем сатрапии на самом востоке империи, был убит в результате заговора (жертва № 13). Его брат, Гарпал, друг и доверенное лицо Александра, наоборот, пострадал от своей алчности: по возвращении царя из Индийского похода он украл казну с 5.000 талантами (сумма огромная: всего столетие назад годовой доход Афинской республики составлял чуть больше 5.700 талантов!) и сбежал с отрядом спартанских наёмников в Элладу. Промаявшись там некоторое время и не найдя надёжного убежища, Гарпал перебрался на Крит, где и был зарезан Фиброном, командиром своих наёмников (жертва № 14).

Но вернёмся к Александру Великому. Итак, летом 323 г. до Р.Х. он умер, и сразу же пошла волна новой замятни. Первыми в этой борьбе за власть, как ни странно, начали гибнуть женщины.

Сначала удар нанесла царица Роксана, которая в ближайшие месяцы должна была разрешиться от бремени наследником империи великого Македонца. Понимая, что главное – дотянуть до рождения сына и тогда можно спокойно почивать на лаврах, она заманила к себе в покои Статиру, третью жену Александра. Та пришла со своей сестрой – царевной Дрипетидой. И обе они были убиты (жертва № 15 и жертва № 16) по приказу Роксаны (надо полагать, с большим животом не очень удобно лично убивать соперницу и избавляться от её трупа), их тела сбросили в колодец и засыпали землёй.

Почти одновременно с этими событиями на востоке, на крайнем западе империи, в Македонии, голову подняла вдова Аминты IV Кинана. Единокровная сестра Александра III решила во что бы то ни стало усадить на македонский престол свою дочь Адею. В этом смысле Арридей – умственно отсталый сын Филиппа II (ключевое слово – сын!) – был идеальной партией для неё. Кинана устремилась в Азию, где в это время находился наследник престола. Антипатр, бывший в то время наместником в Македонии, попытался воспрепятствовать ей, но дочь Филиппа с боями прорвалась к Геллеспонту и переправилась в Малую Азию, где её поджидал с войсками Алкета – брат диадоха Пердикки, которому изначально была обещана в жёны Адея. И хотя македоняне не шибко хотели сражаться с дочерью Филиппа, Кинана вступила в бой, поставив вопрос ребром – “Patria (в смысле: власть над Родиной) o Muerte!”, и погибла в сражении (жертва № 17).

В конечном итоге, свадьба Арридея и Адеи состоялась, и вскоре пара взошла на трон Македонии под именами Филиппа III Арридея и Евридики. Регентом при царе сперва был Антипатр, а потом Пердикка. Впрочем, последний прорегентствовал не долго: уже в июле 321 г. до Р.Х. он был зарезан сослуживцами в собственном шатре после неудачного сражения у Мемфиса (жертва № 18). После смерти Пердикки роль регента при Филиппе III снова стал исполнять (и вполне успешно в смысле собственной безопасности) Антипатр. Был он к тому времени уже стареньким дедушкой и потому помер довольно скоро, в 319-ом году, назначив своим преемником диадоха Полиперхона.

Но аккурат в это время, избавившись от опеки Антипатра, подняла перья жена и племянница Филиппа III Арридея. Она попыталась опереться на другого диадоха – Кассандра, но была захвачена в 318 г. до Р.Х. вместе с царственным супругом в плен Полперхоном и Олимпиадой. Эпирская змеюка приказала замуровать Филиппа III Арридея и Евридику в узилище, а осенью 317-го года поставила в этой истории жирную точку: Филипп был заколот (жертва № 19), а Евридике передали меч, верёвку и яд, предоставив право выбора смерти, – царица предпочла повеситься на собственном поясе (жертва № 20).

Формальным македонским царём был объявлен сын Александра Великого Александр IV, находившийся со своей матерью царицей Роксаной при бабке Олимпиаде, которая и правила от его имени. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается: в 316 г. до Р.Х. армия Кассандра заняла Македонию и Александр IV, Роксана и Олимпиада попали в руки диадоха, который провозгласил себя регентом. Царя с матерью от греха подальше поместили в крепость Амфиполя, а Олимпиада была казнена (жертва № 21) – её забросали камнями родственники казнённых по её приказу людей. Через несколько лет, в 309-ом году, опасаясь того, что повзрослевший царь может стать для него угрозой, Кассандр отдал приказ отравить Александра IV (жертва № 22) и его мать Роксану (жертва № 23).

Приблизительно в то же время Полперхон, желая отбить у Кассандра Македонию, вспомнил, что в Пергаме обретаются бастард Александра III Геракл, прижитый им от некоей Барсины, дочери сатрапа Фригии Артабаза II, с матерью. Сделав юношу (тому шёл 18-ый год) своим знаменем, Полиперхон двинул войско против Кассандра. Но на границе Македонии диадохи нашли общий язык, в результате чего и Геракл (жертва № 24), и его мать (жертва № 25) были удавлены по распоряжению Полиперхона.

В 308 г. до Р.Х. столь же печально окончилась история и единоутробной сестры Александра Великого Клеопатры. После гибели своего супруга в 331-ом году она семь лет процарствовала в Эпире, потом перебралась в Македонию, пока, наконец, в 318 г. до Р.Х. не оказалась под домашним арестом в Сардах, в Лидии. В конечном итоге, друг детства Птолемей I Сотер попытался устроить побег для царицы Эпира, но она была схвачена, а позже убита по приказу Антигона I Монофтальма (жертва № 26).

Судьба сына Клеопатры и Александра Молосского также сложилась в духе эллинской мифологии – трагично и кроваво: будучи царём Эпира под именем Неоптолема II, он с 302 по 296 г. до Р.Х. правил единолично, пока в страну не вернулся другой знаменитый представитель дома Пирридов – царь Пирр. Около года Неоптолем и Пирр правили царством совместно, каждый ища способа устранить конкурента, пока в 295-ом году прославленному полководцу не удалось опередить сына Клеопатры, убив его на пиру (жертва № 27).

Отныне наследников трона Македонии мужского пола из дома Аргеадов не существовало. Ну, а поскольку вся власть в стране находилась в руках Кассандра и, кроме того, приблизительно с 316 г. до Р.Х. его женой была дочь Филиппа II от брака с Никесиполидой Фессалоника, то, в конечном итоге, он объявил царём себя. Царица Фессалоника родила Кассандру трёх сыновей: старший, Филипп IV, правил недолго и уже через три года сошёл в могилу вослед отцу, страдая от чахотки, зато два младших – Антипатр I и Александр V – затеяли распрю. При этом Антипатр изгнал из страны Александра и казнил в 295 г. до Р.Х. собственную мать, царицу Фессалонику, подозревая её в симпатиях к младшему брату (жертва № 28). Впрочем, убийце это не помогло: Александр, заручившись поддержкой Пирра Эпирского и Деметрия Полиоркета, изгнал брата и вернул себе престол, но в 294-ом году, рассорившись с последним, был убит его людьми на пиру (жертва № 29). Антипатр же, надев царскую диадему, долго не процарствовал: вскоре он бежал к своему тестю Лисимаху и, поссорившись с ним, также был убит в 288 г. до Р.Х. (жертва № 30).

Итого – имеем в сухом остатке за 105 лет 30 трупов из числа царской фамилии или примазавшихся к ней. При этом из 13 титульных царей Македонии 8 погибли в результате заговора, из 5 регентов 2 были убиты. «Однако!..».

P.S. Чуть не забыл! Поскольку данная заметка начиналась с Джорджа Мартина и его opus magnum, то, пожалуй, и закончить надо им же. Точнее – о том же. Ребята, если у вас чешутся руки, аж так вам хочется написать что-то такое-эдакое, мой вам совет – не засоряйте ноосферу очередными выдумками о драконах и инцестах, убийствах и предательствах в альтернативных вселенных, не надо! Лучше обратитесь к Истории и пишите нормальные исторические романы. Поверьте, эту мадам вам всё равно по части выдумки не переплюнуть, да и пользы будет больше – и вам, и вашим читателям.

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…