Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

КВИНТЭССЕНЦИЯ

Есть мнение, что в межвоенный период (а точнее даже – в первой половине 1930-ых гг.) Советский Союз представлял из себя если и не великую державу, то уж нечто среднее между региональным лидером и великой державой. Кто-то об этом говорит вслух, кто-то красноречиво молчит, но все подразумевают.

Я давно уже пишу, что такая точка зрения – не более, чем тривиальная аберрация: СССР в указанный период – страна-изгой, от которой старательно шарахались все более-менее приличные страны, страна дикая во всех отношениях (без нормального хозяйства, с малограмотным населением, вящие люди которой в приличном обществе вели себя как чернь – дипломаты, плюющие на ковры в ходе официальных мероприятий, как символ эпохи и страны в ней), в общем, страна, которая, перефразируя известное изречение, больше старалась казаться, нежели быть.

И вот, намедни, разыскивая кое-какую информацию в Сети, набрёл я на весьма примечательный снимок. На фото запечатлён исторический момент – подписание в Хельсинки 21-го января 1932 года полпредом СССР И.М. Майским и министром иностранных дел Финляндии Аарно Юрьё-Коскиненом договора о ненападении.



Собственно, что удивило. Как обычно обставляется подписание внешнеполитических договоров? Первое, что приходит на ум, – это наличие представительных правительственных делегаций с обеих сторон. Второе – это демонстрируемое на публику равноправие договаривающихся сторон: не важно, кто с кем и по поводу чего заключает соглашение, хоть с туземцами Берега Слоновой кости – главное, показать на камеры, что все равны, и с голливудской улыбкой в 32 зуба пожать друг другу руки. Например, вот так:



Министр иностранных дел Японской империи Ёсукэ Мацуока в присутствие И.В. Сталина, В.М. Молотова и А.Я. Вышинского подписывает советско-японский пакт о нейтралитете. Москва. 13-ое апреля 1941 года.

Ну а на хельсинкской фотографии у нас какой-то трэш и угар. Рабочий стол финского министра, на который небрежно брошен портфель (такое впечатление, что господин Юрьё-Коскинен забежал на пару минут в свой кабинет, бросил портфель, присел подписать пару бумаг и вот-вот убежит по делам). Никаких делегаций: лишь два человека – финский министр и советский полпред, и каждый пишет что-то своё. Вообще, примечательно то, как сидит товарищ Майский: на стуле для посетителей, сиденье которого расположено заметно ниже хозяйского кресла, с трудом дотягиваясь до столешницы, благодаря чему полпред выглядит не как равный, а как проситель.

Tags: XX столетие, Россия, СССР, история, мысли вслух, фотографии
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…