Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

СТАРАЯ ШКАТУЛКА (7)

СТАРАЯ ШКАТУЛКА (продолжение).

Предыдущая часть тут.



7.

Пока я предавался мрачным раздумьям, дверь в кабинет распахнулась и в комнату ворвалась Катя – бледная, с растрёпанными волосами, но всё такая же прекрасная. За руку она тащила Антона, который – и он это показывал всем своим недовольным видом – с большим удовольствием сейчас валялся бы дома на тахте и читал очередной бестселлер.

– Вот, Саня, – запыхавшись, выговорила она. – Посмотри на него: мать вся извелась, места себе не находит, а у него на уме одни лишь книги!

– Катюша, – попытался я успокоить женщину, – я думаю, пока ещё рано паниковать. Давай-ка, я осмотрю ребёнка, а ты пойди, пообщайся с Эльзой Дормидонтовной: полагаю, вам, двум женщинам, есть кому кости перемыть.

Дождавшись, когда она вышла из кабинета, я повернулся к Антону:

– Ну, привет, герой!

– Здравствуйте, дядя Саша, – с обычной своей серьёзностью мальчик протянул мне руку.

– Мама говорит, – ответив на рукопожатие, которое, к слову, оказалось не вялым, как того можно было бы ожидать от пятиклассника, но по-мужски крепким, я стал осматривать Тошу, одновременно не забывая, заговаривать ему зубы, – ты увлёкся чтением?

– Угу, – кивнул тот.

– А что так? Помнится, ты предпочитал играть в футбол с друзьями, да в танки резаться по Сети.

– Ай, – махнул рукой Антон, – всё это для детей.

– Так ты, значит, уже взрослый?

– Дядя Саша, – обидчиво изрёк мальчик, – мне же не десять лет. Вы бы ещё про деда Мороза меня спросили.

– Ну, извини, приятель, – примирительно улыбнулся я и взъерошил ладонью его волосы. – А что читаешь-то?

– Да вот нашёл у мамы томик Гегеля...

– Кого? – если бы я в этот момент пил чай, то почти наверняка поперхнулся бы им.

– Гегеля, – спокойно ответил мальчуган.

– Это того, который немецкий философ и отец диалектики? – надеяться особо не приходилось, но вдруг был ещё один Гегель – какой-нибудь новомодный автор шпионских романов?

– Ага, – судя по всему, Тоша не ожидал от меня таких энциклопедических познаний, и мой вопрос ещё больше поднял авторитет дяди Саши Бесноватого в глазах мальчишки. – Я как раз его “Phänomenologie des Geistes” начал читать.

– Погоди, – что-то внезапно кольнуло в груди. – Так ты эту книгу, что, по-немецки читаешь?

– Ну да, – удивлённо кивнул малыш. – А разве она уже переведена на русский язык?

– Знаешь, Тошенька, – я решительно наступил на горло своему растущему, как на дрожжах, авторитету, – пойди-ка ты лучше к Эльзе Дормидонтовне: она тебя чаем напоит, да и в Гегеле больше моего смыслит: вот и обсудите особенности его творчества.

Мальчик вышел в приёмную, а в кабинет проскользнула изнывавшая от нестерпимого ожидания Катя. Она села на диванчик и вопросительно уставилась на меня. Ничто в облике и движениях женщины не выдавало её внутреннего состояния, разве что излишняя бледность, да покусывание губ. Но зная Катерину, я хорошо представлял, каких усилий стоило ей держать себя в руках. Лишь одно моё слово – и она разрыдается. Поэтому я, молча, открыл тумбочку и поставил рядом со своей вторую коньячную рюмку и блюдечко с нарезанным дольками лимоном. Плеснув себе коньяку на два пальца, Кате налил доверху. Затем подошёл к ней и протянул рюмку:

– Выпей залпом. А уж потом поговорим.

Она, не сопротивляясь, приняла от меня бокал и рывком опрокинула его содержимое в себя. Поморщившись – увы, не любит она коньяк, предпочитая ему красное вино, – Катерина быстро закусила выпитое лимоном и с надеждой в глазах посмотрела на меня. Я вернулся в своё кресло и, сделав небольшой глоток из своей рюмки, решительно начал:

– Вот что, мать! Мы давно друг друга знаем, потому ходить вокруг да около, я не стану. Давай – на чистоту. Ты, как я понимаю, уже догадалась, что на Тошу наложили заклятье?

Катя, молча, кивнула, видимо держась из последних сил, но коньяк сыграл свою роль – и женщина разрыдалась. Всё так же медленно я поднялся и пошёл в её сторону – торопиться всё равно не было никакого смысла: на своём опыте убедился, чем лезть с ненужным сюсюканьем, лучше позволить человеку выплакаться – так он быстрее придёт в себя, а попытки успокоить, наоборот, играют роль бензина, вылитого в костёр. И правда, к тому времени, что я дополз до дивана, Катерина уже выплакалась. Вытирая платочком влажные глаза, она ответила:

– Ты прав, Саня. Я, хоть и ведьма, но в университете прослушала факультативно курс «Введение в традиционное колдовство». Так что в общих чертах ситуацию поняла – неоправданно быстрый эффект можно достичь при использовании запрещённых препаратов, на что ты бы никогда не пошёл: даже не из-за проблем с законом… – она шмыгнула носом и усмехнулась, – … при хорошем барыше вряд ли найдётся препарат, который ты бы не использовал даже под страхом виселицы. Но с Тошей ты никогда не стал бы рисковать. Остаётся один возможный вариант: проведённый тобой ритуал лёг на ранее наложенное кем-то заклятье.

Постояв подле Кати, я принялся мерить кабинет шагами: мне и думается так легче, да и как-то сподручнее выкладывать нерадостные вести матери ребёнка, которая норовит заглянуть тебе в глаза, а у тебя-то сил смотреть в них и нет.

– Ну, так вот, мать, – начал я путь на свою личную Голгофу, – заклятье, наложенное на ребёнка, – это, быть может, лучшая новость на сегодня. Худшая же состоит в том, что это не обычное заклятье, которое можно вычитать, хорошо покопавшись, в городской библиотеке. Это тёмная магия, Катюша. Причём что-то древнее. Такое сегодня можно раскопать в библиотеках для служебного пользования. Ну, или поколесив по миру, заглядывая в самые глухие закоулки Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.

– Но зачем, Санечка? – воскликнула Катерина. – Зачем и кому это надо?

– Не думаю, что это те самые вопросы, которыми сейчас нам следует задаваться. Это ты потом, на досуге, от нечего делать ломай голову над такими шарадами. А сейчас нам надо твоего сына спасать. Ты же понимаешь, к чему идёт дело?

Женщина кивнула.

– Времени у нас, между прочим, не так и много. Скажи, ты в курсе, что Тоша перешёл уже на Гегеля?

– Да, слышала давеча от него что-то о «Феноменологии духа», – произнесла Катя и потянулась за платочком.

– А когда он у тебя немецкий язык освоил? – как бы невзначай поинтересовался я.

– Саня, побойся Бога, – от удивления у Катерины просохли глаза, – какой немецкий? Сколько не билась с ним над немецким языком, Антон ни в зуб ногой. Да у него с русским-то не шибко – сам видишь...

– Ладно, эти вопросы отложим на потом, а сейчас поговорим о деле. Катюша, это колдовство, замешанное на смерти, и побороть его, как ты понимаешь, я смогу, только обратившись к такой же тёмной и древней магии.

Она подняла на меня полный надежды взгляд:

– У тебя есть нужные заклинания?

– Кое-что от деда по наследству досталось.

Я приоткрыл дверь в приёмную. Мальчик и секретарь сидели у журнального столика и о чём-то увлечённо разговаривали, попивая чай.

– Эльза Дормидонтовна, меня нет. Ни для кого!

– Вас поняла, Александр Дмитриевич! – коротко ответила женщина.
Tags: Старая шкатулка, рассказы
Subscribe

  • И ПОЧЕМУ Я НЕ УДИВЛЁН, ИЛИ…

    … несколько цитат и фактов о событиях полуторавековой давности в одной известной стране. Из циркулярной депеши, отправленной светлейшим…

  • ЧУТЬ-ЧУТЬ ФАНТАЗИИ И – ВУАЛЯ!..

    Всё-таки серость и убогость вокруг не способствуют поднятию настроения, так сказать, внутри себя. Взять хотя бы такую довольно мерзкую категорию…

  • ΑΝΕΚΔΟΤΑ: ВЫПУСК № 21

    Сперва – цитата из статьи Густава де Молинари о книге Пьера Жозефа Прудона “La Guerre et la Paix, recherches sur le principe et la…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment