Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

СТАРАЯ ШКАТУЛКА (4)

СТАРАЯ ШКАТУЛКА (продолжение).

Предыдущая часть тут.



4.

И вот теперь, спустя годы, эта женщина с такой наследственностью просила о помощи именно меня. О помощи для своего сына. То есть члена семьи, которую поклялась мне защищать, как самое дорогое, что может быть у человека на свете. Ритуал, конечно, плёвый. Ну а как что-то пойдёт не так? Вы же понимаете, что после такого вот представления бабушкиной метлы, произошедшем в чулане Катюхиного дома несколько лет назад, мне не слишком улыбалась роль семейного то ли спасителя, то ли губителя. В общем, с оглядкой на тот, старый уже разговор я сопротивлялся Катиной просьбе, как мог:

– Ну, допустим, ты не можешь поработать с Тошей, но есть же Виктор. Он-то как раз колдун… Какой, кстати, у него разряд?

– Шестой, Санечка, – спокойно ответила Катя. – Витя – колдун шестого разряда.

– Тем более! – вырвался из моей груди радостный вопль. – Да я против него, что школьник, против уличной шпаны.

Катерина поставила чашку с чаем из листьев белладонны на блюдце и, накрыв своей тёплой ладошкой мою руку, посмотрела мне прямо в глаза:

– Саня, я понимаю, почему ты не горишь желанием заняться Антоном. Но ни я, ни Витя не можем выполнить эту… – она замолчала, с видимым усилием подыскивая нужное слово, – … эту работу. Я – потому что ведьма, а Виктор… он, хотя и колдун, и ты знаешь, он – хороший колдун…

Я молчаливым кивком подтвердил высокую квалификацию Катиного супруга.

– … но в соответствие с седьмым пунктом двадцать третьего параграфа шестого раздела Всесоюзного кодекса колдовства он не может использовать свои способности в отношении кровных родственников: это чревато необратимыми последствиями. Прежде всего, для нашего мальчика.

– Но почему вы остановились именно на моей кандидатуре? – потеряв какую-либо надежду выйти сухим из воды, я ещё продолжал слабо барахтаться.

– Всё просто, – по моему тону Катя уловила, что дело – в шляпе, и бросила на чашу весов последний аргумент. – Ты – наш друг и ты – единственный человек, в ком мы по-настоящему уверены. Плюс – ты любишь Тошу.

Откровенно говоря, услышать последние слова было чертовски приятно. Одно дело, когда ты считаешь другого человека своим другом, даже если это соответствует действительности. Но совсем иное, когда тебе вот так вот в лицо говорят: «Ты – мой друг». И при этом доверяют самое дорогое, что имеют, – жизнь своего ребёнка. Ну, как тут откажешь?

– Только из уважения к вам с Витей, – начал, было, я, но Катерина не дала мне закончить фразу, бросившись обнимать меня. Моментально куда-то делись её самообладание и кажущаяся чопорность: глаза женщины блестели от слёз, а голос дрожал. – Ну, будет тебе, Катюша, будет!

Я успокаивал её, как мог, но мои слова лишь усугубляли дело. Пришлось, порывшись в кармане пиджака, предложить Кате платок и, пока женщина, благодарно улыбаясь и что-то бормоча сквозь затихающие рыдания, приводила себя в порядок, попросить хозяйку дома заварить новую порцию чая из листьев белладонны. Наконец, дождавшись, когда засвистит чайник, и Катерина успокоится – что произошло почти одновременно, – я разлил по чашкам ароматный чай и продолжил:

– Так вот, Катюша, деваться мне некуда, поэтому сделаю всё в лучшем виде.

– Когда ты сможешь прийти?

– Нет, – покачал я головой, – ты и без меня знаешь, что ритуал в твоём доме проводить нельзя…

– Да, конечно.

– ... а коль скоро так, – закончил я свою мысль, – приводите Тошу ко мне в офис.

– Он у тебя на старом месте? – Катерина на удивление быстро взяла себя в руки: вошедший сейчас в комнату человек ни за что не догадался бы, что ещё минуту назад эта хрупкая женщина висела у меня на шее, заливаясь слезами. – Проспект имени Героев Ведьминой войны, дом десять?

Я сделал большой глоток чая, запивая шоколадную конфету, и отчаянно замахал руками:

– Нет, что ты! Совсем память потерял! У меня же новость: пару недель назад моё агентство переехало по новому адресу: площадь имени Вешнего шабаша, дом тринадцать, тринадцатый этаж, офис тринадцать-тринадцать.

– О! – выдохнула Катя. – Удивил, так удивил. Бизнес, как я погляжу, идёт в гору?

– Есть немного, – согласился я. – Но это дело житейское. Вот ещё что, Катюха. Завтра я подниму материалы по нашему вопросу: всё-таки случай с Тошей необычный. А, вот, послезавтра жду вас троих у себя в офисе. Как раз будет пятница, тринадцатое – самое время для такого рода ритуалов.

– Спасибо, Санечка, – с благодарностью отозвалась Катя, поднимаясь из кресла. – Значит, договорились: послезавтра у тебя в офисе.
Tags: Старая шкатулка, рассказы
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment