Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

КНЯЖИЙ СЫСК (2)

Предыдущая часть тут.

– И почто к князю не поехали? Осерчает ведь! – Гундел, сидя на коне, Руар.

– Не осерчает, – нехотя бросил ему слезший на землю Свиное Рыло и, передав поводья подошедшему дружиннику, поспешил к берегу Лыбеди.

Было уже светло, но солнце ещё не показывалось: по-зимнему тяжёлые, свинцовые тучи затянули небосвод, и оттого всё вокруг казалось серым и безжизненным – снег, вода в реке, лица киевлян, спешивших в церковь, на заутреннюю, но так и не дошедших туда. Инегельд подошёл к стоявшему у самой кромки льда гридю и пробасил нетерпеливо:

– Што там у тебя, Любомир? Росповидай.



Тот, только сейчас заприметив начального, прервал разговор с каким-то смердом, ломавшим перед ним шапку, и ответствовал:

– Так ить… того… значится, выловили сего утра… да, почитай, што ночью… верно, аккурат вторые петухи пропеть успели…

– Да ты не мямли, Любомир, – враз набычился Инегельд. Он жуть как не любил манеру подчинённого вести речь витиевато, сбиваясь на, порой, никому ненужные подробности. Да и косноязычие гридя вгоняло его в смертную тоску: Кажи прямо: хто, хде и чаво?

Любомир запнулся, густо залился краской. Но под суровым взглядом начального он собрался и выпалил, как на духу:

– Нонеча вот он, – с этими словами он ткнул рукой в рукавице в ожидающего тут же смерда, – заприметил, што хто-то барахтается в Лыбеди…

– Точно так, – с готовностью поддакнул мужик в шапке волчьего меха. – Я, значится, на подлёдную ловлю пошёл, а тут такое…

– Да погодь ты! – Цыкнул на него гридь. – Не суйся поперёд старшого!!

Смерд затих, а Любомир продолжил:

– Значится, выловил вот он того мужа, коий оказалси энтим… как, бишь, ево?.. кажись, княжим книжником…

Инегельд, в конец потерявший терпение, не стал дальше слушать это блеяние:

– Может, летописцем?

– Во! Истину глаголишь, болярин!!

– Так и хде он, летописец энтот? – Свиное Рыло потихоньку начинал закипать.

– Так ить… того… – флегматично, будто начальный человек, стоявший перед ним и не готов был вот-вот лопнуть от захлестнувшей его ярости, произнёс Любомир, махнув куда-то в сторону рукавицей.

– Чаво – того? – Рявкнул Инегельд. – Да ты можешь человечьим языком глаголить? Почто ж ты блеешь, аки баран? Куды подевалси княжий человек?

Гридь и не думал тушеваться – лишь удивился про себя такой горячности старшого: чего воздух-то сотрясать – чичас всё тебе, болярин, поведаю, как на духу, честь по чести. Он поскрёб пятернёй бороду, прикидывая про себя, как бы поскладнее изложить свой сказ, дабы начальный человек не шибко кипятился, и начал:

– Так ить.. того… совсем поплохело ему… Он ведь… того… в студёной водице едва не утоп… И ведь мало, што до того бражки хлебнул, – всё одно шибко холодный был, да-а-а… В обчем, егда его признали, враз в сани бросили, шубейкой прикрыли да в гридницу повезли… Штобы… того… ну… это… как его… лекарю… да, точно… штобы лекарю, значится, показать… вот… А то, не дай Господь… – при упоминании имени Всевышнего Любомир повернулся лицом к стоявшей на пригорке церкви и трижды осенил себя крестным знамением, сделав это, как всякий неофит, неспешно и размашисто. Затем он степенно поклонился в пояс и только затем вернулся к своему рассказу.

Всё это время Свиное Рыло ждал, никак не проявляя своё нетерпение, разве что только рожа его наливалась пунцовой, как свёкла, краской и издали бросалась в глаза всякому прохожему.

– … да, так вот… – с расстановкой продолжал свой «захватывающий» рассказ гридь, – повезли ево, значится, в гридницу, да к ему… того… лекаря покликали, а то ведь, не дай Господь… – тут он, было, опять занёс над головой руку, вознамерившись перекреститься, но бдительный Инегельд схватил его за плечо и встряхнул: – … да, не дай Господь, помрёт…

Старшой издал шумный вздох облегчения. Не за судьбу выловленного в речке полупьяного книжника, а от того, что таки дожил до окончания его истории в изложении своего подчинённого.

– А што там с лукошком и руками? – Быстро вопросил он, не дав Любомиру возможности вставить ещё несколько слов о судьбе летописца. – Ведомо ли, чьих будут?

Гридь мрачно покачал головой.

– Ну, а как кличут энтого книжника?

Любомир вытащил из-за пазухи кусок бересты и, водя пальцем по выцарапанным символам, по слогам прочитал:

– Кличут ево от пострижения Феофаном да по прозванию Курицыном…

– Дай сюды, – выхватил бересту из рук гридя Свиное Рыло и, сунув её за пазуху, бросил: – Едем-ка к энтой птице. Надоть нам с ей за жизнь покалякать…
Tags: Русь, Средние века, разное
Subscribe

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments