Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

КНЯЖИЙ СЫСК (1)

Тяжёлая дубовая дверь сотрясалась от ударов. В неё колотили. Колотили нещадно. Каждый удар отзывался в голове погребальным набатом, но Инегельд и не думал вставать: всё ещё надеялся, что удары стихнут, и непрошеный гость уйдёт восвояси. Не тут-то было! Грохот не смолкал, а головная боль грозилась перерасти в пасхальный перезвон церковных колоколов. Наконец, Инегельд не выдержал. Отбросив овчину и свесив ноги, он уселся на лавке. Махнул головой, но легче не стало.



Работает княжий сыск.

Всё-таки, что ни говори, а пить надо в меру. Вот ограничься он вчера одною-двумя чарками браги и нынче был бы свеж как огурчик. Но ведь нет! А всё Фарлаф Хряк, чтоб ему пусто было: пей да пей! Ему-то ничего: зря, что ли, Хряком народ кличет? В него, почитай, цельная кадушка бражки войдёт – и хоть бы хны. А он, Инегельд, всё ж таки мужик пожиже будет. Да, перед бабами гоголем ходит. Егда надо, могёт и полбазара оглоблей разогнать. Но то – такое дело. А вот довелось в кои-то веки с дружиной княжескою попировать – и ужо всё: токмо чарку выпил, а уж как до родной избы дополз и не ведает. Да-а-а… Нехорошо получилось!

Инегельд спрыгнул на пол и поплёлся к кадушке со студёной водой, притулившейся в углу. Во рту было мерзко: такое чувство, что давеча там не брага плескалась, а печенежская орда вволю оттопталась. Он разбил ковшом образовавшийся за ночь лёд в кадушке, черпанул водицы и припал к ней жадными губами. Остатки плеснул себе на голову. У-у-ух, добре-то как! Стук не стихал. Разве что теперь ритмичные удары кулаком в дверь перемежались чьим-то до боли знакомым голосом:

– Инегельд, отворяй! Дело срочное: тебя князь кличет!!

«Хм… князь? Чего ж там такого-то за ночь приключилось?». Инегельд, как был босиком, в исподней рубахе, поплёлся к двери. Убрал запор и распахнул её настежь. В задымленное нутро избы хлынул морозный предутренний воздух. На дворе было ещё темно, но порог дома и самого его хозяина освещал свет факела, который держал в руке княжий отрок.

– А, это ты, Руар? – Бросил Инегельд, пропуская вестового в избу. – Пошто ото снов сладких отрываешь?

– Дело есть, – отрок, не медля, затушил в сугробе факел и протиснулся в дверь. – Тебе, Свиное Рыло, князь велит новый сыск распочинать.

Вообще-то, Инегельда называли Свиным Рылом лишь за глаза: нрав у него был крутой, и потому мало кто жаждал отведать его тумаков. Но с Руаром они были знакомы издавна, да к тому же питали взаимную симпатию, почему княжий отрок нет-нет, да и позволял себе в лицо кликать приятеля Свиным Рылом. Без свидетелей, вестимо.

Прозвище, меж тем, было Инегельдом вполне заслужено, и он даже гордился им, хотя виду не показывал и, если доводилось краем уха услыхать его, сказанное чьим-то неосторожным шёпотом, непременно супил бровь. Инегельд слыл лучшей княжей ищейкой – сыскивал и находил душегубцев и татей. Оттого и называли его за глаза Свиным Рылом, что в своём сыске он совал везде свой нос, аки свинья своё рыло в калашный ряд.

– Што за сыск? Давеча токмо Соловья-свистуна споймали – отпочить не успел, – недовольно пробурчал он.

Тем временем Руар по-хозяйски черпнул в кадушке ковшом воды, испил и теперь что-то жевал – парень он был не промах и успел нашарить хлеба и холодного мяса на столе.

– Дело, как ты любишь, – гундел он с набитым ртом. – Давеча, аккурат перед заутреней, смерды выловили на Лыбеде мужичонку: нахлебалси браги да по бабам пошёл. Шёл-шёл, да не дошёл: под лёд провалилси…

– Тьфу, – ругнулся всё так же стоящий в исподней рубахе босыми ногами на простывшем земляном полу Инегельд. – А я-то тут каким боком? Неужто князь запамятовал, што Инегельд Свиное Рыло чинит сыск токмо над делами особливыми – княжьими да болярскими? Здеся же ж какой-то бражник да бабник…

– Да ты погодь гоношиться, – перебил приятеля Руар, продолжавший уплетать мясо. – Мужичонка-то непростой оказалси: княжий летописец, при нём лукошко, а в том лукошке – две ручонки. Понимать надо!

– Итить его в кочерыжку! – От удивления Инегельд сел на лавку. – Это кого ж он так?

– А вот это, Инегельд Свиное Рыло, и велено тебе разведать, – утирая рот пятернёй, сказал отрок. – Сбирайся: к князю едем.
Tags: Русь, Средние века, разное, юмор
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment