Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

«ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ В РУССКИХ СЕЛЕНЬЯХ…»

Да и в нерусских тоже их хватает! Вот, скажем, как мы представляем себе женщин эпохи Средневековья? Как правило, это такая барышня, которая сидит где-то в тереме (замке, башне – нужное подчеркнуть): натура тонкая до безобразия – любит ушами, брынчит себе на арфе, поет матерные частушки песни («Сто-о-онет си-и-изый го-о-олубо-о-очек, стонет он и де-е-ень и но-о-очь; ми-и-иленький его-о-о дружо-о-очек о-о-отлете-е-ел надо-о-олго про-о-очь…»), вышивает крестиком и мониторит подходы к своему жилищу на предмет наличия свободного молодого человека подходящего ей социального статуса. В общем, тьфу, какая кисейная барышня! Аж оторопь берёт!!



Вероятно надгробие Бланки де Наварра (1177 – 1229), графини Шампани, регента графства Шампань и регента королевства Наварра.

Но это, конечно, образ книжный. Из рыцарских романов, возникших аккурат тогда же. А жизнь, понятное дело, штука сложная: в ней места крайностям практически нет. В том числе и крайностям такого вот рода (все мужики – мачо, все бабы – слезливые персоны). В жизни женщины всякие встречаются, в т.ч. и такие, которые за свою семью разорвут любого от темени до задницы: и даже не смотрите, что сами – слабый пол. Вот одна из моих любимых историй по этому поводу.

Итак, Франция, графство Шампань. Весна 1201-го года. Кругом всё цветёт и пахнет, а молодой граф Тибо III помирает. Почему – Бог весть. Но получилось это и неожиданно, и жутко некстати: граф Шампани – не просто недобитый крупный феодал, он ещё и один из лидеров очередного (4-го уже) крестового похода, подготовка которого находится в самом разгаре. К слову, это тот самый знаменитый поход, в ходе которого пилигримы из-за поломавшегося GPS-навигатора оказались в Византии, хотя плыли в Египет, и штурмом взяли Константинополь, а не какую-нибудь Дамьетту («Как – греки? Не, что, серьёзно? То-то я смотрю, на вас чалмы нет!»).

Короче говоря, граф Тибо III помер молодым (22 года – это сегодня возраст ребёнка: парни и девушки в таком-то возрасте нынче себя ведут, как полвека назад себя вели разве что 15-летние; впрочем, в Средние века в 22 года человек, хотя и не являлся уже юнцом, но и старпером не был) и оставил супругу с ребёнком на руках. Тут надо сказать, что молодая вдова (к слову, была она на 2 года старше супруга) графиня Бланше или, если аутентично Бланка де Наварра, кроме того, что имела годовалую дочь Мари, находилась на сносях: сын и наследник Тибо IV родился буквально через неделю после смерти своего отца.

Одним словом, сей знатной даме и так забот хватало, а тут ещё и муж помер – вообще, весело стало. Если покойный супруг, несмотря на свою молодость, признавался всеми подданными, включая и родичей, легитимным правителем своего фьефа, то, едва его закопали, родственнички залязгали зубами, примеряясь, как бы так укусить пирог, чтобы отхватить ломоть побольше (а то и весь). На графиню особо никто внимания и не обращал: ну, чего, спрашивается, с роженицы взять? Туда-сюда – и отправят её в монастырь с дочерью, а сына (ежели, конечно, на свет появится наследник мужеска полу, хотя, вот, лекари обещались – УЗИ, дескать, показал, что будет именно мальчик), сына где-нибудь потеряют в коридорах власти, ага.

Перспективы, таким образом, вырисовывались перед графиней и её детьми красочные. Правда, краска по большей части имела радикально чёрный цвет. Что произошло дальше, я не ведаю: быть может, Бланка Наваррская от рождения имела решительный характер, а возможно, причиной всему – угроза её детям. Как бы то ни было, но утерев слёзы и сопли по почившему мужу, отложив в сторону арфу с иголками, она, не откладывая в долгий ящик, вскочила в седло и, что есть духу, помчалась в Бургундию, где как раз тогда ошивался французский король. Там, представ пред кривы очи Филиппа II, шампанская вдова принесла ему оммаж и фуа за пфальцграфство Труа, получила протекцию короля для своих детей и вступила во владение вдовьей долей, пообещав, вероятно, в качестве оплаты за всё это, передать королю во временное пользование пару приграничных замков, а также не вступать в новый брак без согласия на то Филиппа II. После графиня принесла оммаж за некоторые владения архиепископу Реймса Гильому Белые Руки и герцогу Бургундии Эду III и, в свою очередь, приняла присягу от наиболее крупных феодалов своего графства.

Дело было сделано. Но пьеса только начиналась. До совершеннолетия Тибо IV, т.е. до 1222 года, Бланка была регентом графства. И всё это время ей предстояло защищать права и владения своего сына от посягательства своих не в меру ретивых и жадных родственничков: в 1215-ом году в открытую войну против неё вступила племянница Тибо III Филиппа со своим супругом Эрардом I де Бриенном. В этой войне, которая вошла в историю под названием войны за Шампанское наследство, Бланке де Наварра пришлось не только использовать административные рычаги, не только раздавать направо и налево крупные взятки, но и вести военные действия. Причём не просто отдавать команды типа «На Берлин!», но и водить рати в бой (Люшер А. Французское общество времён Филиппа-Августа):

«… Во Франции в 1218 г. разыгрывается интересное представление в графстве Шампанском. Война между графиней Шампанской Бланкой Наваррской, опекуншей своего младшего сына Тибо IV, и их соперником Эраром де Бриенном была в разгаре. Бланка лично возглавляла свои отряды, руководя военными действиями. Она захватывает Лотарингию, мимоходом сжигая Нанси, и идёт на воссоединение с армией императора Фридриха II в его лагерь. Позднее она сама командует рыцарями, вступает в настоящие битвы, сражения с врагом в сомкнутых боевых порядках в окрестностях Жуанвиля или Шато-Вилена и одерживает победу…».

Ко всему прочему, когда брат графини, король Наварры Санчо VII решил отойти от дел «Я устал – я ухожу!», эта женщина взвалила на свои хрупкие плечи ещё и груз регентства Наваррского королевства. Тоже ради сына, ибо после смерти Санчо VII в 1234-ом году, корону Наварры под именем Теобальдо I надел Тибо IV.

В общем, я вам так скажу: коварней и опасней оскорблённой женщины может быть лишь женщина, борющаяся за наследство своих детей.

Самое примечательное во всей этой истории – то, что сия бой-баба амазонка, едва Тибо IV отпраздновал свой 21-ый день рождения, передала ему всю полноту власти, а сама ушла в цистерцианский монастырь Арженсоль.
Tags: XIII столетие, Средние века, Франция, история
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments