Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

НЕТ СЛОВ – ОДНИ ЛИШЬ МАТЫ

Для читателей этого блога не является секретом, что пан Гридь не ровно дышит к советской власти, точнее – является её убеждённым противником. И, тем не менее, даже для меня, старого антисоветчика, госпожа История иногда подбрасывает такие примеры, что, вопреки моим же собственным убеждениям, хочется всю эту красную сволочь обложить матюгами после чего расстрелять, ну, а тех, кто уже подох, выкопать и расстрелять.

Что, спрашиваете, случилось? Да, в общем-то, ничего особенного: аз, многогрешный, прочитал нынче статейку, которая до этого как-то прошла мимо меня. Спасибо добрым людям (а конкретно – уважаемому skrepohistory), что не дали помереть в незнании. Кто заинтересуется, завсегда может припасть к первоисточнику того, о чём далее пойдёт речь. Благо, статья небольшая: на её чтение уйдёт меньше времени, чем на… ну, не знаю… сигарету выкурить не успеете за это время.



Об чём речь? Речь – о блокаде Ленинграда. Если уж совсем сузить вопрос (всё-таки тема блокады за истекшие три четверти века раздулась до непомерных размеров), то – об эвакуации детей из города на Неве. И, вот, тут я предлагаю вам усесться на табурет, а особо впечатлительным персонам выпить валерьянки и привязать себя подтяжками к тому же табурету, ибо говорить мы будем о славных финансовых начинаниях красных эффективных манагеров. Да, представьте себе: вы не ослышались – кругом народишко мрёт с голодухи в блокированном германскими и финскими войсками городе, а Страна Советов в лице своих лучших сынов решает, как бы ей нажиться на всенародной беде.

В общем, дело было так. 19-го июля 1941 года Исполнительный Комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся вынес решение за нумером 48 (я всё цитировать не стану: только наиболее примечательные пункты):

… 1. Установить плату с родителей, или с лиц их заменяющих, за пребывание вывезенных из гор. Ленинграда детей в детсадах, детских яслях, интернатах школьников, в следующих размерах: см. таблицу 1.



Та самая таблица 1, которую надо «см.».

Примечание 1. Семьи военнослужащих, рядового и младшего начальствующего состава платят за детей из расчёта заработка работающих в семье и получаемого пособия.

Примечание 2. Семьи добровольцев народного ополчения рядового и младшего начсостава платят за детей на общем основании по своему заработку по последнему месту работы.

Примечание 3. При исчислении среднего заработка семей среднего, старшего и высшего начальствующего состава заработок военнослужащего при отсутствии справки о зарплате принимается в расчёт за 600 руб. в месяц […]

9. Установить взнос платы с родителей за каждый месяц вперёд, но не позднее 10-го числа платёжного месяца, предоставив право домохозяйствам просроченную плату взыскивать судебным порядком…

Итак, что мы имеем? Родная Советская власть в очередной уже раз раскрылась во всей красе, выставив себя в худшем  свете, чем любая возможная оккупационная власть: брать деньги за содержание детей, которые, к слову, не в пионерский лагерь на летний отдых уехали, а были эвакуированы из умирающего голодной смертью города, – это верх цинизма! Отдельная статья – те, с кого брали плату: на поверку это всё люди, которые либо ежечасно рисковали своей жизнью на фронте, сражаясь в том числе и за эту самую Советскую власть, либо отдавали все свои силы, вкалывая в тылу на «всё для фронта, всё для победы».

И ведь что характерно: деньги брали без всяческих скидок на заслуги родителей: мобилизован ли ты на фронт решением военкомата, или ушёл туда добровольцем – один хрен! Главное – бабки не забудь заплатить. А ежели забудешь, так самый справедливый суд в мире тебе об этом напомнит. Отдельное внимание – пункту 9: люди не просто должны были заплатить государству за содержание своих детей, а сделать предварительную оплату услуги. И то верно: Страна рабочих и крестьян твоих детей, понимаешь, смотрит, а тебя, милчеловек, вдруг каким шальным осколком убьют или при бомбардировке потолком обвалившимся накроет! Нет, дорогой товарищ, ты сперва заплати по счёту, а там можешь помирать: бабы ещё нарожают!

Правда, потом, чуток погодя,  власть решила, что в этом деле можно дать небольшую поблажку, и 25-го октября 1941 года вышло новое решение всё того же Исполкома Ленинградского горсовета, которое внесло изменения в решение № 48. Изменений было несколько, но главное для нас фигурировало в пункте 5:

… 5. Установить срок взноса родителям платы за пребывание эвакуированных детей в детских учреждениях не позднее 5-го  числа следующего за платёжным месяца…

Итого – предоплату заменили оплатой по факту выполнения услуги. Не шибко много, но и на том спасибо.

Теперь предлагаю уважаемой публике обратить внимание на размер взимаемой платы.

Первое, что бросается в глаза: размер платы привязывался не к размеру заработной платы родителей и не её средней величине, а к размеру дохода на одного члена семьи, включая иждивенцев. Т.е. если в семье из 3 человек работали 2, то такая базовая величина была ниже средней заработной платы на одного работающего члена семьи, что несколько облегчало ситуацию для людей. Правда, это была палка о двух концах: чем больше детей было в семье, тем меньше была плата за содержание одного эвакуированного ребёнка, но, одновременно, тем выше были суммарные затраты, ибо произведение плата за ребёнка х кол-во детей в семье в конечном итоге давало большую сумму.

Второе – размер платы и величина доходов. Тут всё очень интересно. Всех плательщиков можно разделить на четыре категории: а) гражданские лица; б) народные ополченцы; в) рядовой и младший начальствующий состав и г) средний, старший и высший начальствующий состав.

О доходах гражданских лиц предельно ясно написал в своём труде «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» глава Госплана при СНК СССР товарищ Вознесенский Н.А. (с. 117 – 118):

… В связи с ростом производительности труда и в целях поощрения ударных отраслей производства в период военной экономики произошли большие изменения в уровне заработной платы. Прежде всего, был поднят уровень заработной платы в угольной и нефтяной промышленности, в чёрной и цветной металлургии и в военной промышленности, что обеспечило этим отраслям тяжёлой промышленности по сравнению с другими отраслями народного хозяйства более высокий уровень зарплаты. Наиболее высокий уровень заработной платы промышленных рабочих и служащих в период военной экономики был достигнут в угольной промышленности, чёрной металлургии и в военной промышленности.

Среднемесячная денежная заработная плата рабочих в союзной промышленности СССР увеличилась с 375 руб. в 1940 году до 573 руб. в 1944 году, или на 53%, причём в угольной промышленности она достигла 729 руб. и в чёрной металлургии – 697 руб. Среднемесячная заработная плата инженерно-технических работников в союзной промышленности выросла с 768 руб. в 1940 году до 1.209 руб. в 1944 году, причем в угольной промышленности она достигла 1.502 руб., а в чёрной металлургии – даже 1.725 руб. …

Понятно, что в Ленинграде нет ни угольных шахт, ни предприятий чёрной металлургии, потому ждать там заработков у пролетариев на уровне выше среднего по стране бессмысленно. Вероятнее всего, в годы блокады средняя заработная плата промышленных рабочих в городе не превышала уровня в 400 – 450 руб., у служащих – и того меньше. При таких доходах жить было крайне сложно и в мирное время, а уж в военные-то годы это, почитай, голодная смерть даже в относительно благополучных по части продовольственного снабжения регионах страны (хотя были ли таковые?): денег на еду просто не хватало. И, вот, теперь, отправив детей на Большую землю, работягам предстояло из своих скудных доходов отдавать государству не менее четвёртой части суммарного дохода семьи!

С ополченцами ситуация приблизительно такая же, ибо в годы войны лицам, вступившим в народное ополчение сохранялся средний заработок на предприятии. Плюс к этому им выплачивались полевые деньги (Шуняков Д.В. Финансовое обеспечение военнослужащих Красной Армии в годы Великой Отечественной войны // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. – 2018. № 3. – с. 71).

Зато военнослужащие выпадали из этой печальной картины. В целом, ситуация с их денежным довольствием выглядела так (Там же, с. 70 – 71):

… Выплата денежного довольствия военнослужащим Красной армии осуществлялась по нормам мирного времени в соответствии с занимаемыми штатными должностями. Рядовой состав первого года службы получал 8 руб. 50 коп. в месяц, второго года – 11 руб., ефрейтор – 12 руб. 50 коп., младший сержант первого года службы – 15 руб., а старшина третьего года службы – 150 руб. Оклады командному составу устанавливались по 31-разрядной  тарифной  сетке  в  размере  от 550 руб. (по 1-му разряду) до 3.200 руб. (по 31-му разряду) в месяц.

Кроме денежного оклада в годы войны были введены иные выплаты: единовременное пособие для офицерского состава при убытии в действующую армию и полевые деньги. Ежемесячную надбавку получали только военнослужащие, находящиеся непосредственно на передовой линии в пределах армейского тыла, а также больные и раненые.

Советское правительство активно поощряло совершенствование воинского мастерства и заслуг на поле боя. Одними из первых стали гвардейцы: для офицеров денежное довольствие было увеличено в 1,5 раза, для красноармейцев – в 2 раза.

Кроме того, повышенное денежное довольствие получали военнослужащие наиболее важных и ценных специальностей. Так, оклады военнослужащим  Воздушно-десантных войск выросли на 10 – 15% для офицеров и на 25% для рядовых и сержантов. Для наводчиков противотанковых средств были установлены повышенные выплаты по категории “старший красноармеец”. Для поощрения снайперов с мая 1942 г. вводились оклады от 25 до 200 руб. (в зависимости от звания и года службы). С ноября 1942 г. для механиков-водителей танков введено ежемесячное премирование в зависимости от квалификации вождения, соответственно: мастеру вождения – 150 руб., водителям 1-го и 2-го класса – 80 и 50 руб.

В связи с возрастанием роли командного состава дивизионного и полкового звена приказом НКО № 025 от 14 января 1942 г. повышены оклады содержания на 40%. С 15 мая 1943 г. приказом № 0351 повышены оклады фронтовому и армейскому звену управления,  составившие 2.600 – 4000 руб. в зависимости от занимаемой должности…

Короче говоря, военные, как всегда, оказались в привилегированном положении. Правда, и в их среде существовало неравенство – действовало правило «Все равны, но кто-то равнее»: примечание 3 решения № 48 Исполкома Ленинградского горсовета от 19.07.1941 г. давало среднему, старшему и высшему начальствующему составу возможности искусственно занижать свои доходы и, как следствие, сокращать величины платы за содержание детей.

Ну, и последнее, на что хотелось бы обратить внимание шановного панства: зачем всё это делалось?

Вопрос непростой, и, на первый взгляд, дать какой-либо внятный ответ на него невозможно (разве что, зафиксировать, что у власти в Советском Союзе стояла всякая сволочь).

Скажем, если мы обратимся к знаменитому Постановлению СНК СССР от 02.10.1940 г. № 1860 «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначения стипендий», то, несмотря на всю его… хм… подлость, что ли… так вот, несмотря на его подлость и несправедливость по отношению к людям, в этом постановлении можно проследить внутреннюю логику: данный документ позволял в условиях начавшегося второго акта глобальной войны регулировать направление трудовых потоков в зависимости от потребностей страны, как их понимала Советская власть. Однако в документах, выпущенных ленинградскими властями, такой логики, вроде бы, нет. Ну, в самом деле, не считать же за причину выхода решения № 48 желание переложить на трудящихся бремя содержания их детей? Как минимум, это мелочно, а по гамбургскому счёту, глупо и подло.

Впрочем, я не зря написал об отсутствии логического обоснования появления документа на первый взгляд. Дело вот в чём. 1-го октября 1942 года – т.е. это уже не начало войны, когда не понятно, куда кривая выведет, нет, город пережил блокадную зиму, самую страшную зиму в своей истории, и уже и ежу ясно, что платить за содержание эвакуированных детей горожанам крайне тяжело – всё тот же Исполком Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся принимает очередное решение: освободить от оплаты за содержание детей, находящихся в детских учреждениях, эвакуированных из города на Большую землю, родителей, проживающих вне Ленинграда.

Это очень важно: от платы освободили тех, кому легче. А плату для тех, кому тяжелее всех, оставили. Почему? Я, размышляя над этим вопросом, вот к чему пришёл (специально подчеркну: это не ответ на вопрос, это всего лишь попытка дать логичный ответ, возможно, неудачная). Представьте себе, что есть некая семья: папа, мама и ребёнок. Малыша каким-то чудом удалось вывезти из умирающего города (а, быть может, и тогда, когда Ленинград ещё не знал о всех ужасах, которые выпадут в ближайшее время на его долю). Жена умерла от истощения. Остался один муж. Он уже тоже с голодухи на ладан дышит: надежды никакой, и сам он, пожалуй, был бы не против, перейти на положение иждивенца – доживать свой век на урезанном пайке, но стране нужна каждая пара рук, и необходимость платить государству за содержание ребёнка – это очень крепкая цепь, которой он прикован к станку.

P.S. Как-то запамятовал я о важной штуке, а именно: страна должна знать своих героев. Вот фамилии той красной сволочи, которая подписывала решение Исполнительного Комитета Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся № 48 от 19.07.1941 года:

1) председатель Исполкома товарищ Попков Пётр Сергеевич (23.01.1903 – 01.10.1950), фигурант Ленинградского дела, расстрелян;

2) секретарь Исполкома товарищ Пономарёв Н.И.
Tags: XX столетие, Вторая Мировая война, Россия, СССР, большевизм, документы, история, коммунизм, финансы, цитаты
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…