Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

О КАРЬЕРНОМ РОСТЕ…

После повторного захвата столицы Ромейской державы и раздела оказавшегося в их руках византийского наследства, франки и венецианцы озаботились следующим по важности вопросом – теперь у них был свой генсек, значит, пришло время решить, кто возглавит агитпроп новой, теперь уже Румынской ай, ромалэ, ай, чавалэ! Романской (она же – Латинская) империи.



«Невиноватая я: он сам пришёл!». Папа Римский Иннокентий III (на наши деньги – невинный или даже невиноватый). Сволочь итальянская. Сидит, пыхкает злобой и думает, как ему изничтожить православие, загнобить матушку Русь, а заодно не дать родиться Великой Россиюшке.

Избрание нового (к тому же, первого католического) Константинопольского патриарха прошло достаточно быстро – им уже в мае 1204 года стал Томаззо Морозини, представитель древнего венецианского рода. Правда, на тот момент был он никем, и звали его никак: нет, серьёзно, какому-то субдиакону, пускай и из патрицианской фамилии, и вдруг сделаться церковным иерархом столь высокого полёта – это вам даже не сорвать многомиллионный банк, шансов на такое – ноль целых, ноль десятых!

И, тем не менее, Морозини внезапно был избран Константинопольским патриархом. Понятно, что с подачи Слепого Пью великого слепца Энрико Дандоло: за пару месяцев до этих выборов тот подписал пакт Молотова – Риббентропа договор с дьяволом франками, выговорив Венеции, в обмен на согласие отдать им императорских трон, право поставить своего патриарха. Кандидатура же Морозини, несмотря на его низкий статус в церковной иерархии, определялась как происхождением (всё-таки свой, венецианский товарищ), так и тем, что он 1) не был запятнан участием в 4-ом Крестовом походе, обретаясь в монастыре в Равенне, и 2) был известен Иннокентию III, неплохо себя зарекомендовав.

Существовала, правда, одна неприятная мелочь: право инвеституры в Средневековой Европе уже лет сто как безоговорочно принадлежало Папе Римскому – ну, не зря же кайзер Генрих IV за век с небольшим до этого у Каносского замка себе почки отмораживал? Потому мало было провести «демократическую процедуру» – результаты выборов затем следовало ещё и утвердить в Гондоре Риме. И дож Дандоло отправил туда делегацию, одновременно своих послов к Папе выслали венецианские церковники: если первые тупо потребовали от Его Святейшества, чтобы тот утвердил клятвы вождей воинства Христова, данные в том числе и по поводу должности Константинопольского патриарха, то вторые действовали не так нахраписто – они смиренно просили папского подтверждения результатов выборов не как права, но как милости.

Однако на месте ситуация оказалась не столь простой и ясной, какой она выглядела из покоев Буколеона. Папа Иннокентий III против кандидатуры Томаззо Морозини лично ничего не имел, ибо «спортсменка, комсомолка и просто красавица!». Но, с одной стороны, пока оба венецианских посольства добирались до Рима, французские клирики успели отстучать туда депешу, в которой попытались обжаловать результаты выборов патриарха сославшись на незаконное вмешательство в них северо-итальянских блоггеров. С другой стороны, понтифик не мог позволить, чтобы кто-то из светских государей ставил ему условия и указывал, что и как делать. Впрочем, Иннокентий III – надо отдать ему должное! – был умный и мудрый мужик. Он поступил просто и гениально: сперва он попросил мерзких лягушатников французских каноников отозвать свою апелляцию, очень сильно попросил; потом Папа объявил выборы недействительными, сославшись на то, что право назначать каноников на церковный собор, занятый избранием патриарха, принадлежит ему и только ему, а не какому-то нечестивцу Дандоло; а затем понтифик взял и назначил Томаззо Морозини Константинопольским патриархом, потому что «я так хочу!».

Подумав немного, Иннокентий III сказал Морозини, что, когда тот подохнет в корчах ужасных, ибо венецианец умрёт, приемник ему будет не назначаться из Рима, как нынче, а избираться соборным капитулом Святой Софии.

Оставался нерешённым, таким образом, лишь один вопрос – низкий статус нового патриарха в церковной иерархии. Точнее – того, кого назначили патриархом, но который им ещё не был и быть таковым не мог из-за того, что являлся всего лишь субдияконом. Но, как известно, “quod licet Iovi, non licet bovi”, потому трудовая книжка Морозини быстро пополнилась несколькими новыми записями о его достижениях в деле карабканья по карьерной лестнице, причём очередная запись появлялась в ней ещё до того, как успевала высохнуть предыдущая.

Хронология заполнения документа, в целом, такова. В Рим Томаззо Морозини прибыл в марте 1205 года – и понеслось: уже 5-го числа Иннокентий III рукоположил его в дияконы, через три недели, 26-го марта, – в священника, 27-го марта – в епископы, а 30-го марта – в патриархи. На карьерный рывок от чина обер-офицера до генерал-фельдмаршала церковных войск у нового Константинопольского патриарха формально, таким образом, ушло ни много ни мало, а чуть менее месяца.
Tags: XIII столетие, Ватикан, Венеция, Иннокентий III, Латинская империя, Средние века, Томаззо Морозини, история, католичество, церковь
Subscribe

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment