Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

ЛЕНИН И ПЕЧНИ... ТЬФУ ТЫ! СТАЛИН И БУКВАРЬ, КОНЕЧНО ЖЕ

Хотел было поговорить сегодня на тему «Сталин и интеллект»: очень уж она интересна, но и слишком обширна – за один раз мы с нею не управимся, а затягивать длиннющую песнь именно сейчас мне недосуг. Потому – нет, панове, нынче мы с вами ограничимся вопросом «Сталин и чтение»: он ведь тоже весьма занятен и, к тому же, содержит свои подводные камни и мифы.



Молодой Сталин на вершине Казбека листает книжку с картинками. Затуманенный хмурый взгляд выдаёт тяжкие думы о предстоящей борьбе за Земшарную республику Советов. Нарисовано к 70-летнему юбилею лучшего друга физкультурников по мотивам воспоминаний о нём советского Агитпропа. 1949 год.

В рамках этой темы (тоже, кстати, весьма немаленькой) я предлагаю сейчас не останавливаться на рассмотрении того книжного ассортимента, который читался товарищем Сталиным, и не касаться того, насколько обширными были его познания (достаточно, наверное, будет сказать, что у дяди Джо при всём том размахе его личной и рабочей библиотек, при неограниченном доступе к книжным богатствам страны, знания носили эклектичный характер, что тщательно «полировалось» догматическим мышлением самоучки): поговорим о том, сколько он читал.

А читал он много, даже очень много. Во всяком случае, так говорили все, кто был лично знаком с ним. Более того, так говорил сам Хозяин. В передаче Д.Т. Шепилова (того самого, который «и примкнувший к ним»), это признание выглядело следующим образом: «… Сталин молча прохаживался около стола, затем вдруг повернулся, подошёл довольно близко ко мне, посмотрел прямо в глаза и спросил: “Вы любите читать художественную литературу? Сколько в день можете прочитать страниц, никогда не считали?” Я опешил – никогда не ожидал такого вопроса. Сталин улыбнулся и сам ответил на поставленный вопрос: “Нам ежедневно приходится сталкиваться с самыми различными проблемами, и мы должны быть готовы правильно их решать. А чтобы правильно решать, надо много читать, в том числе художественную литературу. Вот, например, Владимир Ильич читал в день по 600 страниц и мне советовал. Я стараюсь читать четыреста, и вам советую. Наша работа этого настоятельно требует”…». Впрочем, Иосиф Виссарионович на достигнутом не останавливался и в разговоре с другими коллегам и подчинённым поднимал планку ещё выше: говорил о 500 страницах в день!

То, что эта норма является выдумкой, в общем-то, понятно.

Во-первых, не будем забывать, что чтение, как способ получения знаний – любое чтение! – эффективно лишь в том случае, когда сопровождается осмыслением прочитанного. Мало просто «проглотить» книжку за несколько часов, дней или недель (у каждого человека это свой индивидуальный процесс со своими нормами поглощения печатной продукции), надо ещё и удержать полученную информацию в своей голове (не так, что бы, перелистывая последнюю страницу очередного фолианта, читатель не помнил, о чём шла речь на первой), а затем – проанализировать. В конечном итоге, важным является не умение быстро читать, а умение «переваривать» полученную информацию. И в этом смысле те самые 400 – 500 страниц текста в день – это норма запредельная: не только невозможно усвоить такое количество информации, сложно просто прочитать его.

Но не будем забывать и того обстоятельства – и это уже во-вторых, – что товарищ Сталин был не простым читателем, а государственным деятелем, который, к тому же, завязал решение всех мало-мальски значимых вопросов на себе. У такого человека свободного времени, т.е. того времени, которое можно уделять чтению книг, или попросту нет, или есть, но его исчезающее мало.

Наконец, в-третьих, годы шли, а Хозяин не молодел: с товарищем Шепиловым он откровенничал накануне XIX съезда ВКП(б), т.е. осенью 1952-го года. Соратники вспоминали, что в начале 1950-ых гг. Сталин был «уже не торт»: слаб здоровьем, быстро уставал, хотя временами у него и приключались приливы сил, благодаря чему, он время от времени показывал окружающим мастер-класс. В общем, времечко уходило, дядя Джо старел, мозги соображали не так быстро, как раньше, а усваиваемость информации (собственно, главный критерий эффективности той или иной методы чтения) «стремительным домкратом» падала.

Одним словом, по всему выходит, что дядя Джо врал, когда говорил о своей норме чтения. Зачем он так поступал – это, на самом деле, вопрос, ответ на который зависит от вашего отношения к красному монарху: кто-то, кто неровно дышит к нему, скажет, что это был один из способов сакрализации личной власти Сталина, сиречь – в центре всего стоял государственный интерес, и будет в какой-то степени прав; кто-то другой, для которого Сталин – это красный (в смысле – кровавый) диктатор, отнесёт всё на счёт его, Сталина, больного самолюбия, и тоже будет прав (один из таких примеров раздутого до безобразия эго кремлёвского вождя я в этом блоге уже как-то приводил).

Однако по зрелому размышлению должен сказать, что при всех прочих обстоятельствах есть и иной вариант – считать, что Сталин не врал, а говорил истинную правду. Ну, знаете, как это бывает: человек искренне во что-то верит, хотя окружающие видят, что на самом деле он искренне заблуждается. Иосифу Виссарионовичу по должности необходимо было много читать. Но так же, по должности, у него не было свободного времени. И как в таких обстоятельствах прикажете решать проблему? Ведь проблема-то не такая уж и редкая! И решают её каждый по-своему. Первый и наиболее распространённый вариант – это использование услуг референтов для формирования своего рода выжимок из значимых текстов. Если кто читал роман А.А. Бека «Новое назначение», то там описывается такого рода подход главного героя – министра чего-то там – к решению вопроса избытка информации и дефицита свободного времени.

Другой вариант несколько радикален и в какой-то степени авантюрен. Его описал в книге своих воспоминаний «Истины ради…» Лев Александрович Вознесенский, племянник всесильного главы Госплана Николая Алексеевича Вознесенского. Сами по себе эти мемуары являют собой панегирик погибшему в жерновах политической борьбы дяде – страницы книги прямо таки сочатся патокой, липкой и приторной. И тем не менее, местами, не желая того, автор пишет, в целом, правдивые вещи. Для него Николай Алексеевич и годы спустя оставался кумиром: волевой, умный, деятельный, жёсткий руководитель и обладающий невероятно широкой эрудицией государственный деятель: и откуда у него только силы и время брались для расширения своих познаний? Да всё оттуда же!

«… Даже противники называли его “глыбой ума”, а я бы добавил – постоянно самообучающейся “глыбой”. На той же даче [в посёлке Горки-10. – Пан Гридь] по половине периметра кабинета размещались небольшие квадратные столы. На каждом из них – стопки свежих книг и журналов по самым разным отраслям знаний – от, скажем, математики и астрономии до металлургии и эпизоотологии. Завершала это великолепие недавно вышедшая в свет художественная литература. Увидев такое тематическое разнообразие, я спросил Николая Алексеевича, зачем ему книги по столь широкому спектру наук и общественной практики, и в ответ услышал:

– Я нахожусь на такой работе, что постоянно должен быть в курсе новейших достижений науки и практики во всех сферах жизни, иначе не смогу правильно планировать развитие народного хозяйства.

– Да, но ведь всё это невозможно даже просто прочитать!

– А я и не читаю. Я эти книги просматриваю…».

Вероятно, приблизительно так осваивал по 400 – 500 страниц текста в день и товарищ Сталин.
Tags: XX столетие, Россия, СССР, история, мемуары, цитаты
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments