Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

И СНОВА О НАЦИСТСКОМ ТЕРРОРЕ...

Занятная штука получается, скажу я вам. Смотришь – вроде бы, человек работает. Делает что-то. Без отдыху, без продыху. И так изо дня в день. Но стоит только подойти к нему, поинтересоваться, как, мол, дело движется, и вдруг оказывается, что у него, как говаривал мой шеф, всё кипит – и всё сырое. Чем, спрашивается, он занимался всё это время?

Та же фигня и с историей Второй Мировой войны вообще и историей Германского Райха в частности. Вроде бы, три четверти века многочисленная армия историков, социологов и философов мусолит вопрос зарождения и развития немецкого национал-социализма, а на поверку оказывается, что воз и ныне там. Нет, так-то они чего-то там раскапывают, вводят в научный оборот, обсуждают на конференциях, но… На выходе получается какая-то однобокая картина: все усилия этой армии научных работников направлены на достижение одной-единственной цели – осудить нацистов, предать их анафеме.



Берлин. 27-ое февраля 1933 года.

Не то, что бы я не согласен с тем, что национал-социализм – это плохо: очень даже согласен. Но я категорически против того, чтобы упрощать картину мира, сводить планетарный конфликт к противостоянию сил Добра с силами Зла. Ибо так просто не бывает.

Вот, скажем, давеча говорили мы с вами о том, что нацистский государственный террор, в отличие от коммунистического, был адресным  и более прозрачным – там прописывались конкретные признаки, по которым индивид или подлежал террору, или нет – третьего не дано. Да, то, что террор проводится по каким-то чётким критериям, не делает его слаще, особенно для того, кого по этим критериям ставят к стенке. Да, от этого Адольф Гитлер не становится гуманистом. Однако наличие этих критериев позволяет сравнивать его режим с окружающим миром, а сравнение, если кто забыл, – один из основных методов познания. Во всяком случае, с утра им было.

Простой пример. Кстати, из книги Юлиана Семёнова «Лицом к лицу». Книга, надо сказать, великолепная. Написана в жанре журналистского расследования. Там, конечно, имеются отдельные куски, которые сильно портят общее впечатление от книги и которые Семёнову не следовало бы публиковать ни при каких обстоятельствах (просто мерзкие куски, будто написанные не автором, а каким-нибудь цензором), но что сделано, то сделано…

Да, так вот – книга «Лицом к лицу». Один из эпизодов посвящён описанию жизненного пути некоего Альберта Фридрихса, рабочего-коммуниста из Гамбурга. Вообще-то, этот человек заинтересовал Семёнова, как один из отцов-основателей и смотритель музея Э. Тельмана в Западной Германии, но по ходу пиесы выяснилось, что история жизни Фридрихса интересна сама по себе – можно сказать, готовый киносценарий. И вот два эпизода из жизни германского коммуниста нацистской эры.

Эпизод первый. Германия, самое начало 1930-ых годов. Альберт Фридрихс «по заданию партии» публично порывает с КПГ и начинает работать подпольно: на мелочи не разменивается, а сразу берёт быка за рога – формирует коммунистические ячейки в Рейхсвере, во флоте и в полиции, издаёт для германских полицейских газету. В начале 1933-го года его сдаёт подлый шпион полицейский агент. Дальше – суд. Но – слово самому Фридрихсу (в перепеве Семёнова, конечно): «… 5 апреля 1933 года в Лейпциге, в том же здании, где судили Димитрова, состоялся процесс. Обвинение – “измена родине”. Я получил три года тюрьмы и три года лишения всех прав, хотя прокурор требовал десяти лет каторги…».

Итак, Альберта Фридрихса обвинили в государственной измене и дали ему за это преступление – страшно подумать! – аж 3 (прописью: три!) года тюрьмы и ещё 3 (и снова прописью: три!) года лишения гражданских прав. Три года лишения свободы за государственную измену!!! На фоне этого слюнявого гуманизма прокурор выглядит кровожадным мясником: ишь чего удумал – требовать от судьи «десятку» для изменника родины!

Мне могут возразить, что, де, это ещё не нацистская Германия: времена Веймарской республики – это сплошное вегетарианство и прочее слюнтяйство. Полностью соглашусь: хотя Гитлер стал канцлером Германии 20-го января 1933 года, подмял он страну под себя лишь летом этого года. Хорошо! Давайте посмотрим, чего там такого этакого получил геноссе Фридрихс от национал-социалистического правосудия: жизнь у него была долгая и, как я уже писал, изобиловала разными интересными поворотами.

Итак, эпизод второй. Отмотав срок, наш герой вышел на волю, но, т.к. решением суда он был на три года лишён всех гражданских прав, включая и право на труд, то с работой возникли проблемы – в конечном итоге, Альберт Фридрихс ушёл в Бельгию, имея в виду пробираться в Испанию, чтобы уже там отомстить им всем (в смысле – фашистам). Не получилось: попал под следствие в родной коммунистической партии. Впрочем, тогда всё для него закончилось хорошо – партийцы его оправдали и даже дали работёнку по пропагандистской линии, параллельно он на стороне подрабатывал малеванием всякой мелочёвки и сколотил, таким образом, какой-никакой капиталей. Но грянула война.

И снова – слово герою: «… Когда фашисты напали на Бельгию, нас отправили во Францию, в лагерь “Гольф де Лион”. Были мы там не одни, а вместе с испанскими республиканцами, итальянскими коммунистами, немцами из батальона Тельмана. Вызывал барон Эннеси, хозяин коньячной фирмы: “Я представляю секретную службу Виши, если согласишься служить нам – выпустим”. Я отказался. Тогда он, двухметровый верзила, схватил меня за воротник, начал душить... Всякое бывало... А потом – транспорт в Германию. И снова я в Гамбурге, в тюрьме Фульцбутель. Год в одиночку, каждый день допросы: “Ты – французский и бельгийский шпион, коммунист и изменник родины!”. Пытал меня гестаповец Тэге <…> В 1941 году меня отвезли в Берлин, состоялся “суд”, дали пять лет тюрьмы и пять лет лишения прав…».

Итого – что мы имеем? В прошлый раз, в 1933-ем, геноссе Фридрихс обвинялся и был признан виновным в измене родины. Но то было ещё время Веймарской демократии. И, подчеркну, мира. Теперь, в 1941-ом, его обвинили в измене родине и в шпионаже в пользу иностранных держав. Времена, напомню, уже далеко не вегетарианские – нацисты во власти! Плюс ко всему – второй год война. В годы войны наказания за преступления традиционно ужесточаются. Во всех воюющих странах. И ему действительно дали больший срок – пять плюс пять. Охренеть просто! Где расстрел? Я вас спрашиваю: это кровавый национал-социализм или институт благородных девиц, где при слове «жопа» все краснеют, а при слове «член» хором падают в обморок?!

Так вот, возвращаясь к сравнению, как методу научного познания. Возьмём для примера современников – гуманный сталинский Советский Союз. Статья 58-1а УК РСФСР «Измена родине» предусматривал наказание в виде расстрела с конфискацией имущества, или 10 лет с конфискацией имущества. Статья 58-6 «Шпионаж» предусматривала наказание – расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнание из пределов СССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трёх лет, с конфискацией всего или части имущества. И это не говоря уже о таком преступлении, как членство в партии, находящейся вне закона.

Естественно, что в военное время о таких послаблениях, как, например, замена расстрела на какой-то срок лишения свободы, можно было забыть. Ибо нефиг!

P.S. Отдельно, пожалуй, стоило бы задаться вопросом: а куда, собственно, смотрела советская цензура, позволяя Юлиану Семёнову публиковать немалым таким тиражом (200.000 экз.) книгу, в которой он, можно сказать, обелял германский национал-социализм? Но это тема отдельного разговора...


Tags: XX столетие, Вторая Мировая война, Германия, Германская империя, Россия, СССР, история, коммунизм, национал-социализм, террор
Subscribe

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

  • «ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО?..»: ВЫПУСК № 3

    На протяжении большей части своей истории человеческое общество было мужским – в нём процветал патриархат, принцип главенства мужчины. Это…

  • И ПОЧЕМУ Я НЕ УДИВЛЁН, ИЛИ…

    … несколько цитат и фактов о событиях полуторавековой давности в одной известной стране. Из циркулярной депеши, отправленной светлейшим…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments