Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

«КОГДА НАС В БОЙ ПОШЛЁТ ТОВАРИЩ СТАЛИН…»

Помнится, довелось мне лет двадцать тому назад смотреть какой-то британский документальный фильм об истории Второй Мировой войны. Тогда мелькнул в телевизоре занятный момент, который не мог не вызвать ироничной улыбки – на экране показывали хронику боёв в небе Британии, а закадровый голос в переводе на русский выдал нечто вроде: «… но доблестные лётчики Королевских ВВС, руководимые Чёрчиллем, отбили наступление Люфтваффе». Нет, к славным британским пилотам у меня никогда не было претензий – ни тогда, ни, тем более, сейчас. Но, согласитесь, представить грузную фигуру британского премьер-министра, «упакованную» в, в общем-то, узкую кабину ведущего «Спитфайра», без улыбки нельзя.



«Всем стоять! Это ограбление!!!». Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Чёрчилль с пистолетом-пулемётом Томпсона.

Впрочем, и тогда было ясно, и сейчас понятно, что это всего лишь неудачно построенное предложение: сэр Уинстон и в самом деле руководил обороной Британии (да и вообще всеми вооружёнными силами страны в войне), правда для руководства ему не обязательно было втискивать свою тушку в кабину истребителя и непременно лично вести эскадрилью в бой. Но кому-то из его именитых современников всё же требовалось почувствовать себя на броне танка, идущего в прорыв.

Да, вы правильно догадались: речь идёт о лучшем друге физкультурников товарище Сталине. За язык оного знатного языковеда никто не тянул – сам выпячивал собственную храбрость, когда на приглашение Чёрчилля сообразить на троих написал буквально следующее:

«Я только что вернулся с фронта и успел уже познакомиться с посланием Британского Правительства от 7 августа.

1. Я согласен с тем, что встреча глав трёх правительств, безусловно, желательна. Такую встречу следует осуществить при первой же возможности, согласовав место и время этой встречи с Президентом.

Вместе с тем я должен сказать, что при данной обстановке на советско-германском фронте я, к сожалению, лишён возможности отлучиться и оторваться от фронта даже на одну неделю. Хотя мы имеем в последнее время на фронте некоторые успехи, от советских войск и советского командования требуется именно теперь исключительное напряжение сил и особая бдительность в отношении к вероятным новым действиям противника. В связи с этим мне приходится чаще, чем обыкновенно, выезжать в войска, на те или иные участки нашего фронта. При таком положении я не могу в данное время направиться для встречи с Вами и Президентом в Скапа-Флоу или в другой отдаленный пункт.

Тем не менее, чтобы не откладывать выяснения вопросов, интересующих наши страны, целесообразно было бы организовать встречу ответственных представителей наших государств, причём о месте и времени такой встречи можно было бы договориться в ближайшее время.

Кроме того, следует заранее условиться о круге вопросов, подлежащих обсуждению, и о тех проектах предложений, которые должны быть приняты. Без этого встреча едва ли даст какие-либо ощутительные результаты.

2. Пользуюсь случаем, чтобы поздравить Британское Правительство и англо-американские войска по случаю весьма успешных операций в Сицилии, которые уже привели к падению Муссолини и к краху его банды.

9 августа 1943 года».



«Слушай сюда, Константиныч! Фланговые колонны сдерживают противника. Стоят насмерть. Ты меня понял? А тем временем огонь всей артиллерии – в центр! И потом, по зелёной ракете… повторяю: по зелёной!.. смотри не перепутай, Кутузов!.. так вот, по зелёной ракете бросаешь в прорыв резерв!!! И всё у нас получится: Ефремыч не даст соврать». И.В.Сталин, К.Е.Ворошилов и К.К. Рокоссовский на оборонительных рубежах под Москвой. Картина художника Константина Ивановича Финогенова. 1948 год.

В одном коротком сообщении товарищ Сталин дважды упоминает о том, что выезжает в войска, причём выезжает регулярно и часто («чаще, чем обыкновенно»). Вопрос: зачем? То, что дядя Джо – человек занятой, и Чёрчилль, и Рузвельт и так понимали. Нахрена вот эти понты? Какую прибавку к имиджу страны они давали? Да никакой! Разве что – чувство собственной важности Генерального секретаря ЦК ВКП(б) повышали, да хоть как-то личные комплексы затушёвывали. Ведь, как вспоминал товарищ Микоян Анастас Иванович – человек не совсем посторонний и кое-что повидавший, товарищ Сталин был большой трус:

«… Сталин был не очень-то храброго десятка. Ведь это невозможное дело: Верховный Главнокомандующий ни разу не выезжал на фронт! Впрочем, один раз поехал. Отвлекусь от основного текста ради этого эпизода. Зная, что это выглядит неприлично, однажды, когда немцы уже отступили от Москвы, поехал на машине, бронированном “Паккарде”, по Минскому шоссе, поскольку оно использовалось нашими войсками, и мин там уже не было. Хотел, видно, чтобы по армии прошёл слух о том, что Сталин выезжал на фронт. Однако не доехал до фронта, может быть, около пятидесяти или семидесяти километров. В условленном месте его встречали генералы (не помню кто, вроде Ерёменко). Конечно, отсоветовали ехать дальше – поняли по его вопросу, какой совет он хотел услышать. Да и ответственность никто не хотел брать на себя. Или вызвать неудовольствие его. Такой трус оказался, что опозорился на глазах у генералов, офицеров и солдат охраны. Захотел по большой нужде (может, тоже от страха? – не знаю), и спросил, не может ли быть заминирована местность в кустах возле дороги? Конечно, никто не захотел давать такой гарантии. Тогда Верховный Главнокомандующий на глазах у всех спустил брюки и сделал свое дело прямо на асфальте. На этом “знакомство с фронтом” было завершено, и он уехал обратно в Москву…».

Есть, правда, и другие воспоминания. Ничего такого пикантного, как у Микояна, но тоже не шибко много поездок: кто-то вспоминает о поездке в октябре 1941-го года в 16-ю армию Рокоссовского – «посмотреть, как стреляют “Катюши”…», кто-то говорит, что, дескать, были, были поездки и в 1942-ом, и в 1943-ем годах, но ничего конкретного вспомнить не может. Наверное, прав был Маршал Советского Союза Василевский Александр Михайлович, который, рассказывая о поездке товарища Сталина в штабы Калининского и Западного фронтов в начале августа 1943-го года (вероятно, это была та самая поездка, после которой Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) написал то самое письмо сэру Уинстону), весьма логично (впрочем, как всегда) заметил:

«… поездка заняла двое суток. О других выездах на фронт Сталина мне ничего неизвестно. Думаю, что их и не было. Да, собственно, характер деятельности Верховного Главнокомандующего не требовал таких выездов. Ставка ежедневно получала обширную и разнообразную информацию о положении на фронтах, о боевой обстановке, о состоянии советских войск, их морально-боевых качествах, о деятельности командующих фронтами и армиями, а также данные о противнике. Всё это позволяло Верховному Главнокомандующему точно знать ход вооруженной борьбы на каждый день и принимать правильные решения. Кроме того, он ежедневно держал связь с представителями Ставки на фронтах и с командующими фронтами и другими военачальниками…».
Tags: XX столетие, Вторая Мировая война, Россия, СССР, история
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments