Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

ЧТОБЫ БЫЛО ПОНЯТНО…

Я в этом журнале (да и не только здесь) уже как-то писал о том, что в Советском Союзе многие проблемы, которые страна заработала в годы индустриализации (например, низкий коэффициент полезного действия социалистической промышленности), были прямым следствием неадекватной кадровой политики вообще и жилищной политики в частности. Но, случается, появляются люди, которые начинают возражать. Причём делают они это с каким-то неповторимым апломбом: ну, там, Вы – ни разу не в теме, а я – кандидат (или даже доктор) экономических наук, который вот этими руками (тычет мне в физиономию свои мозолистые, видимо от компьютерной мышки, лапищи) горно-обогатительный комбинат с нуля построил. В общем, мне периодически надоедает слушать таких персонажей и я, опять же периодически, торжественно обещаю себе написать чего-нибудь коротенькое, но в меру убедительное и повесить в оном ЖЖ, чтобы, когда оне вернуться снова, не начинать свою шарманку по новой, но просто ткнуть носом, аки нашкодившего котёнка, сами знаете куда.



Итак, строго по порядку: что я имею в виду, когда во главу угла ставлю жилищную проблему?

В поздней Российской империи был очень ограниченный по численности индустриальный пролетариат, локализованный по нескольким географическим зонам (Санкт-Петербург, Москва, Киев, Харьков, Донбасс, Урал, Лодзь и ещё несколько). Революция и Гражданская война с их чеканным шагом железных пролетарских батальонов привели к тому, что оных промышленных рабочих стало ещё меньше. Поэтому сталинская модернизация, которая предусматривала по плану создание в течение нескольких лет нескольких тысяч индустриальных гигантов и ещё вагона и маленькой тележки предприятий поменьше, уткнулась в проблему: где брать персонал для этих тысяч заводов и фабрик?

Для общего понимания: в зависимости от отрасли цифры могут разниться, но в целом крупное промышленное предприятие начинается со значения в 1.000 работающих. А металлургические гиганты (в большей степени) и гиганты машиностроения (в меньшей степени) – это так и вообще десятки тысяч человек (15 – 20 – 25 тыс. работающих и более). Например, на моём родном Керченском металлургическом заводе этот показатель в 1930-ые годы колебался между 12 и 14 тысячами человек.

Так вот, вопрос поставлен: где брать людей? Выход был найден: коллективизация, которая задумывалась для решения всех прочих вопросов, дала Социалистическому Отечеству ещё и избыток селян. Но в стране неграмотного народа эти миллионы крестьян, выброшенные в города, мало чем могли помочь нарождающейся индустрии: уровень грамотности и полное отсутствие квалификации не позволяли задействовать их на более-менее ответственных переделах. К тому же жилищная проблема, о которой идёт речь, приводила к тому, что, поступив на тот или иной завод, отработав там немного, получив начатки квалификации, пролетарий-неофит довольно быстро собирал свои скромные пожитки и шёл, куда глаза глядят, искать своего счастья.

Система профобучения создавалась параллельно (а если мы вспомним фабрично-заводские училища, так и вообще сильно попозже!) строительству заводов и фабрик, т.е. тут тоже приток профессиональных кадров был весьма скудным. И они, эти самые кадры, действовали в своей массе так же, как и вчерашние крестьяне: голосовали ногами. Чтобы было понятно: в 1940-м году, т.е. тогда, когда индустриализация вследствие Великой Депрессии вынужденно сворачивалась, в Уральском экономическом районе текучесть кадров просто зашкаливала: на шести предприятиях она колебалась от 14 до 60%, на девяти – от 60 до 100% и ещё на трёх предприятиях превышала 100% (от 120 до 130%), т.е. там за год персонал менялся полностью и ещё на следующий круг уходило от 1/5 до 1/4 его части! Причин на то было масса, но ключевая – это опять жилищно-бытовые условия.

К чему это приводило?

Во-первых, как я уже писал, промышленных рабочих в СССР 1930-х гг. и так было мало, поэтому возникал острый дефицит с рабочей силой. Особенно если учесть, что многие предприятия возводились даже не в европейской части Советского Союза, где проживало как подавляющее количество всего населения страны, так и подавляющее количество всего городского населения страны, а за Урал – в Сибири и на Дальнем Востоке. Там вообще неоткуда было брать не то, что рабочих, – там, между нами говоря, и крестьян-то было не шибко много.

Во-вторых (и это не менее важно!), такая вот миграция рабочей силы не способствовала росту её, рабочей силы, профессионализма: вчерашний не- или малограмотный крестьянин, научившийся на заводе нескольким простейшим операциям, уходил с предприятия за длинным рублём и, вообще, нормальной жизнью – находил другой завод, работал там чуток, чему-то немного учился, но, в конце концов, уходил и оттуда, ибо проблема с жильём – это не проблема Урала или, скажем, Донбасса: это проблема, имевшая всесоюзный характер. От таких метаний большим специалистом он, естественно, не становился!

Как следствие, эта кадровая проблема вела к то ли резкому падению производительности труда, то ли естественному его нахождению на уровне около плинтуса (ибо падать надо от какого-то высокого уровня, а в СССР его объективно не было – брали-то на заводы, в основном, вчерашних крестьян) и катастрофическому росту брака. А это значит: а) невыполнение плановых заданий и, как результат, перекос в экономических процессах (планировали изначально, что каждое предприятие будет выдавать на-гора некоторое количество продукции, персонально зафиксированное для каждого завода, а в итоге из-за брака получалось – кто в лес, кто по дрова) и б) колоссальные убытки для предприятий и, учитывая то, что они находились в госсобственности, для казны.

Вывод – если сопоставить убытки казне и бардак в трендах развития хозяйства, которые во многом были предопределены кадровым вопросом, со стоимостью минимально необходимого жилищного строительства, возникает вопрос: а может, стоило построить при каждом заводе нормальные дома? Ведь, по любому, дешевле для страны было бы.
Tags: XX столетие, Россия, СССР, индустриализация, история, промышленность, экономика
Subscribe

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

  • «ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА»

    Как следует из названия данной заметки, посмотрел я на праздниках российский сериал, посвящённый гибели группы Дятлова и по этому поводу хотел бы…

  • И СНОВА РОЗОВЫЕ СЛОНЫ

    В очередной раз, друзья мои, мы с вами находимся на пороге нового года. Теперь уже 2021-го. Ещё немного, ещё чуть-чуть, и полетят в воздух пробки…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

  • «ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА»

    Как следует из названия данной заметки, посмотрел я на праздниках российский сериал, посвящённый гибели группы Дятлова и по этому поводу хотел бы…

  • И СНОВА РОЗОВЫЕ СЛОНЫ

    В очередной раз, друзья мои, мы с вами находимся на пороге нового года. Теперь уже 2021-го. Ещё немного, ещё чуть-чуть, и полетят в воздух пробки…