Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

КУЛАК VERSUS СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ (7)

Продолжение. Предыдущая часть тут.

– Ну, хорошо! – Воскликнет возмущённый читатель. – Хорошо! Допустим, доходы у колхозников были мизерными, да и с наличием товаров широкого потребления в сельских магазинах имелись проблемы. Но цены! Цены-то снижали!!

Святая правда! Об этом даже у Владимира Высоцкого в «Балладе о детстве» есть строки:

...Было время – и были подвалы,
Было дело – и цены снижали,
И текли куда надо каналы,
И в конце куда надо впадали.



Правда, тут есть одно «но». Да, снова этот мерзкий союз – добрый друг перфекциониста и головная боль любителей всё и вся стричь под одну гребёнку. Так вот, чтобы цены снизились, они сперва должны повысится. И они действительно росли. Как на дрожжах. Ещё с довоенных времён.

В конце 1953-го года управляющий Центрального статистического управления  СССР В.Н. Старовский направил на имя председателя Совета Министров СССР товарища Маленкова Георгия Максимилиановича докладную записку секретного содержания. Если что, там ни слова не было о количество ядерных боезарядов и числе носителей в вооружённых силах Советского Союза: по старой доброй партийной традиции, информацией, которая требовала  не меньшей (а, возможно, и большей) степени секретности, в СССР были сведения о состоянии экономики страны. В данном случае документ был посвящён анализу изменения государственных розничных цен на продовольственные и промышленные товары по сравнению с довоенным уровнем. В частности Владимир Никонович отметил в своей записке:

«…В период с 1937 года по 1940 год средний уровень цен повысился на 19 процентов. При этом цены продовольственных товаров повысились в среднем на 20 процентов, за счёт повышения цен на мясопродукты, рыбопродукты, масло животное, молочные продукты, сахар, кондитерские изделия, алкогольные изделия и некоторые другие продовольственные товары. Цены непродовольственных товаров в 1940 году были выше цен 1937 года на 18 процентов в связи с повышением цен на ткани, швейные и трикотажные изделия, обувь, посуду, велосипеды, часы, спички, тетради и некоторые другие непродовольственные товары. Кроме того, в 1940 году были открыты показательные универмаги, в которых были установлены повышенные цены по сравнению с ценами общей торговой сети.

На протяжении военных лет и в 1946 – 1947 годах повышение цен продолжалось. В 1941 году были повышены цены на алкогольные изделия. В 1942 году были установлены повышенные цены для сельской торговли на основные непродовольственные товары, а также были повсеместно повышены цены на соль, алкогольные изделия и многие непродовольственные товары. С 1944 года была открыта коммерческая торговля продовольственными и непродовольственными товарами по повышенным ценам. В последующие годы цены коммерческой торговли снижались, но ее обороты непрерывно возрастали, благодаря чему средний уровень цен повышался. В 1946 году были повышены цены на основные продовольственные товары. Средний уровень цен к концу 1947 года превышал уровень цен 1937 года в 3,5 раза. С момента отмены карточной системы 16 декабря 1947 года по 1 апреля 1953 года цены снижались 6 раз. В настоящее время [докладная записка датирована 8-ым декабря 1953-го года. Пан Гридь] уровень цен превышает цены 1937 года на 59 процентов…».

Итак, к моменту смерти лучшего друга физкультурников розничные цены на все группы товаров для населения оставались выше уровня 1937-го года в среднем более чем в 1,5 раза. Подчеркну особо – государственные цены, потому как в Советском Союзе, в связи с существованием в течение длительного времени карточной системы и просто товарным дефицитом (когда помянутые карточки, наконец, отменили), имелся ещё и «чёрный» рынок с совсем иным уровнем цен. Но это уже другая история. Мы же вернёмся к нашим баранам.

Я в цитате подчеркнул фразу о некоторых особенностях ценообразования для деревни. Эта штука получила образное название ножниц цен, когда продовольствие изымалось из села по низким государственным закупочным ценам, а взамен туда поставлялась промышленная продукция (если, конечно, поставлялась: в прошлый раз мы видели, что не всё, не везде и не всегда) по завышенным ценам, и тоже государственным. В принципе, об этом всем давно известно. Ещё со времён НЭПа. Но – и это я по себе знаю – лучше один раз прочувствовать на собственной шкуре, чем десяток-другой раз прочитать в книжке и, уж тем более, прочитать не конкретную историю, а какую-то обобщающую выжимку. Посему небольшой пример в лицах.

Эта история произошла летом 1953-го года. Итак, Москва, Большой Кремлёвский дворец. Идёт т.н. Июльский пленум ЦК КПСС. Товарища Сталина уже четыре месяца как нет среди живых, но его дух, отчаянно маша крыльями, присутствует среди собравшихся? До XX-го съезда партии ещё жить и жить, посему к бывшему Хозяину Советского Союза относятся так, как если бы он отлучился в уборную по малой нужде, – говорят с почтением, предварительно сделав «ку». На трибуну вскарабкивается министр внутренней и внешней торговли СССР и заместитель председателя Совета Министров СССР, член Президиума ЦК КПСС товарищ Микоян Анастас Иванович. Тот самый, который отец советского гамбургера и о коем потом, спустя годы, советские же острословы сочинят стишок:

От Ильича до Ильича
Без инфаркта и паралича.

Вообще-то, Июльский пленум известен тем, что собирался под конкретную цель – осуждение деятельности бывшего министра внутренних дел СССР и пока ещё действующего члена Президиума ЦК КПСС товарища Берии Лаврентия Павловича. И вот получив слово на вечернем заседании 3-го июля 1953 года, Анастас Иванович прошёлся по личности «авантюриста Берии» – как и полагается в подобных случаях, измазал того в известной субстанции: вспомнил много чего такого, что можно было бы, по мнению Лаврентия Павловича, и забыть, а чего не вспомнил, то просто придумал. Как всякий восточный человек, товарищ Микоян умел говорить тосты, длинные и витиеватые. Ну и, как водится, при этом его заносило не в ту степь. Начал он за здравие – рассказал, как Берия пытался захватить в свои руки МВД, а кончил за упокой – с какого-то перепугу рассказ Анастаса Ивановича понесло в сторону кризиса мясного снабжения. Обязательно прочитайте оный спич: это ведь даже не речь, а эпос – какая-то «Песнь о Гильгамеше».

Да, так вот. К весне 1952-го года, по словам товарища Микояна, ситуация с обеспечением населения мясом и живостным маслом, «выражаясь крепким словом», приобрела характер кризиса мясного снабжения: ощущалась острая нехватка и первого, и второго при том, что по-настоящему этими продуктами снабжались лишь обе столицы, Донбасс и Урал – с грехом пополам, остальные города – с перебоями. После докладов Сталину по этому поводу, для решения проблемы в ноябре 1952 г. при Президиуме ЦК КПСС под председательством товарища Хрущёва была образована комиссия, членом которой стал и Анастас Иванович.

После двух месяцев «добросовестной работы» Хрущёв с Микояном притащили Сталину проект решения. Оно было простым и, одновременно, тяжёлым. Одной из ключевых причин кризиса мясо- и маслозаготовок комиссия признала экономическую незаинтересованность колхозников в развитии мясного животноводства: по словам Микояна, цена говяжьего мяса средней упитанности в живом весе на протяжении более двух десятилетий характеризовалась исключительной стабильностью – 25 копеек за килограмм. Проект решения предлагал повысить закупочную цену, причём имелись два варианта повышения: пессимистический – до 70 коп. за кг и оптимистический – до 90 ком. за кг. Но товарищ Сталин был мудр, потому отдал документ на доработку, обозначив реалистический уровень закупочной цены – 55 или 60 коп. за кг. Вроде бы, всё просто, но такого рода простые решения не любит ни один нормальный руководитель: и дурак способен купить товар по любой цене, а ты попробуй купить нужную вещь по минимально возможной цене! И если любой нормальный руководитель будет недоволен подчинённым, предложившим такое вот эффективное решение, то, что уж тут говорить о лучшем друге физкультурников, который, как известно, нравом был крут?! Это по поводу тяжести решения.

Как бы то ни было, но проект подписан не был даже в переработанном виде: заказчик умер раньше, чем клерки успели внести необходимые правки в документ. У читателя может возникнуть вполне закономерный вопрос: и зачем, спрашивается, пан Гридь городил весь этот огород? Всё просто: ножницы цен, помните? Прекрасно! Вот об этих самых ножницах мы и поговорим завтра.
Tags: XX столетие, Анастас Микоян, Кулак versus Советская власть, Россия, СССР, документы, история, сельское хозяйство, цитаты, экономика
Subscribe

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments