Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

КУЛАК VERSUS СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ (2)

Продолжение. Предыдущая часть тут.

Как я ни старался во вчерашней заметке акцентировать внимание читателей на том, что кулак образца 1870-х – 1890-х гг. – это что-то одно, а кулак начала XX-го столетия – что-то иное, мне всё равно в комментариях предложили цитаты из «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля и «Писем из деревни» А.Н. Энгельгардта. Хорошо! Уговорили! Сегодня мы повременим со второй частью нашего с вами Марлезонского балета – в смысле: разговора о том, как Советская власть защищала продовольственные интересы трудового народа, – и поговорим… Нет, не о кулаках, а о тех, кого они угнетали. В конце концов, ежели кулак держал в кулаке… хе-хе… всю деревню, был в ней царём и Богом, то, стало быть, все или, по крайней мере, многие беды крестьянства происходили от него. Такая, вот, получается логика.




Начну, как водится, издалека: как вы думаете, чем отличается нормальный человек от ненормального? Нормальный (и, соответственно, ненормальный) не в медицинском, а в мировоззренческом смысле?

Нормальный человек стремится к жизни в достатке: обычный «джентльменский» набор –  дом, дача, возможность отдыхать, где захочется, есть и пить в своё удовольствие и одаривать любимых, короче говоря, всё то, что по какому-то недоразумению назвали американской мечтой. Ненормальный человек (они часто с гордостью называют себя совками), представьте себе, тоже не прочь заполучить всё это безобразия. Так в чём же разница? Она, представьте себе, как и суслик, имеется в наличии: нормальный человек для достижения этой цели он готов работать, не покладая рук, и работает; «совок» к таким жертвам категорически не готов. Он, «совок», совершенно необоснованно полагает, что все ему должны (от государства до соседей), что удача несправедливо отвернулась от него и так же несправедливо повернулась к соседу. В общем, этот «совок» – это быдло, как оно есть: завистливое, хамское, подлое и ленивое. Звучит, конечно, не очень, но что тут поделаешь: из песни слов не выкинешь!

И хотя я условно назвал этих самых ненормальных людей «совками», появились они на свет Божий не благодаря Советской власти: несколько столетий жизни в условиях крепостничества и сельской общины сделали своё чёрное дело – русский крестьянин en masse превратился в инфантильное существо с иждивенческими замашками (вспомним хотя бы автобиографический рассказ графа Л.Н. Толстого «Утро помещика»). Роль первого в мире государства рабочих и крестьян в этом вопросе свелась лишь к тому, что оно, получив такой вот природный самородок, тщательно прошлось по нему резцом, придавая резкости наиболее мерзким чертам.

К чему я это написал? Всё дело в том, что в разговоре о генезисе кулачества и, соответственно, его оборотной стороны – сельской бедноты в качестве главных причин их появления называют малоземелье крестьянских хозяйств и имущественное расслоение крестьянства. Всё это, конечно, так, но два принципиально важных обстоятельства, повлиявших на развитие процесса расслоения русского крестьянства, по какой-то странной причине остались за бортом. Хотя нет, причина известна и понятна: они, эти обстоятельства, рисуют оное крестьянство слишком уж в неприглядном свете, а как, спрашивается, выставлять титульный народ на всеобщее обозрение, ежели не на лихом коне с шашкой наголо?

Я, слава Богу, никакими комплексами не страдаю, посему давайте обсудим эти принципиальные, с моей точки зрения, обстоятельства. Первое из них – демографическое. Точнее даже – половые отношения на селе. Как это ни странно, но беднота плодилась в деревне, как кролики: явно наслаждаясь процессом, а не думая о результатах, т.е. безответственно. Причём эта картина характерна как для дореволюционной России, так и для Советского Союза 1920-х – 1930-х годов, то бишь является характерной чертой традиционного общества и общества, находящегося в самом начале модернизационного процесса.

Вот, например, пишет 23-го сентября 1935 года председателю Совета Народных Комиссаров товарищу Молотову Вячеславу Михайловичу письмо ответственный редактор журнала ЦК ВКП(б) «Крестьянка» товарищ Муратова. Пишет она о тяжкой судьбине советской женщины-труженицы Марии Семёновны Толмачёвой и просит отметить её, как многодетную мать, т.с. поднять на щит борьбы против абортов и за повышение рождаемости:

«… Дочь батрака и сама батрачка, она рано была выдана замуж и к 37 годам родила 16 детей и сейчас беременна 17-м ребёнком. 6 детей М.М. Толмачёва потеряла, вследствие беспросветной нужды и непосильного труда, даже в последние дни беременности при единоличном способе хозяйствования.

Несмотря на тяжесть своего труда в прошлом и такую исключительную многодетность, колхозница Толмачёва ни тогда, ни, тем более, теперь даже мысли об аборте не допускала, хотя на этот путь её не раз сбивали соседки-колхозницы, подсмеиваясь и издеваясь над ней...».

Прозвучит, наверное, грубо, но всё же: по-моему, в том, что в семье конкретного мало- или того хуже безземельного крестьянина родилось полтора десятка детей, виноват не конкретный кулак и даже не кулачество, как социальный слой. Меж тем, именно это обстоятельство способствует благополучному обнищанию крестьянства. В конечном итоге, не будем забывать, что термин «пролетариат» происходит от латинского proles – потомство, сиречь пролетарий есть человек, не имеющий иного богатства, кроме своего потомства.

Другое обстоятельство – это «зелёный змий». В России пили с незапамятных времён, пили много, и поэтому здесь количеством выпитого вряд ли кого удивишь. Но, ежели сильно постараться, можно. Вот, скажем, на заре борьбы против всеобщего пьянства, которая пришлась на конец XIX в. и, к слову, была инициирована обществом, а не государством, появилась масса обследований бюджетов крестьянских семей на предмет «пьяных» трат. Одна из таких работ – «Критические исследования о потреблении алкоголя в России» (1911 г.) – принадлежит перу рано умершего статистика Владимира Дмитриева (кому интересен вопрос, обязательно прочитайте книгу: это весьма насыщенное данными исследование).

Так вот, интересны выводы, к которым пришёл автор: его исследование показывает, что на рубеже веков больше всего употребляли горячительных напитков именно безземельные крестьяне. Что характерно: малоземельные крестьяне (с площадью земельного надела на двор до 25 десятин) пили очень мало – например, для Воронежской губернии в 1900-ом году эта цифра составляла 0,574 – 0,762 ведра сорокоградусной водки на душу в рабочем возрасте в год. Для сравнения: для крупноземельного крестьянина в рабочем возрасте эта величина находилась на уровне 1,137 ведра, а для безземельного – 1,291 ведра! И если с зажиточным крестьянином всё понятно: у него есть и здоровый повод, чтобы «залить за воротник», и – самое главное – средства для этого, то причину повышенного потребления алкоголя беднотой стоит искать, вероятно, в озвученных выше мировоззренческих моментах.
Tags: XX столетие, Кулак versus Советская власть, демография, документы, история, сельское хозяйство, цитаты
Subscribe

  • КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

    Квартирный вопрос всегда был ахиллесовой пятой большевиков. Впрочем, равно как и тысячи других вопросов, связанных со снабжением советских…

  • ЗАЧЕМ ЖЕ ДОБРУ ПРОПАДАТЬ?..

    О том, как они людей расстреливали, мы знаем. О том, как в свидетельствах о смерти заморенных ими голодом в концентрационных лагерях людей они…

  • О ПРИНЦИПИАЛЬНОСТИ

    Письмо канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Александра Романовича Воронцова русскому послу в Париже графу Аркадию Ивановичу…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments