Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

«НА ЖИВЦА» (4)

На живца (окончание).

Предыдущая часть тут.



4.

Сентябрь в нынешнем году в Карелии выдался достаточно сухим и тёплым: дожди, хотя и случались, но не часто, а столбик термометра держался днём на отметке в 10 – 12 градусов тепла. Зато ночи стояли холодные. Вот и сегодня ближе к полуночи температура опустилась куда-то в район нуля. Было зябко и хотелось спать.

Иван Степанович, собравшийся, было, в шесть часов вечера идти домой, посмотрел на суетящихся Нечипоренко и Сусликова – первая засада, как ни крути! – плюнул, выругался и со словами «Чего доброго, монтировкой по голове получат!» остался, приняв общее руководство засадой на себя. Сейчас он сидел в старом «УАЗике» припаркованном на стоянке у входа в Управление. Сидел в холоде и полной темноте, чтобы не демаскировать себя, голодный и злой. Злой, прежде всего, на самого себя. За то, что позволил девчонке втянуть его в эту глупую затею.

На крыше здания, возле выключенного прожектора, дремала группа технической поддержки, как нарёк капитана Железнова полковник: в задачу капитана входило по условленному сигналу включить свой фонарь, предварительно направленный на отверстие канализационного колодца. В кустах, на противоположной стороне улицы,  бодрствовала группа захвата – завхоз Управления, майор Ставровский, с двумя бойцами. Изредка чертыхаясь и кляня таёжских Скалли и Малдера за трудовой энтузиазм, больше подходящий восторженным неофитам, чем сыщикам, они вполголоса обсуждали, какие блюда приготовили жёны им на ужин. При каждом упоминании еды всё больше сосало под ложечкой, и оттого Ставровский сотоварищи по новой обкладывали своих коллег матюгами.

Пожалуй, единственными радостными лицами во всей этой разбредшейся по углам и кустам компании были виновники торжества – лейтенант Нечипоренко и младший лейтенант Сусликов. Они сидели в своей «десятке», ничем не выдавая себя, но на душе у обоих было празднично и хотелось петь. Клавдия бросила взгляд на автомобильные часы: стрелки, покрытые люминесцентной краской, показывали час ночи. Было тихо. Пальцы ног понемногу дубели. Вдруг откуда-то сверху ударил луч света.

– Проклятье! – Прошипела девушка. – Железнов, соня, включил свой прожектор.

Она повернула голову к сидящему за рулём машины Сусликову и проговорила то ли вопросительным, то ли утвердительным тоном:

– Он нам всю операцию сорвёт. Суслик, надо что-то делать!

– Что именно? – Прошипел тот в ответ. – Выйти и крикнуть ему?

– Сиди! – Схватила она за рукав плаща дёрнувшегося к дверной ручке напарника и указала пальцем другой руки куда-то вверх. – Это не Железнов!

И в самом деле, луч мёртвенно белого света спускался вертикальным столбом откуда-то из поднебесной выси. Он был необычен не только по своему цвету, плотности и направлению – одного этого было достаточно, чтобы понять, что капитан Железнов тут не при чём, – его отличала какая-то невероятная способность самостоятельно регулировать свою длину: падая отвесно вниз, луч, тем не менее, не доходил до поверхности земли, а внезапно обрывался без всякого рассеяния, но спустя несколько минут он зримо удлинился и, достигнув асфальтового покрытия улицы, выхватил из ночи чугунный люк городской канализации.

Одновременно с этой трансформацией пучка белого света Клава, всматривавшаяся в тёмное карельское небо, заметила проступающие контуры. Сначала она подумала, что ей это померещилось, но, спустя несколько мгновений, увидела, что на землю спускается некий объект. Он был абсолютно чёрен и именно этой своей чернотой выделялся на ночном звёздном небе. Опустившись вровень с крышей здания Управления МВД по городу Таёжску, тарелка, как определила для себя объект Нечипоренко, замерла, а луч, до этого монотонный в своей однородности, полыхнул тремя ритмичными вспышками – на уличном асфальте появились три человека.

Вообще-то, людьми их сложно было назвать. И на лунатиков – такими, как их обычно рисуют в журналах и сборниках научной фантастики, – они тоже не походили. Это были высокие – под два метра – прямоходящие двуногие существа с парой рук и головой, как у ящерицы. Они почему-то красовались в спортивных штанах, ветровках и белых кроссовках.

Один из пришельцев поднял правую руку вверх и, махнув ею призывно, прокричал по-русски, не слишком опасаясь быть замеченным:

– Майнуй по-маненьку!

Из тарелки стал выползать другой пучок, теперь уже зелёного цвета. Он тянулся к канализационному люку, но делал это медленно и как бы нерешительно.

– Давай, давай, – всё так же не обращая внимания на окружающий его ландшафт, командовал старший. Коллеги его в это время поглядывали по сторонам, очевидно страхуя товарища.

Едва зелёный луч дополз до люка, старший рептилоид резко дёрнул правой рукой, как бы останавливая невидимого глазу оператора пучка света. Мёртвенно бледный луч выхватил на тыльной стороне ладони старшего какое-то изображение. Клавдия присмотрелась и от удивления прошептала напарнику:

– «Не забуду мать родную»… Суслик, ущипни меня! Это что ещё за… Они инопланетяне или зэки, угнавшие автобус?

– Т-с-с, – прошипел Сусликов. – Спугнёшь!!!

Тем временем, старший пришелец махнул рукой, подтверждая оператору, что захват люка зелёным лучом выполнен, и продублировал свой жест криком:

– Давай! Вира!

Люк дёрнулся и без малейшего шума поплыл в небесную высь, купаясь в зелёном свете. Стоявшие на страже коллеги оживились:

– Что там у нас по плану, Третий? – Вопросил тот, что был слева, в бейсболке с характерным логотипом из двух букв и расшифровывающей их надписью «New York Yankees», натянутой на голый ящеричный череп. – Ещё много люков осталось?

– Не-а, – отрицательно мотнул головой другой, находившийся по правую руку от старшего. – Это последний. Сейчас загрузимся и – айда на Дзета Сетки. Продадим груз, поделим выручку и разбежимся.

– Не забыть бы, предварительно на Тау Кита заскочить: надо запастись пойлом на дорогу, – напомнил поклонник американского бейсбола. – А то всухомятку лететь не комильфо!

– Гы! – Хохотнул коллега. – Первый уже позаботился об этом: пока ты спал, Второй, мы затарились местным «Боярышником».

– Так ведь туземцы гундосят, что он опасен для жизни, – удивился «бейсболист».

– Как говорит шеф, – ответил его товарищ, – во всём нужна сноровка, закалка, тренировка. Аборигенам необходимо что? Правильно: больше тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться, гы, гы, гы.

– Слушая, Третий, а ты уже решил, куда потратишь свою долю? – Перевёл разговор на другую тему Второй.

– Сперва напьюсь, а потом, когда протрезвею, куплю своей половине брюллики, – с готовностью ответил собеседник. – А ты?

– Это мой последний рейс, – помолчав, сказал «бейсболист». – Всё, хватит, набегался! Куплю себе домик на какой-нибудь Богом забытой планете, навроде этой, женюсь и буду детей растить.

В этот самый момент проснувшийся капитан Железнов, не разобравшись спросонья, что к чему, включил свой прожектор. Пришельцы от неожиданности замерли на долю секунды, но, быстро придя в себя, с воплями «Атас! “Мусора”!!!» бросились к лучу белого света. Ещё пара секунд – и на улице возле здания Управления МВД по городу Таёжску никого не осталось. Было всё так же темно и холодно.

Ошалевший от необычного зрелища полковник вышел из «УАЗика», размял заиндевевшие ноги, и подошёл к канализационному колодцу. К нему подтянулась группа захвата в полном составе и Нечипоренко с Сусликовым. Железнов, как ангел хранитель в форменной фуражке и погонах, выглядывал откуда-то сверху. Посмотрели на люк. Луч прожектора, установленного на крыше здания Управления МВД по городу Таёжску, выхватил из темноты чёрный провал канализационного колодца с несколькими насквозь проржавевшими трубами, от которых шёл пар. Люка как не бывало. Дружно, словно по негласной команде, подняли головы вверх, силясь отыскать в черноте карельского неба очертания тарелки и тем самым привести свой рассудок в гармоничное равновесие с органами чувств. Однако убедиться в том, что с ума сходят в одиночку, а не коллективно, полицейским никак не удавалось: ответом их вопрошающим взглядам был лишь холодный блеск тысяч звёзд, рассыпанных по небосклону, словно горох по столу. Как и завещал старый китаец Конфуций, поиск абсолютно чёрного корпуса инопланетного корабля в ночном северном небе был занятием напрасным. Молча закурили.

– Да-а-а, – протяжно промычал не пойми кто, пытаясь таким образом разрядить обстановку.

– А ведь я в детстве мечтал космонавтом стать, – откликнулся младший лейтенант Сусликов. – Хорошо, что провалил вступительный экзамен по математике. А то, не приведи Господь, такие рожи на орбите повстречать!

– Сусликов! – Рявкнул полковник. Впотьмах физиономии его не было видно, но Клавдия готова была отдать голову на отсечение, что от ярости лицо Ивана Степановича пошло бурыми пятнами: с ним всегда так случалось, когда его злили, и он выходил из себя.

– Я! – Откликнулся младший лейтенант.

– Тебе выражение «Царское слово изменчиво» знакомо?

– Никак нет, товарищ полковник! – С нотками удивления в голосе отрапортовал Суслик.

– Ну так, если не уймёшься, у тебя появится шанс познакомиться с ним, – кипятился шеф полиции. – То, что ты амнистирован, ещё не означает, что я не передумаю, и с утра ты не отправишься регулировать дорожное движение.

Полковник поднёс к глазам запястье левой руки, оттопырил рукав куртки и посмотрел на циферблат командирских часов:

– Тем более, – добавил он, – что это было вчера. И никто не помешает мне устроить тебе новую экзекуцию теперь уже сегодня.

– Есть уняться! – Удручённо пробурчал Сусликов, и, судя по шороху одежды, взял под козырёк.

Помолчали немного. Потянуло свежим ветерком: скоро рассвет. Затянувшись остатком сигареты, Иван Степанович метким щелчком отправил окурок в недра канализационного колодца и повернулся к Нечипоренко.

– И откуда вы только взялись на мою голову со своими теориями, – старчески брюзжал он. – Спал бы сейчас в своей постели и никаких бед не знал.

Покряхтев немного, полковник упёрся усталым взором в глаза девушки:

– Вот что, Клава! Я тебе так скажу… У всех у нас, – лёгким движением мощного подбородка полицейский обвёл присутствующих, – из сложившейся ситуации есть лишь два выхода: либо мы сдаём это дело в архив… м-да… либо отправляемся в дурдом. Все сразу. Понимаешь?

Нечипоренко кивнула.

– Ну, вот и славно, дочка, – по-отечески тепло подвёл черту под изрядно затянувшимся рабочим днём полковник и, уже направившись к своему «УАЗику», бросил через плечо майору Ставровскому. – Петрович! Ты у нас завхоз или как? Чтобы сегодня к вечеру трубы заменил, а колодец закрыл. Не приведи Бог, кто туда провалится!

На востоке робко занималась заря нового дня. Таёжск спал, и его жителям пока ещё было невдомёк, что серия дерзких краж, сотрясавшая город последние три месяца, закончилась. Больше канализационных люков в Таёжске не осталось.
Tags: На живца, публикации, рассказы
Subscribe

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments