Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ЦИТАТЫ... (1)

Коль скоро вчера я тут затронул тему Ивана Грозного, давайте продолжу.

Итак, по Сети давным-давно уже бродит якобы цитата из переписки Ивана IV Васильевича и Максимилиана II: «А что, брат дражайшей, скорбиш о кроворозлитии, что учинилось у Францовского короля в его королевстве, несколко тысяч и до сущих младенцов избито; и о том крестьянским государем пригоже скорбети, что такое безчеловечество Француской король над толиком народом учинил и кровь толикую без ума пролил…».




Резня Святого Варфоломея. Картина кисти художника Франсуа Дюбуа. Между 1572 и 1584 годами.

В общем, московский царь в своём ответе римскому кайзеру, известившему его о недавнем избиении гугенотов в Париже в Варфоломеевскую ночь, решительно осудил зверства французских католиков. Приблизительно так эти слова и описывают на тех ресурсах, где оная цитата и выкладывается: дескать, это у них там – кровопийцы, а у нас тут – благочестивый царь; да, своих немало порешил (один Новгород чего стоит!), но так то, когда было, – уже Васильевич и покаяться успел (а ежели не успел, то собирался)!

Но я тут поразмыслил на досуге над этой цитатой и вот к какому выводу пришёл.

На самом деле целесообразно для начала выяснить, откуда ноги растут у этой цитаты, ибо а) в Сети её только ленивый не приводит и делает это, естественно, без всякой атрибутации, и б) в «Памятниках дипломатических сношений с империей Римской» соответствующего послания Ивана IV к Максимилиану II вполне ожидаемо нет, т.к. соответствующий том (первый, ежели кому вдруг интересно) охватывает документы начиная с 1576-го года (раньше – только бумаги из времён евойного папаши – великого князя Василия III Ивановича). Это, что называется, во-первых.

А во-вторых, всё же надо не, радостно размахивая цитатой, упиваться гуманизмом царя и великого князя, а попытаться разобраться, в каком контексте были написаны эти слова, ежели они, конечно, не фейк. Ибо контекст, как всегда, всё расставляет по местам. И тут нас, скорее всего, будут ждать открытия, неприятные для «грозновофилов»: если Иван IV и произнёс в реальности что-либо подобное, то сделать это он мог (а писари за ним, соответственно, записать) лишь поздней осенью 1572-го года, почти сразу после Варфоломеевской ночи, в ходе борьбы за польский престол, которая как раз тогда и развернулась. Корону в конечном итоге получил, напомню, Анри, герцог д'Анжу, он же – будущий король Франции Анри III Валуа.

В этой предвыборной борьбе наметилось сближение позиций Священной Римской империи и Московии: их дипломатическими представителями даже обсуждался проект раздела Жечи Посполитой. И тогда, по-видимому, эмиссарами то ли кайзера, то ли царя был вброшен аргумент о кровожадности французов, аргумент, от которого французскому посланнику Жану де Монлюку, сеньору де Баланьи, пришлось несладко:

«Монлюк чувствовал необходимость кинуть какую-нибудь приманку и польскому нововерию. Он многословно оправдывал своё правительство в преступлениях Варфоломеевской ночи. Но эта часть его речи слабее остальных. Он начал, было, доказывать 12-летнюю милость Карла IX к гугенотам; потому вдруг сознался, что последние события, действительно, нелестны для него; но ведь “есть много разных обстоятельств, которые часто насильно отвлекают королей от их намерений”. К тому же “справедливо ли обзывать всегда добродушного и милостивого короля тираном, изменником, фараоном, за одну ошибку, за один случай”? Тут следует указание на поступок Феодосия Великого в Фессалонике. Затем Карл IX опять становится невинным: резня учинена то “мясниками и подлою чернью, которая всегда действует злобно в быстрых и внезапных смутах”, то “настоянием князей и могущественного парижского парламента”. Невинность Генриха оратор доказывал его же письмом и горячим желанием царствовать в Польше. “Принц, твердивший, что и за 50 тысяч миллионов годового дохода не расстался бы с польской короной, сообразил бы вред парижской резни и отложил бы её до конца избрания”...» [Трачевский А.С. Польское бескоролевье по прекращении династии Ягеллонов. – М., 1869. – с. 424].


Понятно, что мало было вбросить такое обвинение против французов: надо было чётко определить свою позицию и сделать так, чтобы её услышали те, кто надо. Одним словом, никакого гуманизма, лишь грязная политика.
Tags: XVI столетие, Германия, Иван IV Грозный, Максимилиан II, Московское царство, Россия, Священная Римская империя, Франция, история
Subscribe

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

  • «ЭТО КАК ЖЕ, ВАШУ МАТЬ, ИЗВИНЯЮСЬ, ПОНИМАТЬ?!»

    Во второй половине XII века жил-был в Дании король Кну д VI. В 1177-ом году волей кайзера Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы ему…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments