Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

СЛУЖИЛ ГАВРИЛА САНИТАРОМ, ГАВРИЛА САНИТАРОМ БЫЛ...

Как известно всем настоящим русским патриотам, царь и великий князь Иван IV Васильевич Грозный был человеком добродетельным, а хулу на него возвели поляки с прочими папёжниками – все те, кто единственным смыслом своей жизни видели в том, чтобы изжить со свету Россиюшку.

Да, так вот, прочитал я нынче занятную статью госпожи Бессудновой, вышедшую ещё, Бог знает когда [Бессуднова М.Б. Реалии Ливонской войны в показаниях русских военнопленных. Дюнабург, год 1577 // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. – 2016. – № 1 (19). – с. 38 – 45], об одном примечательном эпизоде Ливонской войны.



“Livoniae Nova Descriptio” – карта Ливонии, составленная Иоганном Портанцием и изданная Абрахамом Ортелиусом в составе географического атласа “Theatrum Orbis Terrarum” в Антверпене между 1573 и 1598 годами.

Мизансцена такова. Ливония. 8-ое апреля 1577 года. Рейтары из Дюнабурга берут в плен двух московитов – Игната Мокеева и Фёдора Воронова, – которых в документах называют боярами, а Марина Борисовна идентифицирует, как поместных дворян. Их допрашивают и показания заносят в протокол, который и вводит в оборот историк. Ну и, собственно говоря, перевод текста этого протокола, ибо зело нетривиален:

Перечень того, что сообщают о себе и говорят московитские бояре по имени Игнат Мокеев и Фёдор Воронов, которые среди прочих были взяты в плен 8 апреля наёмниками-рейтарами из Дюнабурга.

l.1v. Прежде всего, они говорят, что в прошедшую зиму с татарами численностью 12 000 человек были под Креслау (Kreßlaw), и поскольку дорога не была тогда отрезана, они захотели проследовать дальше в Литву.

Сам же великий князь в эту зиму был в Великом Новгороде, после чего он продвинулся еще ближе сюда к Woroni (...), желая идти на Ригу. Но поскольку он услышал о [приближении] его королевского величества [польского короля] войска, он остался на  месте и позволил себя (...). Он хотел дать сражение, но тем временем в его лагере вспыхнула смертельная болезнь, и каждого из своих, (кто больным) становился, он повелел сжигать заживо со всем его (вооружением). И начал он в первую очередь с воеводы из Великого Новгорода по имени Иван Сараев (Iwann Szorayew), которого он, лишь только тот заболел, как первопричину смерти приказал сжечь со всем его домом, женой, детьми, челядью и всем тем, что у того было. Того же, кто выбегал из огня, он велел туда бросать другой раз.

Тем не менее, не это послужило поводом к тому, что он повелел свое войско в эту зиму немедленно отвести,

l.1r. а то, что смерть случилась также и среди лошадей, так что и сказать нельзя, сколько лошадей пало, подобного ни один человек не помнит, и из-за этого их воины, должно быть, лишились лошадей.

Со стороны Пскова с намерением отбить Улу (Ula) прибыли также татары и московиты численностью 20.000 человек, среди которых находились и эти пленные. Но поскольку они ожидали до 8.000 человек со стороны других замков (heusern), наших [ливонцев] от Улы отвели, а посему великий князь тоже приказал отвести свои войска. Они сказали также, что великий князь в настоящее время, должно быть, не собрал войска вместе, однако он приказал, чтобы каждый (... дефект текста ...) был во всеоружии после Пасхи, но место, где они должны встретиться, еще не указано. Главный воевода (der uberste) над московитами, под чьё начало они должны были поступить, звался Лев Салтыков (Lew Saltikow), главный над татарами князь Иван Конзаро... (Iwann Konsaro... дефект текста).

Они сообщают также, что великий князь своего сына Ивана провозгласил царём, и сын в короне должен ходить в церковь. Отец также оказывает сыну великую честь и не хочет сам быть царём, но хочет при сыне быть капитаном (hauptmhann). Он не хочет также править в Москве, но хочет в Александровой Слободе.

l.2v. Среди этих пленных был еще один, кто лишь три недели назад прибыл из Москвы, и он показывает, что ныне тысяча татар, используя насилие, ушла (midt gewaldt) от великого князя походом к царю Перекопскому, и из-за этого они [московские дворяне] оставили свои поместья.

l.2r. Дюнберкт Йорген.
Tags: XVI столетие, Московское царство, Россия, документы, история
Subscribe

  • ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

    … Они были в чёрных пальто, в чёрных шляпах, низко надвинутых на глаза, – после не опознать. Но они не рассчитали: реакция у дона…

  • ТЕАТР ОДНОГО АКТЁРА

    Я люблю рассматривать фотографии Бенито Муссолини. На них, конечно, предстаёт довольно смешной и, порой кажется, недалёкий персонаж, надувающийся…

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • ОДНАЖДЫ В АМЕРИКЕ

    … Они были в чёрных пальто, в чёрных шляпах, низко надвинутых на глаза, – после не опознать. Но они не рассчитали: реакция у дона…

  • ТЕАТР ОДНОГО АКТЁРА

    Я люблю рассматривать фотографии Бенито Муссолини. На них, конечно, предстаёт довольно смешной и, порой кажется, недалёкий персонаж, надувающийся…

  • СВЯТОЙ ГИТЛЕР

    Эти строки из дневника русского военного министра начала XX века Алексея Николаевича Куропаткина напомнили мне канцлера одной…