Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Categories:

«ГОРОД И ЕГО ИМЕНА» (6)

Город и его имена (окончание).

Предыдущая часть тут.



Впрочем, от этого город не захирел: уже в начале XV ст. правитель Солхата передал его с округой генуэзцам, поставив им единственное условие – учредить в Воспоро татарскую таможню, что те с готовностью выполнили. Та поспешность, с которой граждане Лигурийской республики согласились на предложение татарского наместника, объяснялась двумя важными, с точки зрения любого успешного коммерсанта, обстоятельствами.

Во-первых, город не только имел прекрасную гавань, способную, по словам современников, вместить до двухсот судов, но и занимал стратегически важное положение. Заполучив его, генуэзцы открыли здесь торговую станцию, которая облегчила каффинским купцам связь с побережьем Азовского моря. Сами же воспорцы совместно с купцами из генуэзской Матреги развивали торговлю на Северном Кавказе, постепенно опускаясь до Мингрелии и даже до Сольтание – города в северо-западном Иране, свободно-экономической зоны XV в.



Фотография 9. Мавзолей ильхана Олджейту в Сольтание. 1309 год.

Во-вторых, Керченский полуостров был богат солью: её добычу в Узунларском и Кояшском озёрах генуэзцы организовали ещё в конце XIII ст. и получали на этом весьма неплохой барыш, продавая керченскую соль на рынках городов Южного Причерноморья иногда даже с десятикратной наценкой! В этой связи Воспоро должен был стать генуэзским уже хотя бы для того, чтобы не принадлежать Венеции и, тем самым, не позволить гражданам Республики святого Марка посягать на святая святых – прибыли лигурийцев.

Наметившиеся таким образом успехи в развитии торговли способствовали росту статуса Керчи в системе управления генуэзскими заморскими владениями: довольно быстро город превратился из рядовой станции в полноценную колонию. Уже Статут 1449 года – документ, регламентировавший работу администрации в генуэзской Газарии, как называли колонии Лигурийской республики в Крыму, – упоминает о наличии в Воспоро консула, которого ежегодно назначал консул Каффы. Впрочем, так продолжалось недолго. Падение Константинополя в мае 1453 года поставило ситуацию для Генуи с ног на голову: османский султан Мехмед аль-Фатих, закрыв для европейских (читай – генуэзских) судов доступ в Чёрное море, фактически отрезал колониальную империю Республики святого Георгия от метрополии. Находясь на грани дефолта, руководство Республики было вынуждено в 1454 году передать за символическую плату все свои колонии в собственность Палате святого Георгия (Casa di San Giorgio) – частной финансовой организации, которая взяла на себя роль управляющего государственным долгом Генуи, а де-факто – роль внешнего управляющего всем имуществом Республики. Следствием этого шага стало, прежде всего, ужесточение финансовой дисциплины и оптимизация затрат, что на практике обернулось сокращением финансирования колоний и даже оставление некоторых из них.



Фотография 10. Дворец святого Георгия (Palazzo San Giorgio) в Генуе. Это здание имеет увлекательную историю. Оно было возведено в 1260 году Гульельмо Бокканегра, дядей будущего первого генуэзского дожа Симоне Бокканегра. Для строительства дворца использовался камень разрушенного венецианского посольства в Константинополе, подаренного Республике святого Георгия василевсом Михаилом VIII Палеологом в качестве благодарности за помощь в борьбе против Латинской империи. Кроме того, на фасаде здания были установлены трофейные каменные львы, как символ небесного покровителя Венецианской республики – святого Марка. Изначально дворец создавался, как здание, в котором должны были собираться правительственные учреждения Республики. Затем некоторое время он служил в качестве тюрьмы: самыми знаменитыми его узниками стали венецианец Марко Поло и пизанец Рустичано. Наконец, в 1407 году дворец превратился штаб-квартиру Палаты святого Георгия.

Читатель, наверное, уже догадался, что одним из первых в этот скорбный список попал Воспоро. Сперва правление Палаты, т.н. протекторы, за ненадобностью упразднили консулов в этой колонии, чем низвели её до уровня рядовой торговой станции: последний известный нам воспорский консул, Франческо де Фиески, занимал этот пост в 1456 году. Полтора десятилетия спустя, летом 1472 года, последовал новый шаг: протекторы направили каффинскому консулу Антониотто да Кабелла инструкцию, в которой, мотивируя своё решение угрозой со стороны турецкого флота, предложили срыть «ненаселённые» крепости – Херсон или Воспоро. Право выбора предоставлялось консулу Каффы. Тут необходимо заметить, что без малого за два десятилетия до этого эпизода, ещё в 1454 году, крымский хан Хаджи Герай, организовав экономическую блокаду Каффы, разрешил ввозить товары в свои пределы лишь через порты Воспоро и Каламиты. По-видимому, это обстоятельство и повлияло на выбор Антониотто да Кабелла – укрепления Воспоро были срыты.



Рисунок 13. Основатель Къырым Юрта и династии Гераев – хан Хаджи Герай (около 1397 – 1466). Рисунок художника Юрия Никитина.

Завершая рассказ о господстве генуэзцев на берегах Керченского пролива, нельзя не упомянуть того обстоятельства, что уроженцы Лигурии, хотя и пользовались применительно к Керчи распространённым именем «Воспоро», не остались безучастными к общему увлечению переименованием города и внесли в этот процесс посильную лепту. Так, на европейских картах-портоланах XIV XV ст. можно встретить городишко Пондико (Pondico, Pondici, Pondica и Pondicopera), имя которого, как говорят, являлось сокращением от «Пантикапей». Это было небольшое селение к северу от Карантинного мыса, аккурат на месте древнего Мирмекия.

«Стоп! – воскликнет удивлённый читатель. – Как  – Мирмекий? Почему – Мирмекий?». Действительно, ситуация могла бы показаться странной, если бы мы забыли, что наши знания о прошлом не всегда были столь обширными, как сейчас (хотя, надо признать, и сегодняшние познания страдают от досадных лакун). Стоит лишь упомянуть, что ещё в XVIII – начале XIX вв. историки, путаясь в многочисленных развалинах на побережье Керченского пролива, не могли твёрдо указать место, на котором некогда располагался древний Пантикапей. Чего же мы хотим от средневековых моряков? Спасибо и на том, что хотя бы знали о существовании этого города и помещали его на картах Керченского пролива, а не византийского Босфора!



Карта 3. Вверху – факсимиле карты Чёрного моря из атласа генуэзского картографа и географа Пьетро Весконте. 1318 год. Внизу – фрагмент этой карты, изображающей Крым и Таманский полуостров, на котором хорошо видна перевёрнутая надпись красными чернилами Vospro.



Так вот, с Пондико приключилась занятная история. Со временем горе-картографы осознали ошибку своих предшественников и, решив исправить её, вернули название туда, где, как им казалось, ему и следовало быть – на место древнего Пантикапея. При этом, правда, они не учли того, что к моменту «восстановления исторической справедливости» население небольшого посёлка на месте старого Мирмекия уже привыкло называться жителями Пондико. Как результат, действия незадачливых картографов создали излишнюю путаницу, а к Керчи незаслуженно приклеилось очередное имя – Пондико, зачастую употребляясь через дефис с Воспоро.

Прежде чем мы перейдём к следующему, теперь уже турецкому, периоду в жизни города, упомянем ещё об одном его названии – названии, которое стоит особняком в общем списке имён, использовавшихся в XIV – XV вв. Речь идёт о кратком упоминании греческим писателем XV ст. Лаоником Халкокондилом в своей «Истории» о татарской торговле пленниками – черкесами, мингрелами и аланами, которых татары отводили на Боспор в город Карею (Καρέαν). Учитывая то, что, кроме данного автора, больше никто из историков, живших в Позднем Средневековье, не упоминает о таком названии города, очевидно, что мы имеем дело с сугубо книжным, не употреблявшимся в реалиях того времени именем Керчи, почерпнутым Лаоником Халкокондилом из труда собрата по перу почти тысячелетней давности – «Гетики» Иордана, о котором уже рассказывалось ранее.

Ну а теперь продолжим свой бег по страницам городской истории. В последний день мая 1475 года к Каффе подошёл османский флот, ведомый одним из лучших полководцев султана Мехмеда II, великим везирем Гедык Ахмет-пашой: в пять дней он взял город на капитуляцию, а затем в течение семи следующих месяцев завоевал и остальные города и веси Газарии, включая и Керчь. Воспоро был выделен из владений крымского хана, который отныне становился вассалом турецкого султана, и включён в состав Кефинского санджака (с 1588 года – Кефинского эялета) – области, охватывавшей все бывшие генуэзские колонии в Крыму, подчинявшейся Стамбулу и управлявшейся османским чиновником. Турки именовали его на свой манер – Герзети (Ghersety, Gherseti или Ghirsiti). Это необычное для европейского уха название, судя по всему, является искажением уже упоминавшегося итальянского «Черкио», а через него тюркских «Карша», «Карх» или «Керш».



Рисунок 14. Керчь со стороны верхней дороги в Еникале. Гравюра художника Карло Боссоли, 1856 год.

Во времена турецкого владычества город пришёл в упадок. Новый этап в его развитии начался лишь после того, как в 1774 году он вместе с прилегающими окрестностями и крепостью Еникале, согласно условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора, вошёл в состав Российской империи под именем Керчи. Это новое и на данный момент последнее из встречавшихся в истории название города породило различные версии своего происхождения, включая и совсем анекдотичные. Так, некий доктор Энтони Грант, архидьякон собора Сент-Олбанс, предположил в своей книге «Очерк истории Крыма», что оно является искажённой татарской формой слова «Черкессия». Некоторые исследователи полагают, что «Керчь» – это искажённое турецкое «Герзети», хотя мне кажется более вероятным происхождение этого слова непосредственно от «Карша», «Карх» или «Керш», минуя турецкое «Герзети».

* * *

Итак, дорогой читатель, вот мы и завершили своё путешествие по истории города. Перед нашим взором проходили имена оригинальные, непохожие одно на другое (Аполлония, Пантикапей, Кесария, Боспор, Карша, Росия, Порт святого Иоанна), равно и производные формы от старых имён, вызванные к жизни особенностями языка различных народов (Пантикапей – Пондико, Кесария – Кареон – Карея, Боспор – Воспоро, Карша – Карх – Корчев – Керш – Черкио – Герзети – Керчь). И, тем не менее, из всей этой череды названий, от которой у неподготовленного человека рябит в глазах, выделяется своей долговечностью имя, данное городу почти пятнадцать веков назад, давным-давно сошедшим с исторической сцены небольшим тюркским народом, – имя, которое с некоторыми фонетическими новациями носит город и поныне.

В связи с этим вспоминается дивная история, рассказанная в 1660-х гг. османским путешественником Эвлией Челеби на страницах его «Книги путешествий». Местный проводник, показывая ему город и окрестности, рассказал образованному турку историю возникновения символа древнего Пантикапея – грифона, – мраморная плита с изображением которого была вмурована в крепостную стену. Не будучи силён в эллинской мифологии, абориген так разъяснил любознательному путешественнику значение этой чудной животины «на четырех ногах, с крыльями и верблюжьей головой»: «Неверные были искусны в науке астрологии и сделали это изображение столь тонко и искусно, что показали этим, что когда-нибудь в эту страну прилетит, как птица, татарский народ на верблюдах».

Предсказание древних провидцев о грядущих властелинах этих земель, рассказанное туземным «гидом» своему учёному собеседнику, столь же фантастично, сколь реально и удивительно оставленное этими властителями наследие: уже многие столетия тюрки – хазары, татары и турки – не владеют Керчью, да и их потомков среди нас не так много, но подарок городу, сделанный ими однажды, продолжает ненавязчиво напоминать его жителям о некогда великом народе.
_______________________________________________________________________

Если Вам понравился рассказ, Вы всегда можете отблагодарить автора по этим реквизитам:

WebMoney: R325512988977
Яндекс.Деньги: 410012984279863.
Tags: Город и его имена, Керчь, Крым, история, публикации
Subscribe

  • «ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА»

    Как следует из названия данной заметки, посмотрел я на праздниках российский сериал, посвящённый гибели группы Дятлова и по этому поводу хотел бы…

  • КОЛДУНСКО-КОСМИЧЕСКО-КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОЕ...

    Дождик капал на рыло И на дуло Чубакки, Органа нервно курила, Йода был с бодуна... М-да уж… На дворе Великая суббота, завтра –…

  • Я ШАГАЮ ПО ЛУНЕ...

    Высадились американцы на Марс, а их там встречают зелёные человечки и говорят, что янки, увы, не первые земляне, которых тут побывали. – А…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments