Пан Гридь (grid_ua) wrote,
Пан Гридь
grid_ua

Category:

ПРОПАГАНДА, ТЕКСТОЛОГИЯ И ГРАФОЛОГИЯ

Давненько я не писал о событиях столетней давности и их фигурантах. Исправляюсь.

Для начала небольшая цитата из воспоминаний видного большевика, литературного критика, редактора нескольких энциклопедических изданий (Большая и Малая Советские Энциклопедии) и полных собраний сочинений некоторых русских классиков, а также одного из отцов-основателей советской цензуры Николая Леонидовича Мещерякова: «Всем известно, что Ленин вёл очень скромный образ жизни как за границей, так и в России. Жил он невероятно скромно. Он больше всего любил порядок, царивший всегда в его кабинете и в его комнате, в отличие, например, от комнаты Мартова: у Мартова всегда был самый хаотический беспорядок – всюду валялись окурки и пепел, сахар был смешан с табаком, так что посетители, которых Мартов угощал чаем, часто затруднялись брать сахар. То же самое творилось и у Веры Засулич. У Ленина, напротив, был необыкновенный порядок, воздух в комнате всегда чистый. Если у него в комнате закуривали, он хотя в то время ещё и не запрещал курить, но начинал морщиться, открывал форточки и вообще обнаруживал большое неудовольствие…».



Члены Союза борьбы за освобождение рабочего класса:
сидят (слева направо) В.В. Старков, Г.М. Кржижановский, В.И. Ульянов и Ю.О. Цедербаум;
стоят (слева направо) А.Л. Малченко, П.К. Запорожец и А.А. Ванеев.
г. Санкт-Петербург. 1897 год

Собственно говоря, то, что из облика В.И. Ульянова десятилетия культа личности благополучно вытравили всё человеческое, – это и так ясно. В результате, вместо живого человека, с его характерными чертами, надеждами и страхами, читателю приходится иметь дело с какой-то мумией. С человеком новой формации, который непогрешимее папы римского.  Доходило уже до того, что советские авторы, выполнявшие партийный заказ, загоняли сами себя в какие-то неимоверные ловушки, из которых им приходилось выбираться, проявляя даже не чудеса ловкости, а, скорее, покоряя вершины маразма и идиотизма.

Например, армянская писательница и автор знаменитой тетралогии о жизни Ленина, удостоенной Ленинской премии, М.С. Шагинян «докатилась» до таких вот «вершин» мысли в своём романе «Четыре урока у Ленина». Рассказывая читателю об эпопее, связанной с получением Ульяновым в апреле 1902 года читательского билета в Читальный зал Британского музея, Мариэтта Сергеевна приводит тексты ленинских заявлений на имя директора музея и тексты рекомендательных писем, причём как на английском языке, включая и фотокопии, так и в переводе на русском. Вроде бы ничего странного в этом нет, не так ли? Но, вот, дальше начинаются пляски с бубном: писательница внезапно понимает, что глазастый советский читатель, которому английским языком в школе плешь проели, но так и не дали возможности этот язык выучить, наверняка заметит, что скромный, как читателю поют со всех матюгальников, Ильич во всех этих документах «якает», ничуть не стыдясь, да ещё и постоянно пишет это своё «я» с прописной буквы. И Мариэтта Сергеевна с саблей на голо бросается спасать честь Ленина.

Впрочем, я такое пересказывать просто не берусь, поэтому – слово автору: «… столбик английской буквы «и» (I) равносилен у нас прежнему русскому написанию так называемой «и с точкой», а в своём гордом и прямолинейном одиночестве означает у англичан местоимение личное – «я». И пишется это «я» («ай») англичанами всегда с большой буквы, в то время как «вы» – второе лицо, вежливо проставляемое у нас с большой буквы («Вы), у англичан пишется с маленькой. Но навязчивый столбик «ай» не только пишется заглавною буквой, а и не может быть заменён в английской речи одним глаголом без «я», как у нас: «прошу», «говорю», «хочу». По-английски надо обязательно сказать: «Я прошу», «Я говорю», «Я хочу»; и в рассказе от первого лица это «Я» перед многочисленными обозначениями действия всегда торчит, как частокол, предваряя глаголы и надоедая своим повторением. Но пропускать и не писать его было бы в английском языке простой неграмотностью, и Ленин не мог убрать или уменьшить число своих «я» из коротенького письма. В первом же заявлении, состоящем из семи строк, ему пришлось употребить его три раза и притом не в середине (как бы мимоходом), а в самом начале речи: «Я прошу», «Я приехал», «Я включаю»…».

Смешно? Это вы ещё продолжения истории не знаете, а оно, признаться, заслуживает какой-нибудь премии. Вообще, удивительная штука: никто так не развенчивал весь идиотизм советской власти, как она сама. Впрочем, продолжим: «И вот теперь я подхожу к той маленькой странности Ильича, о которой упомянула выше. Дело в том, что «и с точкой» пишется с точкой лишь в маленькой букве, а когда она большая, то есть заглавная, ставить над ней точку не принято. Я не видела нигде и никогда ни в одном европейском факсимиле (автографе), чтоб кто-либо ставил над заглавной латинской буквой «и» (столбиком, похожим на единицу) неожиданно крепкую и явственную точку. Англичане пишут своё «Ай» – «Я» – всячески: большим рогом, хлыстом, полукружием, даже всякими закорюками и завихрениями, но никто, нигде и ни разу, судя по личному моему опыту, не поставил над своим большим заглавным «и» точку. А вот Ильич в своих заявлениях директору Британского музея, красиво опуская заглавное «ай» под строку, всюду возносил над его головой отчётливую, крепкую, маленькую чёрную точку – i. Это удивительно, потому что до Ленина этого никто не делал. Каюсь, для меня, когда думаю и пишу о Ленине или когда его читаю, нет мелочи даже в самомалейшей мелочи. Всё хотелось бы объяснить, понять, свести к целому. И тут мне начинает казаться: может быть, выросшее английское «Я» смущало Ленина, доставляло ему чувство неловкости, тем более, когда приходилось «вы» писать с маленькой буквы? [Выделено мной. – Пан Гридь] Может быть, твёрдо, с нажимом ставя свою точку над этой вознесённой головой «Я», Ильич хотел поставить его в строй остальных слов фразы, как бы несколько приравнять его к остальному алфавиту маленьких букв?..».

Короче говоря, Ленину было стыдно за английский алфавит, поэтому он…

Ладно, оставим эти бредни советской пропаганды. Я, когда начинал писать эту заметку, хотел поинтересоваться у уважаемой публики о другом. Если мы вернёмся к цитате из воспоминаний Н.Л. Мещерякова, кто-нибудь в курсе: а как на самом деле обстояло дело с… хм… бытом Мартова и Засулич?
Tags: XX столетие, Мариэтта Шагинян, Николай Ленин, Россия, Юлий Мартов, история, фальсификация истории, цитаты
Subscribe

  • СТАРЫМИ СЛОВЕСАМИ ДА НА НОВЫЙ ЛАД

    Смотрю я окрест себя на всё то безобразие, что творится сейчас по случаю юбилея сами знаете какого события, и на душе тошно становится. Ни дать, ни…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (2)

    Продолжение. Предыдущая часть тут. Ну, а мы с вами продолжаем читать новейший (хотя как – новейший; скорее – слегка покоцаный…

  • ТРУСЫ И КРЕСТИК (1)

    М-да уж… Люблю, знаете ли, иногда, так сказать для душевного отдохновения, полистать какой-нибудь пропагандистский талмуд, изданный к…

promo grid_ua january 8, 2019 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment