?

Log in

No account? Create an account
Дорогие друзья!

За те несколько лет, что существует этот блог, здесь было опубликовано более трёхсот записей: кто-то скажет, что этого мало, кто-то заметит, что много, – и каждый будет по-своему прав. Тем не менее, полагаю, это хороший повод для того, чтобы задаться вопросом, который озвучил один из героев Джеки Чана: «Who am I?». Да, по-моему, пришло время представиться. «Что за чудеса! – воскликнет иной удивлённый читатель. – Среди уважающих себя людей принято, приходя в чужой дом, сперва называть себя, а уже потом завязывать дружеский разговор, но никак не наоборот!». Ваша правда, есть такая традиция.


Впрочем, полагаю, меня извиняет то обстоятельство, что аз, многогрешный, живу по старому ветхозаветному изречению: «Каждый получит по делам своим». И действительно, что даст читателю стандартное представление человека, о котором, вы, быть может, слышите в первый и последний раз? Похвальба? Красивые слова? Или правда? Поэтому я думаю, мои читатели сначала должны увидеть новичка в деле, а уже затем решить, хотят ли они вообще о нём что-либо узнать. Полагаю, в деле вы меня увидели. Совсем чуть-чуть. И если моё творчество вас заинтересовало, давайте знакомиться.
Несколько слов о журнале и о его автореCollapse )
За те несколько лет, что существует этот журнал, в нём появилось уже без малого четыре сотни заметок – больших и не очень, интересных и так себе. В общем, разных. И честно говоря, я уже и сам порой теряюсь: писал ли я что-то на некую тему или нет? Всякий раз, выбирая предмет для обсуждения, приходится переворачивать верх дном весь журнал, чтобы убедиться, что вопрос ещё не поднимался.

Так ведь то я, автор этих самых заметок – человек, который их пишет и, по идее, должен ориентироваться в них, аки рыба в воде! А что же говорить о вас, моих читателях?! И уж совсем страшно становится – аж волосы встают дыбом! – стоит только представить ситуацию, в которой оказывается случайный посетитель блога. Что он видит, едва зайдя сюда? Правильно – какое-то приветствие с ненужными подробностями из жизни автора, которые, если и будут кому-то интересны, то, разве что, после ознакомления с содержанием блога.


Публичная библиотека Цинциннати

В общем, поразмыслил я над эргономичностью своего журнала, не забыл бросить взгляд на маркетинговую составляющую (а то как же – в рыночных реалиях окружающей действительности даже за читателей нужно бороться!) и решил соорудить оглавление блога, в котором будут закреплены гиперактивные ссылки на наиболее интересные (конечно же, с моей точки зрения) заметки, сгруппированные по темам.

Итак, «погнали наши городских» (с)!
Содержание журнала...Collapse )
Борис Николаевич Ельцин: Глава из книги воспоминаний «Записки президента» (продолжение).

Предыдущая часть тут.


Дневник президента. 8 декабря 1991

Глядя на внешне спокойные, но все-таки очень напряжённые, даже возбуждённые лица Кравчука и Шушкевича, я не мог не понимать, что мы всерьёз и, пожалуй, навсегда «отпускаем» Украину с Белоруссией, предоставляя им закреплённый самим текстом договора равный статус с Россией.

Беловежская встреча проходила в обстановке секретности, резиденцию даже охраняло особое спецподразделение. Из-за этой сверхсекретности порой возникали неожиданные ситуации. Например, вдруг выяснилось, что в резиденции нет ксерокса. Для того, чтобы получить копию документа, его каждый раз приходилось пропускать через два телефакса, стоявшие рядом слава Богу, хоть они были.
Хотите узнать больше?Collapse )
В старом эмигрантском сатирическом журнале «Сатирикон», издававшемся в Мюнхене, нашёл очаровательный рассказ. Заменить в нём Маркса на Ленина – и рассказу цены бы не было. Особливо в очередную годовщину Октябрьского переворота. В общем, публикую, как есть. Читайте и получайте удовольствие. Хотя, признаюсь, не смешно, да и в литературном плане – поделка. Но написано весьма точно: автор прошёлся по всем основным «заслугам», которые приписывали себе коммунисты.

Приземление Карла Маркса

Шутка в одном действии

Действующие лица: Карл Маркс и американский рабочий Мафусаил Диллиндиллинджер (сокращённо «Мэф»). Действие происходит в США, куда Карл Маркс внезапно спустился в день семидесятилетия со дня своей смерти.


Маркс (запыхавшись): Ну, как, товарищ, боретесь?

Мэф (вынув трубку изо рта): Понемногу. Так, в две неделе разок!

Маркс (обрадовано): Классовая борьба?

Мэф: Безусловно. Я, например, принадлежу к полутяжёлому классу. Но теперь я больше занимаюсь гольфом. Иногда мечу молот…

Маркс: С серпом?! Против акул капитализма?
Хотите узнать больше?Collapse )

УЛЬЯНОВ-ГИМНАЗИСТ

Согласно закону сохранения энергии, ничто не возникает ниоткуда и не исчезает в никуда. В этом смысле можно сколь угодно долго рвать волосья на собственном темени, посыпать плешь пеплом и заливаться горючими слезами, вопя «Увы мне, грешному! Горе мне, окаянному!», но оттого проблемы, кои переживает нынче Россия, в большинстве своём родом из прошлого. Это скорее даже родимые пятна страны и её народа.

«Разбудите меня лет через сто и спросите, что сейчас делается в России. И я отвечу – пьют и воруют». Этой знаменитой цитатой М.Е. Салтыкова-Щедрина далеко не исчерпываются примеры таких родимых пятен. Не так давно я прочитал о разгорающемся скандале вокруг известного московского педагога: человеку в канун выпускных экзаменов, прошедших минувшим летом, неизвестный прислал экзаменационные задания с верными ответами. Вместо того, чтобы поблагодарить учителя, который поднял тревогу, чиновники от образования решили его засудить. Это так по-российски. Ну да Бог с ним, с чиновничеством (учителю же, наоборот, желаю успеха и всяческих благ!) – я о другом хотел написать: ежели кто-то полагает, что такая ситуация с проведением экзаменов нонсенс, он очень сильно заблуждается.


Семья Ульяновых. Симбирск. 1879 год

Вот вам пример из «позапрошлой жизни» – из старой императорской России. Цитата обширная, за что сразу прошу прощения у читателей, но прежде несколько слов о её авторе.
Хотите узнать больше?Collapse )

О ХОРОШЕЙ ЖИЗНИ

По поводу очередной годовщины. Пока со всех сторон раздаётся звон мечей харалужных, да звук сшибок ратей, идущих одна на другую в исступлённом стремлении доказать, чем был Советский Союз на самом деле – то ли царством Божием на земле, то ли царством Антихриста, – давайте-ка малость попарим над схваткой, яко орлы в небеси.

Итак, чем был СССР и что он дал людям? Ибо только так: не человек для государства, а государства для человека. Те, кто считают иначе, полагая, что «пускай хоть каменюки с неба падают, лишь бы процветала Россия», нехай идут куда подальше: в этом блоге мест для дураков нет, «тут вам не здесь» (с).


Пожалуй, единственное, что можно записать в актив советской власти – это то, что никогда в своей истории народы, населявшие Советский Союз, не жили лучше, чем в 1970-е годы. Это их, так сказать, золотой век. И на этом, пожалуй, всё. Больше позитива у меня для вас нет. Кончился весь.
Хотите узнать больше?Collapse )

ВО ИМЯ ГОСПОДА!

Просто удивительно, какими жлобами иной раз могут оказаться люди, а особенно адепты всевозможных сект.

Некий Александр Мазер, последователь основателя методизма Джона Уэсли и один из первых проповедников их учения, отправляясь в Ирландию с патроном по своим сектантским делам, задался вопросом: а сколько денег необходимо выделять супруге на пропитание, пока он находится в «служебной командировке»? Братья по вере в свою очередь поинтересовались у него, сколько он считает нужным выложить супружнице. Мистер Мазер почесал затылок и назвал сумму – 4 шиллинга в неделю, которую братья посчитали чрезмерной. Правда, потом названная Александром Мазером цифра была признана методистами подходящей, и ещё многие годы размер всех пособий рассчитывался исходя из этой ставки.


Джон Уэсли. Портрет кисти художника Уильяма Гамильтона. 1788 год

Итак, 4 шиллинга в неделю – это 48 пенсов в неделю или почти 6,9 пенсов в день. Для пропитания детей ставка была снижена почти в два с половиной раза: в квартал на «корм» одному ребёнку полагалось выдавать 20 шиллингов, что в пересчёте на неделю составляло 20 шиллингов, или почти 2,9 пенса в день.

Потом доблестный проповедник вспомнил, что со своими проповедями он не каждый день шляется по старой доброй Англии, а какое-то время проводит дома. Стало быть, следует оптимизировать затраты на его собственный прокорм в эти дни. Почесав в очередной раз макушку, он выдал для такого случая новую ставку: в день на организацию процедуры принятия пищи для его собственной персоны он выдавал на руки жене 1 шиллинг и 6 пенсов. Итого – 18 пенсов, которые распределялись на четыре приёма пищи следующим образом: на завтрак – 4 пенса, на обед – 6 пенсов, на чай – 4 пенса и на ужин – 4 пенса. Кроме того, мистер Мазер не забывал вычитать часть денег из выделяемой ежедневно суммы в случае, ежели бывал приглашён в тот день куда-либо.

ТРАВА У ДОМА

Залез тут сегодня в одну сетевую библиотеку поискать, чего бы почитать. Весьма неожиданно набрёл на исторический роман, писанный ещё в эпоху исторического материализма, – «У моря Русского» (Издательство «Крым»: Симферополь, 1961).  Автор – некий Аркадий Степанович Крупняков: говорят, что после войны он даже десять лет оттрубил корреспондентом «Крымской правды», т.е. хотя бы на натуре побывал. Может быть, не спорю. Но, вот, аннотация меня как-то не убедила. Я бы даже сказал, опечалила. Кстати, вот она:


«Немало интересных страниц хранит история Крыма. Одна из них освещена писателем А. Крупняковым в романе «У моря Русского».  XV век. Год 1473. Крым, раздираемый на части татарами и генуэзцами. Ненасытная алчность татарских ханов, бесстыдное торгашество генуэзских купцов. Жестокость завоевателей и потоки народной крови. Звон невольничьих цепей на пыльных дорогах и угнетение бесправного бедного люда. Предательство и подлость «владетелей» Крыма, готовых истребить друг друга в борьбе за власть и золото… Таков конкретно-исторический фон романа.  На защиту угнетенного иноземцами народа выступает со своей «ватагой» Василько Сокол, свободолюбивый, смелый и гордый. Верными друзьями и соратниками его становятся Никита Чурилов, честный и правдивый гость сурожский, дочь его Ольга, другие герои романа.  Борьба с завоевателями, стремление к свободе угнетенного народа – основная тема произведения».

Много думал, пытаясь определить сорт травы, которую курил автор. Не смог.

РЕЦЕНЗИЯ ОТ ДОНА QEBEDO

Сохраняю тут рецензию от уважаемого qebedo на мой опус «Город и его имена». Делаю это не ради самолюбования и рекламы, а для памяти, дабы не потерять рецензию в информационном море, как уже не единожды терялись многие цитаты, цифры и прочие факты...



Когда просят сделать что-нибудь «по дружбе», например, отрецензировать статью, часто берешься, «скрипя сердцем» – и не потому даже, что «труд упорный ему был тошен», а из-за необходимости «блюсти политес». Одно дело – громить молниями опусы неизвестных тебе бумагомарателей, «старушек-чушьнесушек», другое – тщательно подбирать вежливые слова, чтобы насмерть не обидеть того, кого и не хотелось бы (но ведь вариант наврать мы не рассматриваем в принципе, у нас всё честно)...

Посему я испытал чувство глубокого облегчения, когда, познакомившись со статьей всем нам (ну, как вам – ХЗ, а мне так давно) хорошо известного grid_ua (он же Г. Бойченко – я никого не палю, статья честно подписана) «Город и его имена», посвященную «истории этимологии» (то бишь, разбору всех тех многочисленных названий, которые носил) его родного (открываю страшную тайну) город-герой Керчь. Оказалось, что никакой политес не нужен – перед нами 24 страницы (я знакомился с ПДФ-версией) хорошо читаемого (ибо хорошо написан) текста в жанре научпоп (более, конечно, -поп, чем науч-, но автор этого совсем не скрывает, и никаких попыток выдать произведение за ученую статью не делает).

Что это такое? Очерк того, как и когда появлялись имена города – от самого древнего Пантикапея, через Боспор, Каршу-Карх, Росию (ага, даже так), Корчев, Керш и «некоторыЯ иныЯ» к современной Керчи. Для объяснения чего автор «слегка ныряет» в античные и средневековые источники (греческие, арабские, древнерусские, итальянские и пр.), не довольствуясь простым перечислением, а и поясняя для самых необременённых излишними знаниями читателей, откуда что взялось. Академизма никакого нет (даже сносками читателя не грузят) – есть живой псевдодиалог (когда автор отвечает на «вопросы удивленного читателя»). Текст оный, думаю, украсит собой в качестве визитной карточки любой керченский портал (такие есть?), от официального до развлекательного – ау, где вы, жители отечества, в котором еще живут пророки?..

И в результате получилось то, что, я думаю, невредно будет почитать любому человеку, интересующемуся историей Крыма. Тем паче, что размер сочинения невелик – москвичам так вообще на одну поездку в метро. Как его получить? Обращайтесь к автору, ибо, честно говоря, не знаю, насколько актуален этот его призыв к потенциальным читателям.


ЛИТЕРАТОРЫ И ЖИЗНЬ (6)

Продолжение. Начало тут.

Сэр Уолтер Скотт, коего в наших Палестинах традиционно вот уже двести лет кличут Вальтером (вспомнилось, как недавно, на минувшем чемпионате мира по футболу, один российский комментатор, разглагольствуя перед телезрителями, что по правилам сербского языка ударение в фамилиях сербских футболистов надо делать не там, где их в действительности делают российские болельщики, закончил свой спич фразой: «Впрочем, это неважно!»), на закате своей жизни был весьма популярен в Европе, а на родине так и вообще образовался настоящий культ его личности.


Сэр Уолтер Скотт в 1824 году. Портрет кисти художника сэра Эдвина Генри Лэндзира

Русский историк и путешественник Александр Иванович Тургенев после своего посещения поместья Эбботсфорд Хаус наведался в столицу Шотландии, где по собственному свидетельству «везде видел бюсты, почти в каждом доме, В. Скотта». По поводу этих бюстов ходил даже замечательный анекдот. Когда некий художник итальянец, промышлявший их изготовлением, встретил на эдинбургских улочках писателя, то остановил его со словами: «Я множество делал таких голов!» и одарил сэра Уолтера одним из своих изделий.

Profile

штандарт Перемышльской земли
grid_ua
Пан Гридь

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner