?

Log in

No account? Create an account
Дорогие друзья!

За те несколько лет, что существует этот блог, здесь было опубликовано более трёхсот записей: кто-то скажет, что этого мало, кто-то заметит, что много, – и каждый будет по-своему прав. Тем не менее, полагаю, это хороший повод для того, чтобы задаться вопросом, который озвучил один из героев Джеки Чана: Who am I?. Да, по-моему, пришло время представиться. «Что за чудеса! – воскликнет иной удивлённый читатель. – Среди уважающих себя людей принято, приходя в чужой дом, сперва называть себя, а уже потом завязывать дружеский разговор, но никак не наоборот!». Ваша правда, есть такая традиция.


Впрочем, полагаю, меня извиняет то обстоятельство, что аз, многогрешный, живу по старому ветхозаветному изречению: «Каждый получит по делам своим». И действительно, что даст читателю стандартное представление человека, о котором, вы, быть может, слышите в первый и последний раз? Похвальба? Красивые слова? Или правда? Поэтому я думаю, мои читатели сначала должны увидеть новичка в деле, а уже затем решить, хотят ли они вообще о нём что-либо узнать. Полагаю, в деле вы меня увидели. Совсем чуть-чуть. И если моё творчество вас заинтересовало, давайте знакомиться.
Несколько слов о журнале и о его автореCollapse )
promo grid_ua january 8, 09:00 3
Buy for 10 tokens
Говорят, в новый год нужно входить с чем-то новым – тёплым, добрым, позитивным. Посему 2019-ый год в этом журнале я начну публикацией своего очерка, о котором уже неоднократно упоминал, – «Город и его имена». Тем более, что вряд ли читатели этого блога en mass e…
За те несколько лет, что существует этот журнал, в нём появилось уже без малого четыре сотни пять сотен заметок – больших и не очень, интересных и так себе. В общем, разных. И честно говоря, я уже и сам порой теряюсь: писал ли я что-то на некую тему или нет? Всякий раз, выбирая предмет для обсуждения, приходится переворачивать верх дном весь журнал, чтобы убедиться, что вопрос ещё не поднимался.

Так ведь то я, автор этих самых заметок – человек, который их пишет и, по идее, должен ориентироваться в них, аки рыба в воде! А что же говорить о вас, моих читателях?! И уж совсем страшно становится – аж волосы встают дыбом! – стоит только представить ситуацию, в которой оказывается случайный посетитель блога. Что он видит, едва зайдя сюда? Правильно – какое-то приветствие с ненужными подробностями из жизни автора, которые, если и будут кому-то интересны, то, разве что, после ознакомления с содержанием блога.


Публичная библиотека Цинциннати

В общем, поразмыслил я над эргономичностью своего журнала, не забыл бросить взгляд на маркетинговую составляющую (а то как же – в рыночных реалиях окружающей действительности даже за читателей нужно бороться!) и решил соорудить оглавление блога, в котором будут закреплены гиперактивные ссылки на наиболее интересные (конечно же, с моей точки зрения) заметки, сгруппированные по темам.

Итак, «погнали наши городских» (с)!
Содержание журнала...Collapse )
Как-то грустно на душе. Посему, поразмыслив о вечном, а также в ознаменование 75-ой годовщины освобождения моего родного города от германских и румынских оккупантов (а вот хрен вам, товарищи «красные», а не «немецко-фашистские захватчики»!), которая стукнула вот прямо сегодня, предлагаю шановному панству следующее безобразие.

Аз многогрешный приглашаю вас сыграть шахматный матч из двух партий (одна – белыми, другая – чёрными) по переписке (по электронной почте). Контроль времени – стандарт ИКЧФ: 40 дней на каждые 10 ходов с накоплением. Обе партии, естественно, играются одновременно. Ежели количество желающих будет больше одного (ну а вдруг!?), готов сразиться с каждым в обозначенном формате. Ах да, совсем запамятовал: мне в принципе не важно, как играть: для меня в значительной степени более важен сам процесс, нежели его результат, хотя, конечно, от победы я не откажусь. Но, тем не менее, если желаете использовать программы – Ваше право: я в обиде не буду.



Ну и дабы удавить в колыбели ненужные ожидания и, соответственно, никого не разочаровать, предупреждаю сразу: я шахматы люблю, хотя и не особый в них мастак – твёрдый 3-ий или, быть может, 2-ой (но это уже потолочный потолок!) разряд.

В общем, все желающие бросить кирпич перчатку айда в комментарии или в личку!!!


Не помню уже, писал я об этом или нет, посему, не мудрствуя лукаво, выскажусь (возможно, повторно). Как, вероятно, многие читатели этого блога заметили, я очень люблю статистику. Ну, просто оттого, что, опираясь на статистические данные (естественно, корректно собранные), всегда можно составить представление о том или ином явлении, более объективное, нежели из изучения целой кипы служебных записок, справок, заметок для памяти и просто мемуаров. Но одновременно с этим я терпеть не могу статистиков, кои, как правило, оказываются или людьми недалёкими, или обыкновенными шарлатанами. Какое из этих двух зол – врали и дураки – хуже, для себя я так и не определил, но, при любом раскладе, мне одинаково неприятны и те, и другие.



Так вот, заглянул я нынче по надобности на сайт Росстата и скачал там довольно старый – 2015-го года рождения! – сборник «Сельское хозяйство, охота и охотничье хозяйство, лесоводство в России 2015: Статистический сборник». В конечном итоге, того, что мне надо, я там так и не нашёл (кто бы сомневался?), но, вот, листая оный гроссбух, набрёл на весьма специфическую работу современных российских статистиков. Да, я не вчера родился и прекрасно знаю, что нынче Росстат не пинает только ленивый: благо, есть за что. Но отчего бы и мне не приложиться от души, раз такой хороший повод подвернулся?
Хотите узнать больше?Collapse )

ВОЕННЫЙ СОВЕТ

1380-ый год. Великое княжество Владимирское. Москва. Кремль. Посередь белой, свеже оштукатуренной горницы за большим дубовым столом сидят шесть дородных мужей: во главе стола – сам князь владимирский и московский Дмитрий Иванович, по правую руку от него – удельный князь серпуховской, дмитровский, галицкий и боровский Владимир Андреевич, князь псковский Андрей Ольгердович с братом удельным князем брянским Дмитрием Ольгердовичем, по левую руку – боярин Дмитрий Михайлович Боброк Волынец да окольничий Тимофей Васильевич Вельяминов. Чуть поодаль, в углу под иконами, примостился за маленьким столиком дьячок – с листом пергамента, чернилами и большим гусиным пером наготове: буде князь слово молвить изволит, всё запишет.



Смеркается. По углам горницы на высоких подставках потрескивают толстые восковые свечи, отбрасывая причудливые тени на стены. Собравшиеся молча, исподлобья наблюдают за великим князем, Дмитрий Иванович поднимает задумчивый взор, окидывает им советников и лишь затем, выдержав паузу, произносит, обращаясь к Вельяминову.
Хотите узнать больше?Collapse )

НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ

Книга Карена Нерсесовича Брутенца «Тридцать лет на “Старой площади”» – прекрасное свидетельство современника как о Советском Союзе второй половины ХХ-го века, так и о его внешней политике. Причем свидетельство, насыщенное фактами и их авторским восприятием. Отдельный шарм книге добавляет личность автора, без малого три десятилетия проработавшего в аппарате ЦК КПСС (в его Международном отделе) и курировавшего страны «третьего мира». В этом смысле мемуары Брутенца по своей информативности соперничают с дневниками его коллеги Анатолия Сергеевича Черняева.

Из интересного – о нравах в Академии общественных наук при ЦК КПСС в конце 1950-х гг. [Брутенц К.Н. Тридцать лет на «Старой площади». – М.: «Международные отношения», 1998. – с. 103 – 104].:

«Функцию научного руководителя Юрий Павлович [Францев. – Пан Гридь] выполнял своеобразно. Раз в две недели – месяц приглашал к себе в «Правду», обычно к девяти часам вечера. Я просиживал в его кабинете до поздней ночи (тогда «Правда» выходила в два-три часа), наблюдая, как он диктует свои и правит чужие статьи, даёт задания, разговаривает по телефону с начальством. Отрываясь от этих занятий, он вёл со мной беседы, но отнюдь не на диссертационные темы. Я, однако, чувствовал, что это «пустое» времяпрепровождение куда ценнее любой педагогики.



Кандидат в члены ЦК КПСС доктор исторических наук, академик АН СССР Юрий Павлович Францев. Он же – Георгий Павлович Францов.

К моменту выхода «Правды» Францев заказывал машину и порой по пути домой (а жил он в десяти минутах езды – в высотном здании на площади Восстания) обращался к диссертационным делам. К диссертации моей Юрий Павлович замечаний никаких не сделал, хотя, надеюсь, её прочёл. Зато автореферат он забраковал и сам переработал, заявив: “Вы должны были писать его, держа перед собой на столе портрет Тимофеевского (заведующий кафедрой истории КПСС, особенно ревностный хранитель ортодоксии и гонитель ревизионизма). Из вашего реферата должно быть ясно, что вы работали над чем-то и пришли к каким-то выводам, но совершенно не ясно, над чем работали и к каким выводам пришли.”».

Когда кто-то пытается объяснить, в чём вся соль т.н. self-made man, всякий раз этот кто-то упускает главный ингредиент из рецепта – фантастический, просто феноменальный напор, который сродни наглости (не)обыкновенной. Возьмём для примера такого известного персонажа, как Лейба Давидович Бронштейн, более известный под псевдонимом Лев Троцкий. Вот небольшая цитата из книги Ю.Г. Фельштинского и Г.И. Чернявского «Лев Троцкий. Книга первая: Революционер, 1879 – 1917 гг.», рисующая целеустремлённость героя, только-только сбежавшего из сибирской ссылки и оказавшегося в Австро-Венгрии:



«... Первое впечатление, которое произвела на пришельца из сибирской ссылки Вена, можно определить как шоковое. Были две причины такого состояния. Одна, быстро преодоленная, относилась ко всем людям, которые попадали в чужую страну впервые, наивно полагая, что знают язык этой страны, но, как оказывалось, не могли понять почти ни слова из того, что говорили прохожие. Вторая, более существенная причина, была связана с австрийской и вообще центрально-европейской ментальностью, которая отличалась спокойствием, упорядоченностью, правильным режимом, неизменным распределением времени, отводимого на работу и на отдых. Троцкий с его бурным темпераментом никак не мог ожидать, что такое свойство может относиться не только к мещанским слоям – к ним он испытывал чувство презрения, но и к социал-демократам, к их лидерам, даже к тому человеку, который не только в его представлении, но во всем 2-м Интернационале рассматривался как общепризнанный «вождь» австро-венгерского рабочего движения, к 50-летнему Виктору Адлеру, с которым Троцкий решил встретиться во что бы то ни стало немедленно по прибытии в Вену в полной уверенности, что Адлер забросит все дела, чтобы обеспечить ему дальнейшее продвижение в швейцарский Цюрих, где проживал видный русский марксист Павел Борисович Аксельрод, один из основателей группы «Освобождение труда». Собственно говоря, Лев мог бы просто купить билет на поезд до Цюриха, ибо на австро-швейцарской границе документы проверялись лишь формально, но у него не было достаточной суммы денег, а рисковать безбилетным проездом через границу он не решался. Аксельрод же, в свою очередь, должен был помочь Троцкому добраться до Лондона, где находился Ленин.
Хотите узнать больше?Collapse )

«НА ЖИВЦА» (4)

На живца (окончание).

Предыдущая часть тут.



4.

Сентябрь в нынешнем году в Карелии выдался достаточно сухим и тёплым: дожди, хотя и случались, но не часто, а столбик термометра держался днём на отметке в 10 – 12 градусов тепла. Зато ночи стояли холодные. Вот и сегодня ближе к полуночи температура опустилась куда-то в район нуля. Было зябко и хотелось спать.
Хотите узнать больше?Collapse )

«НА ЖИВЦА» (3)

На живца (продолжение).

Предыдущая часть тут.



3.

– Сусликов, твою мать! – Полковник был в ярости. Он встал из своего видавшего виды кресла и, опершись двумя кулаками о письменный стол, заваленный бумагами, и выставив по направлению к собеседнику бордовую лысину, напоминал быка, бьющего копытом о землю и вот-вот готового атаковать тореадора. – Ты что за спектакль в доме господина Синюхина устроил? Что это, я тебя спрашиваю, за «Секретные материалы»? В детстве в казаки-разбойники не наигрался?
Хотите узнать больше?Collapse )

«НА ЖИВЦА» (2)

На живца (продолжение).

Предыдущая часть тут.



2.

Недалеко от дорожного знака с перечёркнутым словом «Таёжск», предупреждающего водителей о том, что они покидают границы славного карельского городка, затерявшегося посреди дремучих, первозданного вида, лесов, дорога делала крутой поворот, оставляя по правую сторону от себя огромный участок земли, очерченный высоким кирпичным забором. Посреди участка, утопая в зелени вековых дубов, возвышался трёхэтажный особняк. Несмотря на живописную местность и прекрасно заасфальтированную магистраль, местные водители предпочитали другой маршрут для выезда из города: охрана этого поместья старательно отгоняла проезжающих так, как, наверное, двести лет назад дворовые холопы отгоняли крестьян, скрип ползущих по просёлку телег которых, не давал спать барину. Из окрестных лесов в это время доносился птичий гомон и крики прочей живности, что настраивало владельцев поместья на благостный лад.
Хотите узнать больше?Collapse )

Profile

штандарт Перемышльской земли
grid_ua
Пан Гридь

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner